Новости

Дмитрий Медведев вручил премии молодым ученым

В понедельник Дмитрий Медведев в торжественной обстановке вручил первые четыре премии президента в области науки и инноваций для молодых ученых.

Наука всегда была одной из сильных сторон России, с тех пор как Петр Первый в далеком 1724 году учредил Российскую академию наук, отпраздновавшую свой день рождения в прошедшее воскресенье. За без малого три века российские ученые оставили миру немало громких и великих открытий. В 90-е годы, несмотря на многие трудности, и в первую очередь огромный дефицит финансирования и отъезд талантливой молодежи за границу, российская наука не умерла, хотя и, откровенно говоря, была вынуждена держаться на плаву. Вместе с экономическим подъемом государство со временем вновь смогло обратить свое внимание на отечественную науку и, кроме прочего, задумалось о сохранении научного потенциала страны, и в первую очередь молодых талантов. И вчера Дмитрий Медведев вручил первые четыре премии молодым ученым.

Отбор был непростым. Всего к конкурсу были допущены более 300 соискателей, из которых в итоге отобрали четверых лучших - хирурга Евгения Ачкасова, минералога Сергея Кривовичева, математика Александра Кузнецова и астрофизика Михаила Ревнивцева.

"Наука по своей природе всегда ориентирована на производство новых знаний, новых открытий, - заявил Дмитрий Медведев. - Сейчас это, как и в прежние времена, весьма востребованно. Конкурентоспособность государства, экономик определяется способностью создавать новое, самое передовое и самое востребованное". Глава государства особо отметил тот факт, что при своей молодости - а 35 лет для ученого - возраст довольно юный, - лауреаты премии уже являются состоявшимися специалистами в своих областях. "В последнее время мы целенаправленно создаем все новые и новые стимулы для закрепления молодежи в сфере образования и науки, - подчеркнул президент. - Этому способствовал и начатый некоторое время назад национальный проект "Образование", а в прошлом году была принята программа "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России". Хотя многое еще предстоит сделать. Например, России необходима эффективная система патентования и коммерциализации научных разработок. "Блестящих идей достаточно, а с этим у нас по-прежнему, скажем откровенно, просто плохо, - признал Медведев. - Мы должны создать нормальную, современную, отлаженную систему патентования с прочной законодательной базой и современным режимом защиты интеллектуальной собственности и авторских прав".

Выступая на церемонии, молодые ученые предпочли говорить о приятном - благодарить своих учителей и родственников, подчеркивать важность развития науки. Не смог удержаться от констатации проблем только математик Александр Кузнецов, которого волнует вопрос утечки мозгов из страны. "Большая беда в том, что людям приходится уезжать, - сожалел он. - Если государство не будет уделять внимание этому вопросу, то нашей науке будет очень плохо". Дмитрий Медведев спорить не стал, да и не с чем было.

В 90-е годы государству было не до науки. Сейчас ситуация тоже не блестящая, хотя определенные возможности имеются. В то же время глава государства попросил не идеализировать: "Молодым ученым нигде не бывает легко - и у нас трудно, и за границей".

- Должны быть инструменты, которые позволяют молодому кандидату наук получить самое главное, что нужно для нормального творчества, - считает Медведев. - А что нужно? Чтобы квартира была и чтобы была более-менее приемлемая зарплата, которая позволяет не бегать по коммерческим структурам и не зарабатывать копейки, для того чтобы прокормить семью. Одним из таких инструментов являются президентские гранты для молодых кандидатов и докторов наук. Вчера глава государства сообщил, что подписал указ об их увеличении до 600 тысяч и 1 миллиона рублей соответственно.

"Это прилично, особенно имея в виду то, что мы сейчас живем не в самую легкую пору - у нас сейчас с финансами не так просто", - заметил он. Дмитрию Медведеву в ходе церемонии бросилось в глаза, что все лауреаты относятся исключительно к естественным наукам, а гуманитарные остались в стороне. "Это не значит, что гуманитарии должны расслабиться и курить бамбук, - сказал президент. - Пусть тоже что-то сделают хорошее, что будет отмечено настоящей государственной президентской премией". На это у гуманитариев есть целый год до следующего вручения премий.

