Новости

Леонид Якубович: "В ДТП народу гибнет больше, чем в Афганистане"

- Леонид Аркадьевич, что-то случилось? Вы попали в ДТП? Откуда такое желание высказаться на эту тему?

- Слава богу, не попал, хотя попадал, и не раз. Помните, многие годы при ГАИ-ГИБДД существовал так называемый общественный совет? В него входили одни блатные, их было больше, чем сотрудников ГАИ, они получали заветную "ксиву" и на дороге были неприкасаемы - теперь этого совета нет. Создается новый совет с довольно широкими полномочиями, я приглашен в его состав наряду с другими известными людьми. На сегодняшний день у нас на дорогах за год гибнет народу больше, чем в многолетних войнах, включая Афганистан и Чечню.

- Да, такая статистика - позор для России.

- Я думаю, что это не просто стыд и позор. Поэтому я попросил о встрече. Мы затеяли широкий разговор на эту тему - со всеми.

- Простите, а кто мы? Кто еще входит в общественный совет из тех, кого мы знаем?

- Членов нового общественного совета на сегодняшний день человек 15. Но я говорю сейчас о людях публичных, каждый из которых готов работать, поскольку сам является участником дорожного движения. На мой взгляд, дело пришло к тому, что эта проблема относится к вопросам национальной безопасности. То, о чем мы сейчас говорим, это следствие.

- Следствие чего?

- Сложившаяся ситуация - социальная болезнь нации. Несколько примеров: холера, туберкулез. Стали засыпать дустом могильники, помойки и так далее - пропала холера. Людей выселили из сырых подвалов, пропал туберкулез. Появились большие города: задымления, выбросы, некачественные продукты питания - резко вырос процент онкологических заболеваний. Особенно у детей. С этим тоже научились бороться. А что делать со смертностью на дорогах? Начнем с одного странного слова - культура. Культура не рождается сама по себе. Культура - это все, что впитывает человек с детства, он точно знает, что самая красивая женщина - это мама, а самый сильный человек - это папа. Культура - это все вокруг: окружающие дома, цвет автомобилей, одежда, красота или уродливость города или деревни, где он живет, это то, как с ним разговаривают, каким языком, это церковные службы, колокольный звон, трава, листики, цветочки. Все это - культура той страны, в которой он живет, и которую он понесет дальше. Эта культура воспитывается. Из этого следует, что если сегодня в школе введены факультативы по православию, по истории православной церкви, также надо вводить уроки культуры на дорогах. Мы все пересаживаемся на колеса. Причем я убежден, что дети в это будут играть с удовольствием. Во всех детских учреждениях, во всех парках культуры и отдыха должны быть маленькие городки, в которых дети будут с удовольствием играть в гаишников, в пешеходов и водителей. Сочинения надо писать на эти темы, кстати, мнения школьников могли бы быть очень интересными, но кто ими когда интересовался?

Ведь на дороге от жизни до смерти - папиросная бумажка. Даже не шаг. Просто миллиметр. И этот миллиметр покупается?!

Когда я был маленьким, 55 лет назад, я помню, как по разделительной полосе улицы любого города, по середине широкой сельской улицы ходил хозяин в милицейской форме, с планшеткой на боку, к которому всегда можно было подойти и обратиться с любым вопросом. Этот хозяин улицы мог перевести старушку через дорогу, остановить транспорт и помочь пионерскому отряду перешагнуть на другую сторону. Сегодня же в отношении человека в форме у людей выработался некий стереотип. Он может быть обоснованный, не очень обоснованный, но он есть: все менты ворюги. Ну если не все, то большинство. Особенно гаишники, с каждым из которых можно "договориться". Договориться, собственно, о чем? Пограничники могут договориться с теми, кто переходит границу? А таможенники?

- Так ведь договариваются.

- Значит, все стоит каких-то денег? Но ведь на дороге от жизни до смерти - папиросная бумажка. Даже не шаг. Просто миллиметр. И этот миллиметр покупается?! И сколько это стоит? И тут мы приходим к довольно серьезному разговору - какова мера ответственности за преступления на дороге? И инспекторов, и водителей? Слышал я недавно человека хоть и спорного, но, безусловно, образованного - Владимира Вольфовича Жириновского. Он считает, что надо вычеркнуть из Уголовного кодекса статью, карающую тюремным заключением за ДТП, в том числе - и со смертельным исходом, плюс отменить наказание в виде лишения прав на какое-то время. Он считает, что за годы отсидки в тюрьме общество лишается водителя, который окончательно там потеряет квалификацию. Наказание за ДТП надо перевести в разряд материальных. Пусть ходит на общественные работы, вывозит мусор и платит - в этом что-то есть.

- Леонид Аркадьевич, у нас и так смешные наказания - три доллара за проезд на красный свет, а вы хотите их еще более смягчить?

