Новости

16.09.2008 01:00
Рубрика: Общество

Диакониса всея Руси

В Москве после реконструкции открылась Марфо-Мариинская обитель

Вчера в Москве после реконструкции была открыта знаменитая Марфо-Мариинская обитель. Сегодня Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятит Свято-Покровский собор Марфо-Мариинской обители, построенный в 1913 году по проекту архитектора Алексея Щусева и расписанный художниками Михаилом Нестеровым и Павлом Кориным.

Марфо-Мариинской обители в феврале следующего года - 100 лет. Именно к столетию торопились с реконструкцией, но поскольку у ее проекта очень высокие покровители - кроме Святейшего Патриарха председатель попечительского совета Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы, президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин и мэр Москвы Юрий Лужков, то восстановление закончили даже раньше намеченного.

Открытие Марфо-Мариинской обители более ста лет назад было из ряда вон выходящим религиозным, культурным и человеческим явлением. "Великое начинается в Москве", - писал о происходящем известный философ Василий Розанов. А лесть сильным мира сего не была в особом почете у российской интеллигенции в 1909 году.

То, что задумала Великая княгиня, покупая на свои деньги участок земли со зданиями и садом на Большой Ордынке, было созданием совершенного нового, как теперь сказали бы, "института". По мнению Розанова, Великой княгиней была предпринята попытка возродить служение "диаконис", уже затухшее к тому времени в мировом православии. В ранние и средние времена христианства диаконисами обычно становились женщины, желающие активного христианского служения: они готовили ко крещению, помогали бедным и попавшим в тяжелые обстоятельства людям. Часто диаконисами становились богатые, активные, умные и благочестивые вдовы.

В XIX и тем более в XX веке про диаконис почти забыли. Православный женский путь предполагал либо семью, либо монашеский постриг. И тот и другой могли быть как очень высокими, так и слегка карикатурными.

Великая княгиня попробовала возродить третий. Получив благословение от монахов Троицкой лавры и решение Синода, она взялась за устройство обители для молодых девушек, не принимающих монашеский постриг, но живущих пока внесемейно, овладевающих нужной профессией и служащих больным, убогим и пропадающим людям.

При открытии Марфо-Мариинской обители милосердия сестер было всего шесть, но в течение года число их возросло до 30 и продолжало расти, к 1917 году обитель насчитывала 150 сестер. Послушания были - церковное, медицинское, просфорное, аптечное, рукодельное, школьное, по хозяйству, закупке материалов, уборке помещений и т.д. И все сестры, без исключения, посещали больных и бедных.

Уже стало классикой упоминание предупреждения жандармов Великой княгине, что они не смогут гарантировать ее безопасность на знаменитом Хитровом рынке. На что княгиня отвечала, что жизнь ее не в ее руках, а в руках Божиих. А население Хитровки уважало ее, называя сестрой Елисаветой и Матушкой. В сопровождении своей келейницы Варвары Яковлевой, не оставившей ее и на последнем пути в Алапаевскую шахту, она неутомимо шла от одного притона к другому, собирая сирот и уговаривая родителей отдать ей на воспитание детей.