О поддержке молодых ученых после награждения глава государства говорил и с президентом Российской академии наук Юрием Осиповым, особенно подчеркивая необходимость обеспечения их жильем. "Это ключевой приоритет для нас, - заявил Дмитрий Медведев. - Здесь нет единого рецепта. Мы не будем решать этот вопрос, как 20-30 лет назад, потому что у нас другая экономика". Он предложил для решения вопроса использовать систему жилищных сертификатов и специальных фондов, в том числе фондов целевого капитала, которые существуют в вузах и могут существовать в Академии наук. "Всю эту палитру для решения жилищной проблемы молодых ученых нужно использовать", - указал Медведев. Глава РАН в свою очередь рассказал, что средняя зарплата сотрудника академии выросла до 30 тысяч рублей. Правда, методы оказались жесткими - после анализа кадрового состава РАН было сокращено 26 тысяч бюджетных мест. "Это не значит, что все они оказались на улице, - поспешил успокоить Осипов. - Часть людей была переведена на внебюджетные ставки". Он также попытался убедить, что проблема "утечки мозгов" сильно преувеличена. "Не очень-то продолжают уезжать, а если и уезжают, то многие возвращаются, потому что есть понимание, что работать лучше дома", - поделился собственными ощущениями Осипов.

Владимир Кузьмин

наука

Первый квартет

Как получить премию президента России

 Кристальный талант

Сергей Кривовичев, доктор геолого-минералогических наук, Санкт-Петербургский госуниверситет:

Сергей Кривовичев: Моя любовь - минералогия, а еще мои шестеро детей. Фото: Мадина Астахова.- Я занимаюсь расшифровкой структур минералов и неорганических соединений, а на этой основе - синтезом новых соединений. К примеру, вместе с группой ученых нам удалось открыть более 30 новых видов минералов на месторождениях Кольского полуострова и Камчатки. Изучение образцов, привезенных с Камчатки, позволило выявить целый класс принципиально новых соединений. У них необычные магнитные, люминесцентные свойства, проводимость и, соответственно, новые возможности применения.

В последние годы, работая с образцами урана и свинца, синтезированы около двухсот соединений, большинство из которых получены впервые. В том числе урановые нанотрубки, которые могут быть использованы для разработки и захоронения ядерных отходов.

Российская газета: Говорят, кто раз в детстве увидел минералы, заболевает ими навсегда. А как было у вас?

Сергей Кривовичев: Именно так и было. Ведь я родился в уникальной семье аспирантов-минералогов. Отец сейчас заведует кафедрой минералогии Санкт-Петербургского университета, мама работает на химфаке.

РГ: В свои 36 лет вы автор двух сотен статей в престижных научных журналах и докладов на международных конференциях, четырех монографий. Не предлагали поработать на Западе?

Кривовичев: Я был стипендиатом научного фонда США, немецкого фонда имени А. Гумбольдта, проходил стажировку в американском университете города Нотр-Дам. А еще год работал приглашенным профессором университета в австрийском Инсбруке. Из всех командировок возвращался домой, на родную кафедру кристаллографии. Считаю, это правильный выбор, ведь в последние годы отношение к науке в нашей стране кардинально изменилось. А еще считаю, что мои дети, а их у меня шестеро, должны вырасти и получить образование в России.

А работая за рубежом, конечно, завидовал, какое там суперсовременное оборудование. И вот в рамках нацпроекта "Образование" удалось переоснастить лаборатории на нашей университетской кафедре. Сейчас они могут соперничать с лучшими западными. Кстати, с помощью новой техники мы изучили обнаруженный в Хибинах редкий минерал, способный, в частности, "впитывать" радионуклиды и токсичные элементы из загрязненных промышленных вод. Это крайне важно для экологии.

