Новости

Верховный суд решил изменить порочную практику почти поголовной посадки подозреваемых до суда

Верховный суд решил ограничить число арестов в стране. Впервые будут разработаны четкие правила, когда человека надо брать, а когда - отпускать.

Людям в мантиях предписано шире применять альтернативу: домашний арест, залог, подписку о невыезде. Подсудимый, если это возможно, должен дышать воздухом свободы. Как минимум - до приговора.

Сегодня, когда правоохранительные органы просят у суда кого-то отправить в казенный дом, у гражданина мало шансов остаться на свободе. Как сообщили "РГ" в Судебном департаменте при Верховном суде, в прошлом году суды удовлетворяли девять из десяти ходатайств об аресте. Всего же было взято под стражу более двухсот тысяч человек. А продлевали срок под стражей судьи и вовсе в 98 процентах случаев. То есть если уж арестовали, то жди приговора на нарах. Вот так и пополняется тюремное население России, которое сегодня уже выросло до 900 тысяч человек.

Чтобы у судей не возникало лишний раз соблазна заключить под стражу гражданина, который никуда не убежит и ничем помешать следствию не может, Верховный суд сейчас разрабатывает четкие правила ареста. Специальное постановление подробно распишет, когда гражданина просто необходимо взять под стражу, когда достаточно отпустить под подписку о невыезде или взять под домашний арест. Люди в мантиях будут поставлены в жесткие рамки. Эксперты надеются, что это кардинально смягчит нашу судебную практику.

- Сейчас готовится постановление пленума Верховного суда, которое обобщит судебную практику по избранию меры пресечения, - сообщил "РГ" пресс-секретарь Верховного суда РФ Павел Одинцов. - В документе будут изложены объяснения, в каких случаях следует использовать меру пресечения в виде ареста, а в каких нет. Судьям будут предложены четкие критерии для применения различных мер пресечения.

Отдельно высшая судебная инстанция пропишет случаи, когда человека можно оставить на свободе за деньги. То есть отпустить под залог. Подобная мера у нас пока применяется редко, хотя глава Верховного суда России Вячеслав Лебедев не раз призывал людей в мантиях чаще назначать залог обвиняемым и подсудимым. Это вполне цивилизованная норма, и не надо стесняться ее применять.

Верховный суд разработает рекомендации, в том числе и по суммам залога. Единых тарифов, конечно, не будет. Сумма, с одной стороны, должна быть ощутимой для человека, чтобы не так-то легко он мог с ней расстаться. С другой стороны, нельзя назначать неподъемные суммы, тогда залог потеряет смысл. Как найти золотую в самом прямом смысле слова середину, постараются объяснить специалисты.

По действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ любая мера пресечения в отношении подозреваемого должна применяться в исключительных случаях. Это важно. Даже если речь идет о банальной, казалось бы, подписке о невыезде, следствие все равно должно четко обосновать, почему ему необходима эта бумага. А для ареста человека правоохранительные органы должны доказать, что он может скрыться или надавить на свидетелей. Возьмут под стражу и того гражданина, чья личность не установлена.

Но в следственных изоляторах сегодня сидят вовсе не бездомные и безымянные. Около 80 тысяч граждан каждый год отпускают в зале суда по разным причинам. Кого-то (меньшинство) оправдывают. Кому-то дают условный срок или другие наказания, не связанные с тюрьмой. Может, вообще не стоило бросать в камеру таких граждан?

- Сегодня нередко арестовывают по подозрению в малозначительных преступлениях, - пояснили корреспонденту "РГ" в Федеральной службе исполнения наказаний. - По закону, если обвиняемому инкриминируется статья с санкцией не свыше двух лет, его можно арестовать только в исключительных случаях. Тем не менее исключение становится чуть ли не правилом. Арестантов такой категории в следственных изоляторах несколько тысяч человек.

За решетку попадали люди по обвинению, скажем, в хищении металлического бачка. Или за кражу костылей на железной дороге. Или за воровство пятисот рублей у соседа по общежитию.

- Сегодня мы наблюдаем еще одну тенденцию: в следственных изоляторах много молодых людей, которых обвиняют в хищении сотовых телефонов, - рассказывают в тюремном ведомстве. - Часто на преступление они пошли по глупости, либо напившись, либо под влиянием каких-то дворовых авторитетов, либо еще почему-то. Подошел, попросил - дай позвонить, и убежал. Таких надо брать под контроль на свободе, воспитывать дома, в школе, чтобы милиция за ними присматривала. Но тюрьма сделает их только хуже.

Почему же люди в мантиях продолжают санкционировать аресты даже в таких сомнительных случаях? Многие юристы утверждают, что судьи по сути оказались между двух огней. Нет четких критериев, по которым можно обосновать, скажем, что подозреваемый может скрыться. Допустим, у человека есть загранпаспорт, теоретически он в любой момент может уехать за границу. Стоит такого арестовывать? Или обвиняемый - мастер спорта по боксу. Значит ли это автоматически, что он может надавить на свидетелей?

Получается, если судья не удовлетворит ходатайство об аресте, его обвинят в корысти. Ведь бывают случаи, когда суд отказывался арестовывать человека, а тот во время процесса совершал новое преступление. С другой стороны, в излишних арестах тоже винят судей.

Поэтому Верховный суд решил разложить, что называется, по полочкам критерии назначения ареста и других мер пресечения. Как и все документы высшей судебной инстанции, они будут обязательны для судей.