Новости

Глава Верховного суда раскрыл тайну низкого числа оправдательных приговоров

Вчера глава Верховного суда России Вячеслав Лебедев сообщил "РГ", что за полгода суды оправдали около четырех с половиной тысяч человек и в целом люди в мантиях гораздо чаще проявляют гуманность, чем принято считать.

По его мнению, пресловутый карательный уклон - не более, чем заблуждение. Это заявление сделано в кулуарах пленарного заседания Совета судей, которое прошло вчера в Москве. На нем главы высших судов - Верховного и Арбитражного - выступили с громкими инициативами, способными изменить лицо правосудия. Предлагается штрафовать чиновников за обращения в суд не по делу, внедрять апелляции, ввести специальных судебных посредников, призванных мирить стороны, и многое другое. Однако эксперты высказывают сомнения: мол, какой прок от всех нововведений, если судьи привыкли казнить, но не миловать, и менталитет не изменишь никаким кодексом?

- Действительно, по статистике, у нас выносится 0,8 процента оправдательных приговоров, - подтвердил Вячеслав Лебедев. - Это правда. Но должны ли мы гнаться за процентоманией? Как оценивать эти цифры: схоластически, рассуждая о карательном уклоне или надо объективно оценивать судебную статистику?

Казалось бы, сомнений быть не может: любой непредвзятый взгляд заметит, что милуют у нас слишком мало, и это тот самый редкий случай, когда не грех бы погнаться и за процентами.

Однако выяснилось, что не все так просто. По данным судебного департамента при Верховном суде, за полгода были рассмотрены дела в отношении почти шестисот тысяч человек. Из них почти триста тысяч граждан попросили рассмотреть дела в особом порядке. Это значит, что обвиняемые полностью признали свою вину, и дело решилось без долгой процедуры.

- В таких делах нет и быть не может оправдательных приговоров: обвиняемый сам говорит: "Да, я виновен, - говорит Вячеслав Лебедев. - Если же человек считает себя невиновным, он использует все способы защиты.

Особый порядок - дело добровольное, к нему не может принудить следователь. И даже если человек под давлением сознался на следствии, он часто рассчитывает, что сможет встать на суде и сказать правду. Особый порядок нельзя путать с так называемой сделкой с правосудием. О нем просят лишь тогда, когда следствие закончено и человек видит, какие против него улики, и потому может примерно оценить, чего ждать от суда.

Однако в статистике особые процессы учитываются вместе с обычными и существенно занижают оправдательный процент. Кроме того, суды прекратили дела против более ста тридцати тысячи человек. Эти люди свободны и не наказаны. Из них однозначно невиновны семь тысяч восемьсот человек. У других дела прекращены по нереабилитирующим обстоятельствам, например, вышел срок давности.

Парадокс в том, что почти восемь тысяч граждан, чьи дела суд закрыл, потому что ничего не было - абсолютно ничего, - их даже судить не за что, выпадают из оправдательной статистики. Получается, если собрать все цифры вместе, далеко не все так страшно, как кажется. Достаточно вспомнить, что в тех же США почти 98 процентов дел заканчиваются сделкой с правосудием, и, если бы их включали в статистику, там процент был бы, возможно, меньше нашего.

Также глава Верховного суда Вячеслав Лебедев вынес вчера на общественное обсуждение законопроект о введении апелляционных инстанций в судах общей юрисдикции. Проекты размещены на официальном сайте суда, предложения и замечания принимаются. Планируется, что в региональных судах останутся кассационные и апелляционные инстанции, а надзор будет только в Верховном суде. При этом уже сегодня закон позволяет вводить апелляции при рассмотрении гражданских процессов. А такое рассмотрение, по мнению судей, повышает шансы на справедливое решение, ведь дело рассматривается дважды по полной процедуре, с вызовом свидетелей, полным исследованием доказательств.

А глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов предложил вчера расширять примирительные процедуры и ввести институт судебных посредников. Они должны помогать сторонам процесса найти общий язык и решить дело миром. Как показывает практика, даже справедливое судебное решение часто оставляет неприятный осадок как минимум у одной из сторон, а нередко и у всех, так что истцы и ответчики остаются в состоянии войны. В лучшем случае - холодной.

Еще один важный вопрос - открытость правосудия и электронные технологии. Антон Иванов сообщил, что заседания президиума Высшего арбитражного суда будут транслироваться в Интернете. А с Нового года заработает так называемый электронный страж: компании и индивидуальные предприниматели будут регистрироваться на специальном сайте и получать информацию о всех процессуальных действиях, предпринятых в их отношении. Например, кто-то подал против них иск или некто просит арестовать их имущество.

А для повышения независимости судей Антон Иванов предлагает установить процедуру, по которой судья должен фиксировать все непроцессуальные обращения к нему по делу. Например, кто-то позвонил и попросил не судить слишком строго такую-то компанию. В частности, предлагается ввести специальные журналы, где бы судья записывал, скажем: "23 января, 14 часов 15 минут, позвонил чиновник N из такого-то министерства и просил походатайствовать за тех-то и тех-то".

Чиновников же, пытающихся давать ценные указания судам, предлагается наказывать в административном порядке. Также глава Высшего арбитражного суда предлагает дать право судьям самим возбуждать уголовные дела при попытках давления на них и передавать материалы для расследования в правоохранительные органы. Сейчас, по словам Антона Иванова, судья вправе только направить заявления правоохранителям, а те сами решают, возбуждать дело или нет. Почти всегда их ответ - "нет". Если же к ним будет поступать возбужденное дело, так просто от него не отмахнешься.

Между тем

Как стало известно "РГ", вчера вечером судья Конституционного суда Владимир Ярославцев по собственному желанию вышел из состава президиума Совета судей. Его, по данным "РГ", должен заменить член Совета судья КС Михаил Клеандров. Вопросы к судье Ярославцеву у его коллег возникли после публикации в августе в испанской газете "Паис" интервью, где он критически оценил не только политический климат России, но и деятельность Конституционного суда.

Подготовила Анна Закатнова