Проверил алгеброй геометрию

Александр Кузнецов, кандидат физико-математических наук. Математический институт им. Стеклова:

Далеко не все математики понимают теории Александра Кузнецова.- Алгебраическая геометрия объединяет алгебру и геометрию. Скажем, есть геометрическое тело - шар. И он же описывается формулой. Но это очень простое 3-мерное тело. А мы изучаем свойства сложных многомерных объектов, которые могут иметь и 20, и 30 измерений. Они называются алгебраическими многообразиями.

Российская газета: Это напоминает умственные игры, искусство ради искусства. Где ваши теории могут применяться?

Александр Кузнецов: Прежде всего в теоретической физике. Когда математики "играют", как вы выражаетесь, в такие игры, решают свои сугубо специфические задачи, нередко создается новый математический аппарат. И потом оказывается, что он необходим физикам при разработке их теорий. В частности, алгебраическая геометрия, как оказалось, тесно связана с теорией струн. Считается, что именно эта физическая теория наиболее точно описывает нашу Вселенную.

РГ: Известный математик академик Людвиг Фаддеев утверждает, что математиком надо родиться. Вы были вундеркиндом?

Кузнецов: Вроде нет. Во всяком случае через несколько классов не перепрыгивал.

РГ: На Западе очень большой спрос на российских математиков, и многие туда уехали. У вас не было соблазна? И зарплаты в России с западными несравнимы.

Кузнецов: Уезжать не хочу, но тех, кто уезжает, понять могу. Каждый год мехмат МГУ оканчивают 400 выпускников, из них человек 30 готовы заниматься чистой наукой. Но в лучшем случае двое могут найти приемлемую работу. А куда идти остальным? Преподавать в университет? Но там мизерная зарплата и 20 часов в неделю чтение лекций. Времени на науку не остается. Поэтому уезжают туда, где на математиков есть спрос. Такое впечатление, что в нашей стране они не очень-то нужны.

РГ: Вы автор 28 научных работ, лауреат престижной премии Августа Мебиуса для лучших студенческих и аспирантских научных работ по математике, а также премии Европейского математического общества для молодых математиков. В вашей жизни есть место лирике?

Кузнецов: Конечно. Очень люблю все фильмы Андрея Тарковского, из музыки - рок 70-80-х годов. На книги и на путешествия, чем мы с женой увлекались в молодости, увы, времени почти не остается. Все-таки у меня трое детей.

Железа с загадкой

Евгений Ачкасов, доктор медицинских наук, доцент Московской медицинской академии им. Сеченова:

Евгений Ачкасов не только прекрасный врач, но еще успел стать мастером спорта и написать книгу.- Когда-то великий Иван Петрович Павлов сказал, что поджелудочная железа не так проста. И я, занимаясь ею всю свою профессиональную жизнь, написав о ней монографии, посвятив ей докторскую диссертацию и имея четыре изобретения, согласен с Павловым. Начинает сбоить железа - и начинает развиваться сахарный диабет, причем избавить от него нигде в мире пока не могут. Так что загадки поджелудочной разгаданы не все. А количество операций на этом органе сегодня уступает лишь операциям по поводу аппендицита и холецистита. Перед врачами стоит задача сделать хирургическое вмешательство как можно менее травматичным.

Этому и посвящена моя работа. Суть в следующем. Разработан комплекс методов щадящей хирургии заболеваний поджелудочной железы. Это позволяет существенно снизить инвалидность по сравнению с традиционными операциями, улучшить качество жизни людей. А принцип консервативного лечения панкреатита включен в резолюцию Конгресса хирургов-гепатологов стран СНГ.

Российская газета: Для многих врачей их профессия, как говорится, передается по наследству. А как было у вас?