- Наоборот! Бить рублем надо очень сильно, например, штраф за переход или проезд на красный свет - 50 тысяч рублей, не хотите? Это значит, что человек будет год работать, чтобы его выплатить. И его жена будет говорить сыну: "Мы живем плохо, сынок, потому что папа однажды проехал на красный свет".

- Но вы представляете, как озолотятся тогда взяточники?

- А теперь - о материальном благополучии тех, кто носит табельное оружие. Нищий офицер - это преступление государства. Бесплатный проезд, ребенок в детском саду - обязательно, жилплощадь - обязательно. Без разговоров. Ведь в любую секунду - на работе ли, на отдыхе ли, в выходной, на рыбалке эти люди обязаны встать и подставить грудь под пулю, нож. Они берут на себя то, что мы - по определению, трусости, лени, по случаю, по судьбе - просто не способны делать. И потому эти люди должны иметь огромную благодарность общества, в том числе и материальную. Но бюджету страны такую ношу сегодня не поднять, это понятно. Поэтому я предлагаю - пусть платят те, кто нарушает закон. Конкретно пусть платят. Много платят. И тогда в органы правопорядка придут настоящие профессионалы.

Я предлагаю вернуться к правильному пониманию именно этого великого слова - профессионал. Без них невозможно. Мы устали, мы отупели. Отупели от хамства, от цинизма, от безденежья. От того, что нас вообще за людей никто никогда и не считал. Пример: когда-то в ВТО существовал негласный список орденоносцев, людей, невероятно популярных и известных, которые время от времени призывались для контакта с властью. Чтобы пробить что-то и для кого-то. И вот Анатолий Дмитриевич Папанов был призван пойти в Моссовет к Промыслову выбивать квартиру актрисе, которая восьмой год живет в коммуналке, а ей только что дали звание народной. Папанов надел все свои регалии и пошел в Моссовет. Промыслов его не принял, принял его помощник. Конечно, поздоровался, изобразил на лице невероятное восхищение, слушал, слушал Папанова, а потом откровенно заскучал. И Анатолий Дмитриевич, почувствовав это, начал потихоньку как бы затихать. Повисла пауза. Помощник поднял голову и сказал: "Дорогой товарищ Папанов! Что вы все ходите и ходите, что вы все просите и просите, неужели вы не понимаете, что ведь, в сущности, кроме народа вас никто не любит?" Это эпиграф нашей страны. Можно сойти с ума от величины, от глубины, от историчности этой фразы.

- Не знаю, удастся ли вам, "публичным людям", известным всей стране, сдвинуть эту проблему, но нам, журналистам, это пока не удается - пишем, пишем о национальном позоре на дорогах России, "а Васька слушает, да ест".

- Скажите, а нас, народ, власть часто спрашивала о чем-нибудь? На моей памяти - один раз. Знаете, когда? Нас спросили - мы хотим оставаться в этой стране, сохраним Советский Союз или нет? И все сказали да. А Советский Союз пропал. Зачем нас спрашивали?

- А не кажется ли вам ненормальным тот факт, что сегодня, в 2004 году, отечественные автомобили сходят с конвейера без единой подушки безопасности? Что и за "одноразовую" пьянку за рулем, и за повторные у нас одинаковое наказание? Что...

- Кажется. А не кажется ли вам, что ДТП должно мгновенно расширять круг ответственных лиц? К суду привлекаются: а) тот, кто совершил ДТП; б) тот, кто продал ему медсправку; в) тот, кто за взятку выдал ему права; г) тот, кто не залил ту яму на дороге, из-за которой ДТП случилось; д) тот, кто не обеспечил его машину всей системой безопасности, в том числе и подушкой.

- Отличное предложение! Но, к сожалению, невыполнимое.

- Выполнимое, надо только захотеть. Ответственность человека за что-то должна стимулироваться жестко, без вариантов.

Сегодня гаишник ходит по улице и хлебает и СО, и пыль. А что, нельзя придумать что-нибудь, хотя бы в "стаканах", в которых они сидят?

- А что вы предлагаете: противогаз, респиратор?

- Я заканчивал МИСИ по специальности вентиляция и кондиционирование воздуха. Ответственно заявляю, что любой милицейский "стакан" можно оборудовать системой кондиционирования. Сокращенный рабочий день, молоко, профилакторий. Прежде чем спрашивать с человека, находящегося в тяжелейших условиях, его надо обеспечить: во что он одет, не промокает ли, видно ли его издалека? Что у него под рукой? Какая связь? Как быстро он может добраться до службы, до места аварии? Где и как он обедает, ужинает при дежурстве? Что у него дома, о чем у него сейчас башка болит? Кто-нибудь когда-нибудь милиционера спрашивал перед выходом на дежурство, ты в каком состоянии пришел? Больной ли он? Так он и стоит на дороге, а в голове: как ребенка устроить в больницу, как помочь маме в Вологодской губернии, у которой провалилась крыша. Это его беда? Нет, это беда государственная.