Новости

Следственный комитет возбудил серию уголовных дел об убийственных врачебных ошибках

На днях в роддоме N 2 Волгограда женщина скончалась от обильного кровотечения. Трагедия произошла после непрофессионально проведенной операции. На врача, виновного в гибели пациента, Следственный комитет при прокуратуре РФ завел уголовное дело сразу по двум статьям - халатность и причинение смерти по неосторожности. Нарушение клятвы Гиппократа может обернуться для хирурга лишением свободы от 3 до 5 лет.

В России официальную статистику убийственных врачебных ошибок никто не ведет. По подсчетам же общественной организации "Лига защиты пациентов", халтура и просчеты медиков уносят каждый год жизни 50 тысяч человек. Вряд ли врачи с такой страшной цифрой согласятся. Но сами медики признают, что каждый третий диагноз - ошибочный. Об этом было заявлено еще два года назад на первом национальном конгрессе терапевтов. Доктора объясняют такую пугающую статистику нехваткой кадров, порожденную скудной зарплатой, и перегруженностью медперсонала.

Нельзя лишить медиков права на ошибку, но в следственных делах речь идет о врачах, чьи смертельные просчеты объясняются небрежностью, равнодушием, халтурной работой.

Врачебный приговор

При проведении экстренного кесарева сечения у 22-летней роженицы врачи забыли в животе пациентки операционную салфетку. Началось воспаление. Спасти жизнь женщине удалось лишь удалив жизненно важный орган. Она осталась инвалидом. И вряд ли потерянное здоровье компенсирует возбужденное Следственным комитетом дело по статье "Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности".

Смертельно не повезло пациенту, который в праздничные дни попал в первую городскую больницу города Первоуральска. Несмотря на его жалобы на сильные боли в ноге, медработники отказались принимать неотложные меры лечения. Праздновали. У больного началась гангрена, и он умер. Против "праздничной" бригады врачей расследуется дело по статье "Неоказание помощи больному, повлекшее смерть".

В Екатеринбурге врачи "скорой" отказали в госпитализации молодой девушке, у которой начался необъяснимый жар. Друзья заболевшей студентки вызвали другую "скорую", но и в больнице пациентке никакой экстренной помощи не оказали, мол, подождет до утра. За ночь у девушки развился сепсис, и на следующий день она умерла. Ее родных и близких вряд ли утешит тот факт, что суд приговорил врача "скорой помощи" к 1 году условно, а заведующую приемным покоем - к году лишения свободы в колонии-поселении.

В начале этого года в дмитровской горбольнице во время банальной операции умер наш коллега - журналист журнала "Финанс" Кирилл Айзин. Причина - неправильно дали наркоз во время операции. Анестезиолог быстро уволился и устроился на работу в частную клинику.

Жуткий случай произошел в Центральном военном санатории города-курорта Пятигорска: там 17 отдыхающим по ошибке сделали клизмы с раствором перекиси водорода. Все они получили ожоги слизистой. Халатность врачей в погонах расследует военная прокуратура.

В Следственном комитете корреспонденту "РГ" рассказали, что дела о врачебных ошибках - редкое явление в российском судопроизводстве. Следователи объясняют это, прежде всего, несовершенством уголовного законодательства, не позволяющего адекватно квалифицировать действия врачей. Даже самого понятия "врачебная ошибка" в Уголовном кодексе нет. Кроме того, высокая корпоративность в среде врачей зачастую становится непреодолимым препятствием на пути следствия. А кто проводит судебную медицинскую экспертизу? Судебные врачи, некоторые из которых все из-за той же корпоративности готовы защитить честь "белых халатов".

А судья - не врач, он не в состоянии разобраться даже в простых методах лечения. Складывается парадоксальная ситуация: даже если неумышленная оплошность врача очевидна, доказать ее в суде практически невозможно.

Так, в Таганроге следователями за последнее время зарегистрировано 29 сообщений граждан о трагедиях, к которым привело несвоевременное оказание медицинской помощи. И только одно дело врача, по вине которого умер пациент, дошло до суда: он получил два года условно.

Не особо тяжкая смерть

Квалифицировать последствия непрофессиональных действий медиков крайне сложно. Даже если эти последствия и фатальны. Слишком тонкая грань пролегает между ошибкой врача, который пытался спасти жизнь пациента, и обычной халатностью.

Об этом случае в Амурском областном суде до сих пор говорят как об особо сложном. Тяжба Альбины Л. с первой городской больницей Благовещенска длится с 1999 года. Во время родов по вине врача она получила серьезные травмы. Против доктора собирались возбуждать уголовное дело. Медики с претензиями не согласились. Представители больницы настаивали: врач действовал законно, спасая жизнь матери и ребенка.

Суд первой инстанции в иске пострадавшей отказал, признав правоту медиков. Ни сама Альбина, ни родственники с таким решением не согласились. Этим случаем занимались областной суд и судебная коллегия по гражданским делам. А свидетели-медсестры уверяют: врач тогда был попросту пьян. Истина до сих пор не установлена.

Даже если вина доказана, по нашему законодательству эти преступления не относятся к категории тяжких или особо тяжких. Максимум, чем оборачивается халатность медикам, - три-четыре года лишения свободы или денежный штраф. И то теоретически. Если посмотреть судебную практику, мало кого сажают. В большинстве случаев дают условный срок.

Есть еще один аспект, о котором с тревогой говорят сами врачи. Ужесточение наказания, считают они, может привести к тому, что врач начнет бояться лечить пациента, отфутболивать его к другим специалистам. Снимать с себя всякую ответственность за его здоровье. Понять опасения медиков можно. Вспомним хотя бы историю известных сегодня на весь мир врачей Федорова и Елизарова. Сколько им пришлось пробивать преград, в том числе ведомственных и судебных, чтобы доказать правильность своих методов лечения больных.

- Возможность доказать вину врача в ненадлежащем оказании медицинской помощи пациентам существует, однако она упирается в ряд системных затруднений, - считает председатель межрегиональной правозащитной ассоциации Павел Чиков. - Основной вопрос в таких делах лежит в плоскости оценки соответствия действий медика его должностным обязанностям. Поэтому все подобного рода уголовные дела основаны на выводах судмедэкспертизы.

С пациентом расплатится доктор

Современное российское медицинское право предусматривает два вида ответственности за врачебные ошибки: уголовную и гражданскую. В Уголовном кодексе прописан десяток таких статей, в том числе "причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей".

Согласно же Гражданскому кодексу вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. А если причинен вред моральный, то врач обязан выплатить денежную компенсацию. Так, например, произошло с врачом-косметологом Геленой Рымаренко, осужденной за причинение вреда известной телеведущей Оксане Пушкиной. Тверской суд Москвы приговорил врача к трем годам условно и обязал ее выплатить Пушкиной 570 тысяч рублей за материальный вред и 100 тысяч за моральный.

В Следственном комитете с тревогой отмечают увеличение уголовных дел о халатности медиков. Сейчас в судах идет около десяти таких громких процессов. На днях Тушинский суд Москвы приговорил к двум годам условно главного врача частной клиники. Он признан виновным в смерти пациента по неосторожности.

Досье "РГ"

По данным центра "Независимая медико-юридическая экспертиза", первое место по профессиональным ошибкам у стоматологов. Гибель или увечье роженицы или новорожденного в родильном доме - на втором месте среди поводов для обращения в суд. Третье место занимают хирурги всех специальностей. Меньше всего ошибок, по которым потом судятся, совершают терапевты. По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от врачебных ошибок умирает больше людей, чем погибает в ДТП.