Евгений Ачкасов: Мой отец - инженер-строитель, работал на Крайнем Севере, награжден медалью за охрану государственной границы СССР. А мама врач, и ее дело оказалось для меня заманчивей. Никаких колебаний в выборе профессии не было, еще в третьем классе решил стать врачом. А от папы я взял спортивность, ведь он мастер спорта по гребле на каноэ, чемпион СССР. В десять лет я встал на коньки и докатался до мастера по конькобежному спорту, был чемпионом Москвы, призером европейских первенств.

РГ: Какая книга сегодня у вас на прикроватной тумбочке? О чем мечтает 34-летний лауреат?

Ачкасов: Несколько лет назад я издал сборник "Афоризмы. О медицине, врачах и их пациентах". Издательство попросило подготовить второе издание, чем я сейчас и занимаюсь, готовлю новую рукопись. А мечта? Очень люблю Белоруссию. Надеюсь предстоящим летом объездить ее на машине, посмотреть и большие, и маленькие городки, добраться до поселков.

Космическая перепись

Михаил Ревнивцев, доктор физико-математических наук, Институт космических исследований РАН:

Михаил Ревнивцев - один из самых цитируемых ученых России.- Наша группа занималась одной из загадок, которая давно интересует ученых. Дело в том, что в диске нашей галактики примерно 25 лет назад открыто странное рентгеновское излучение, которое назвали "хребтом" галактики. Предполагалось, что это плазма с гигантской температурой - более 100 миллионов градусов. Огромный резервуар, где сосредоточена колоссальная энергия. Но по всем законам плазма должна утекать примерно как пар из скороварки. Однако этого не происходит.

Здесь можно привести такую аналогию. Долгое время Млечный Путь представлялся как раз сплошной полосой. Так все и думали, пока Галилей не посмотрел на небо в телескоп. Оказалось, это вовсе не полоса, а скопление огромного числа звезд.

То же самое происходит и в рентгеновском диапазоне, где не были видны отдельные звезды, а только некое сплошное месиво. Проблема в том, что его крайне сложно исследовать.

Российская газета: Но почему? Ведь на небе мы видим огромное число звезд...

Михаил Ревнивцев: Это ближние для нас звезды, а те, что находятся в центре галактики, удалены на огромные расстояния в тысячи световых лет. Сигнал от них настолько слаб, что обычно оказывается либо погребен под потоком ярких рентгеновских источников, либо потерян в ошибках измерений. Ситуация в корне изменилась, когда появились такие уникальные космические обсерватории, как RXTE, "Интеграл" и "Чандра". Они позволили более детально разобраться, из чего состоит звездное население галактики.

РГ: Провести своего рода перепись?

Ревнивцев: Собственно, с этого и началась наша работа. Прежде всего была построена с очень высокой точностью карта ближайшего к нам, на расстоянии 100 световых лет, звездного неба. Это те космические тела, которые удалось зафиксировать с помощью различных телескопов. А зная это, мы затем построили карту далеких уголков галактики, куда пока заглянуть не можем. В основе метода - аналогия. Понимая, что из себя представляет известная нам область галактики, мы предположили, как выглядят остальные. Ведь все они довольно типичны, отличий между ними мало.

И вот, имея такую детальную галактическую карту, мы доказали, что далекие звезды совместно и создают фоновое излучение, что это сумма огромного числа слабых источников. То есть в галактике нет никакого неизвестного резервуара энергии. Результаты этих исследований опубликованы в международных научных журналах.

РГ: Знаю, что у вас более 100 публикаций в ведущих научных журналах, что вы вообще один из наиболее цитируемых ученых России. Расскажите немного о себе. Есть интересы, кроме космоса?

Ревнивцев: Родился в Тольятти. Окончил Московский физико-технический институт, в 32 года защитил докторскую диссертацию. Сейчас мне 34. Женат, у нас двое детей. Они маленькие, поэтому времени на "хобби" не хватает. Успеваю только читать книги по истории России, особенно интересны XIX и XX века.

Подготовили Ирина Краснопольская, Юрий Медведев, Аркадий Соснов