Новости

Российская газета| Элла Александровна, что такое "большая восьмерка", в нашей стране представляют, а вот ваш проект "гражданская восьмерка" выглядит для непосвященных чем-то вроде пиар-обеспечения.

Элла Памфилова| При формировании оргкомитета президентом было принято политическое решение - поддержать существующую традицию взаимодействия с общественными организациями, раз уж мы претендуем на вхождение в Клуб "восьми". Так, меня пригласили в оргкомитет и попросили координировать взаимодействие с общественными организациями. Должна сразу сказать, что проект рождался буквально в душевных и творческих муках, мы понимали, что "гражданская восьмерка" - это хороший шанс укрепить позиции российских НПО.

РГ| Наша страна в этом году дебютирует в качестве хозяина "большой восьмерки", а традиция этих саммитов требует обязательного общественного сопровождения мероприятия, что нового удалось России добавить в существующую традицию?

Памфилова| В чем наши российские "изюминки"? Прежде всего мы постарались вывести этот процесс на новый уровень. Ну, во-первых, впервые мы организовали встречу представителей общественности с девятью шерпами (к "восьмерым" присоединился представитель Еврокомиссии), и они общались более двух часов в открытом режиме на мартовском форуме НПО. И контакты такого рода были продолжены: в мае состоялась вторая встреча со всеми шерпами в более узком экспертном кругу, где мы сверяли конкретные позиции. Поэтому к московскому гражданскому форуму, который состоялся в начале июля, мы уже смогли пойти дальше и сосредоточиться не только на вопросах повестки дня, заявленной Россией как председателем саммита, но и попытаться сформировать свои наказы лидерам "восьмерки", исходя из потребностей гражданского общества. Во-вторых, гражданское сопровождение саммита у нас не ограничилось только представителями стран "восьмерки", например, приехали лидеры глобальных организаций, которые в подобном формате между собой никогда не собирались. И потом, чтобы председатель "восьмерки" встречался непосредственно с таким широким форумом НПО, чтобы был прямой контакт - такого тоже не было.

РГ| Тем не менее общественное мнение на Западе критически оценивает наши усилия. Не случайно ведь в июне как раз к саммиту появляется новый вариант рейтинга американского НПО "Фридом Хаус", понижающий уровень демократии в России.

Памфилова| Тут даже комментировать нечего, так как всем известно, что эта организация собрала в своем правлении немало людей, страдающих по субъективным причинам русофобией. Особенно высокопоставленные сотрудники ЦРУ, которые теперь переквалифицировались в "правозащитников". Да и финансируются они в основном правительством США. Так что в начале, конечно, было все сложно, мы столкнулись, например, с нежеланием некоторых организаций приезжать. Знаете, мы когда-то были жертвами советской пропаганды, но сейчас во многих западных странах есть жертвы антироссийской пропаганды. Не так просто было наладить взаимодействие, спасибо коллегам из Канады, из Великобритании за помощь, что все-таки они помогли нам наладить контакты, и в общем процесс пошел.

РГ| Но и в российском обществе звучит много критических замечаний. Так, в последнее время в правозащитных кругах все чаще говорят о том, что единственное "окошко" доступа к власти, к президенту - это ваш Совет, причем особенно часто это вспоминалось при обсуждении нашумевшего закона о деятельности НПО.

Памфилова| Если бы мы не надеялись, что нам удастся улучшить взаимопонимание и взаимоотношения с представителями власти, то не стоило бы и затевать проект. В отношениях гражданского общества и власти бывают разные периоды, и любви, и дружбы, и равнодушия, и недопонимания. Последнее время из-за принятого Закона о НПО вообще был период "глубоких заморозков".

Но то, что президент пришел на этот представительный форум, откровенно общался по всем острым проблемам и обещал в случае необходимости откорректировать закон, во многом растопило недопонимание, изменило саму атмосферу взаимодействия.

Конечно, надо четко сознавать, что всегда у власти с правозащитниками были, есть и будут отношения достаточно сложные - это нормально, в конце концов, если они будут хвалить власть и сливаться с ней в едином порыве - это уже не правозащитники. Их роль, функция - выявлять проблемы, произвол и злоупотребления, другое дело, в какой форме это происходит, тут не надо путать правозащитную деятельность с чисто политической.

РГ| И все же со стороны участники гражданского сопровождения саммита выглядят гораздо менее живописно, чем традиционные антиглобалистские шествия - сидят люди в тиши кабинетов, работают с документами..

Памфилова| Они работают не в тиши с документами, они работают с людьми, причем часто на улицах - с бомжами, и с инвалидами, и с детьми. Что касается антиглобалистов, особенно их радикального крыла, эта группа пытается привлечь к себе внимание скандалами и какими-то выходками. Хотя антиглобалисты тоже очень разные, есть альтерглобалисты - они признают необходимость глобализации, но считают, что она должна идти по другому пути. Я, например, разделяю мнение о необходимости распространения принципов социальной справедливости и уменьшения практики применения двойных стандартов. А на нашем форуме присутствуют люди, относящиеся достаточно жестко к власти, например, тех, кого относят традиционно к правозащитникам, трудно уличить в любви к власти. Да и иностранные НПО не менее жестко критикуют свои правительства. Есть одно "но": при жестком критическом отношении все они готовы взаимодействовать, работать в нормальном режиме ради решения человеческих проблем. Это люди, которые не суетятся, у них огромный багаж в виде конкретных повседневных дел. В конце концов почему бы тем же антиглобалистам и не проводить свои мероприятия, если они остаются в рамках российского законодательства? Никто не имеет права им запрещать. Так что мы не против кого-то, не вместо кого-то, мы сами по себе. Мы не конкурируем, мы им даже помогаем взаимодействовать.

РГ| Как вы думаете, какие из рекомендаций гражданского форума в Москве реально могут быть включены в повестку саммита в Питере?

Памфилова| Наши рекомендации и подготовлены по основным вопросам повестки дня - с позиций НПО. Что касается "наказов" в повестку дня последующих саммитов - то скорее всего это проблемы миграции и социальной интеграции, а также борьба с терроризмом и права человека.