Новости

О неблагополучии в сиротском интернате чиновники знали, но бездействовали

В минувшее воскресенье, около 10 часов вечера машины скорой помощи Ижевска доставили в больницы 12 воспитанников городской школы-интерната N 12 для детей-сирот.

У всех мальчишек в возрасте от 10 до 17 лет были порезаны вены на запястьях. По предварительным данным, 17-летний воспитанник интерната, так называемый "неформальный лидер" коллектива, предложил мальчишкам проверить, кто из них самый смелый. Для испытания он не придумал ничего лучше, как резать вены.

- По нашим данным, тем ребятам, которые сами не решались нанести себе раны, их неформальный лидер резал вены сам, - заявила Юлия Тонкова, начальник отдела ОДН УВД N 3 по Первомайскому району Ижевска. - Сейчас с юношей проводятся оперативные мероприятия, но пока молодой человек ни в чем не сознается.

Вчера детей из больницы отпустили обратно в интернат. Директор учебного заведения Дмитрий Гавриков, уже отстраненный от занимаемой должности, говорит, что угрозы для жизни ребят сейчас нет.

В том, что произошло в сиротском доме, на этот раз будет разбираться не только следствие. Ижевское ЧП взял под личный контроль Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, заявивший о проведении своего независимого расследования.

Корреспондент "РГ" попросил его поделиться первыми оценками случившегося.

Российская газета: Происшествие в Ижевском интернате, даже по первоначальной и скудной пока информации, - просто фантасмагория какая-то...

Павел Астахов: К сожалению, никакая это не фантасмагория, а жестокая наша реальность. Дети конфликтовали с администрацией интерната весь год. Мало того, уполномоченный по правам ребенка в Ижевске Ольга Пишкова обращала внимание и городского департамента образования, и прокуратуры, им органов МВД на эту ситуацию. Собрали комиссию по делам несовершеннолетних еще в декабре 2008 года. По итогам обсуждения приняли решение провести проверку и разобраться, что в том интернате происходит. И никто ничего за год не сделал. Мало того, за тот год была еще одна попытка суицида ребенка, которую попросту там скрыли, а еще одному воспитаннику выбили глаз. В конце 2009 года воспитанники устраивали акции протеста против одного из ночных воспитателей, который, по имеющейся сейчас и проверяемой нами информации, ранее привлекался к ответственности за преступления против детей. Вот видите, какой вал неблагополучия накопился... А ведь все должно было бы быть иначе, - как только поступил первый сигнал от детского уполномоченного о неблагополучии в интернате, все ответственные службы и должностные лица обязаны были немедленно разобраться в происходящем, защитить детей. Но - никто не занялся этим, никто не захотел разобраться! В результате произошло то, что произошло: дети-сироты по аналогии с бунтами заключенных решили привлечь внимание к себе и к порядкам в интернате таким вот страшным образом.

РГ: Павел Алексеевич, все случившееся само по себе ужасно. Но не менее ужасно воспринимается то, о чем вы сейчас рассказали - бездействие людей, призванных - и государством, давшим им должностные полномочия, и обществом, оплачивающим исполнение ими этих полномочий, - стоять на страже прав и интересов детей-сирот. Откуда такое равнодушие к детской боли? Есть ли какие-то объяснения этому бездействию?

Астахов: Объяснения этому и быть не может. Есть взрослые дяди, при должностях, при портфелях, при больших погонах и больших полномочиях. Которые могут и должны принимать решения в соответствии со своими обязанностями и полномочиями. Здесь есть две проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Первая: нежелание работать. Вторая: неумение работать. Решаются эти проблемы достаточно просто. Тех, кто "не желает", будем отстранять и привлекать к ответственности, - не получится это сделать на местных уровнях, поднимемся на уровень федеральных решений. Раз у нас принято считать, что президент по каждой трудной ситуации решение должен принимать, - будем в особо тяжелых случаях к президенту обращаться, докладывать ему о таких.

А вот тех, кто "не умеет", но хочет хорошо работать, - тех научим. Я сейчас поставил задачу сформировать такой "детский спецназ" при Уполномоченном по правам ребенка - мобильную команду профессионалов, где будут психологи, педагоги, юристы, конфликтологи. Такая группа быстрого реагирования будет выезжать на место, откуда поступили тревожные сигналы, разбираться, вести при необходимости собственное расследование и делать выводы: должностные лица, ответственные за детское благополучие, не умеют или не хотят добросовестно исполнять свои обязанности? И в соответствии с этими выводами мы будем принимать решение. Тем, кто хочет работать хорошо, будем помогать, - проводить семинары, организовывать конференции, тренинги. Обучать.