Новости

Бывший и новый главы "Яблока" поделились своими планами на партстроительство

"Яблоко" встречать свое 15-летие будет с новым председателем: в минувшие выходные Григория Явлинского сменил на посту Сергей Митрохин.

О том, что ждет "яблочников", Григорий Явлинский и Сергей Митрохин рассказали "РГ".

"Вся жизнь - переходный период"

Российская газета: Когда вы брали самоотвод от выдвижения в председатели партии, то сказали, что уходите для того, чтобы уступить дорогу молодым. Вот сейчас, по итогам выборов в руководящие органы - политический комитет и бюро, - вы можете сказать, что вам это удалось?

Григорий Явлинский: Да, конечно. Процесс обновления еще не завершен, будет и второй этап, но первый шаг сделан.

РГ: Однако в составе политического комитета и бюро в основном известные фамилии уже опытных политиков...

Явлинский:  Нет, там очень много неизвестных. Сейчас бюро обновилось наполовину, и на следующем съезде мы доведем процесс до конца: пока у нас бюро выбрано на две трети, а на съезде осенью изберем последнюю треть - там будут совершенно новые люди.

РГ: Вы говорили о том, что новая структура поможет партии пережить переходный период, а сколько он продлится?

Явлинский: Если говорить философски, то вся жизнь переходный период. Но если попроще сказать, то понадобится несколько лет. Как я понимаю, впервые в истории России реорганизация партии проходит изнутри. Я не знаю таких примеров, ведь, скажем, генеральных секретарей КПСС либо выносили вперед ногами, либо они исчезали: их арестовывали или смещали. Ну мы-то партия другого типа, так что у нас смена власти происходит по-другому.

РГ: На съезде прозвучало предложение Алексея Арбатова об изменении названия партии и изменении идеологии - в социал-демократическом направлении.

Явлинский: Вопрос о названии не носит содержательного характера. У всех партий, в зависимости от того, что происходит в стране, корректируется курс. Когда более главной проблемой становится защита частной собственности, партия становится более либеральной. Когда главной проблемой является разрыв между бедными и богатыми, партия разворачивается к социал-демократии. Мы все же считаем, что самое главное - это не перераспределение от богатых к бедным, а создание равных возможностей. Есть две идеологии: забираешь у богатых и перераспределяшь в пользу бедных, а есть другая, когда всем создают равные возможности, например, бесплатное образование для всех, доступная медицина, доступное жилье. Это идеология равных возможностей.

РГ: Почему так много спорили об отношениях с властью?

Явлинский: Потому что "Яблоко" - оппозиционная партия, не согласная с властью, и, конечно, стоит вопрос о том, можем ли мы участвовать в ее работе. Для выполнения той программы, которую "Яблоко" считает правильной, это возможно, но только без отказа от собственных взглядов.

РГ: Как вы можете прокомментировать информацию о том, что вам было сделано предложение от руководства страны о переходе на работу в исполнительную власть?

Явлинский: Все время разговоры идут.

РГ: Чем будете заниматься?

Явлинский:  Вот прямо сейчас я спать поеду. А так я - преподаватель, профессор Высшей школы экономики, думаю, что увеличится нагрузка, будет больше занятий, студентов, аспирантов.

"Я пока не лидер"

РГ: Сергей Сергеич, как вы приняли решение о том, что готовы стать председателем "Яблока"?

Сергей Митрохин: Григорий Алексеевич мне предложил в декабре, после выборов. Я не за одну минуту согласился, взял паузу подумать, но потом согласился.

РГ: Когда выдвигались на пост председателя, то пообещали максимум времени уделять региональным организациям, значит, сейчас и отправитесь?

Митрохин:  Летом ездить не очень продуктивно, но потом да, поеду. И я не буду проводить никаких различий между теми, кто поддерживал меня, и теми, кто был оппонентом. Сейчас, после принятия решений, после избрания, нет никаких оппонентов или сторонников внутри партии, сейчас есть только противники вовне. И никаких приоритетов с этой точки зрения выделять не планирую. Зато собираюсь защищать регионы со слабыми организациями.

РГ: Вы сейчас оказываетесь в достаточно сложном положении по отношению к тем однопартийцам, которых уже почти без юмора называют оппозицией в "Яблоке". С одной стороны, должны соблюдать объективность как председатель партии, а с другой - остается отложенный пока проект постановления московской организации с довольно жесткими формулировками, которые, как уверены Резник и Яшин, целят прямо в них. Что вы будете предпринимать?

Митрохин: Я считаю, что на данный момент конфликт был снят решением съезда. Принята политическая платформа, которую поддержали 102 человека и только четверо были против. В этом документе вся та критика с которой, в частности, я выступал относительно ряда членов партии, получила одобрение съезда и приняла форму решения. Я думаю, что этого достаточно на сегодняшний день и люди должны понять, что надо уважать принятое съездом решение, и понять, как следует себя вести. Не надо участвовать в каких-то союзах, не надо создавать какие-то структуры - съезд это сказал абсолютно четко и почти стопроцентным голосованием. Люди должны сделать соответствующие выводы. Я исхожу из презумпции доброжелательности и порядочности наших товарищей.

РГ:  С поста руководителя московской организации уйдете?

Митрохин: Я должен сначала подготовить кадровую основу, и тут речь может идти даже не об одном лидере, а о команде. В Москве у нас была практика совмещения постов и раньше, когда Явлинский совмещал. Если появится перспективный лидер или группа лидеров в Москве, тогда перевыборы руководителя могут пройти и досрочно. Если не появится, тогда - через два года.

РГ: Вы разделяете мнение о том, что диалог с властью возможен?

Митрохин: Вообще в прениях больше времени уделили работе во власти. Диалог с властью - это более широкое понятие, включает в себя и многие другие формы работы. Работать с властью необходимо, но при этом нельзя отказываться от своих позиций: нужно вести переговоры, нужно сотрудничать, но при этом недопустимо превращаться в марионеточную структуру. Для нас это будет означать просто смерть, в таком виде мы будем никому не нужны.

С другой стороны, без диалога с властью невозможно на нее влиять, просто жесткая конфронтация делает бессмысленным возможность добиваться конкретных результатов. Я эту науку изучил в Москве и считаю, что тот факт, что московской организации удалось поставить целый ряд вопросов в городскую повестку, это результат диалога, основанного на твердых позициях. Когда поддержка власти по некоторым вопросам сочетается с жесткой протестной деятельностью, то эта комбинация двух подходов дает результат.

РГ: Кем для вас теперь будет Григорий Явлинский?

Митрохин:  Совершенно не обязательно, чтобы у партии был один лидер, хотя "Яблоко" было ярко выраженной лидерской партией, но все же не обязательно, чтобы он был один. Я считаю, что он остается лидером и говорил об этом на съезде. Лидерство Григория Алексеевича - заработанное, мне еще только предстоит этого добиться. Я пока еще только председатель, а не лидер.