Новости

16.12.2010 03:00

Пролетая над гнездом Кущевки


2003 год. Галине - 45, она красива, весела и жизнерадостна. Но дальнейшая судьба ее оказалась ужасной: в тюрьме она перенесла два инсульта и потеряла рассудок.

Кто ответит за то, что ректора Северо-Кубанского института Галину Крошку, восставшую против диктатуры цапков, довели до психушки

Пять лет назад "Российская газета" впервые рассказала о беспределе, который творился в Кущевской.

Мужественная Галина Крошка - ректор Северо-Кубанского гуманитарно-технологического института - и 170 ее студентов дали уникальные показания. А сегодня любой станичник вам расскажет, что стало с той, которая попыталась остановить негодяев.

О судьбе Галины Крошки здесь знает каждый. И никто не сомневается: над ней глумились изощренно и целенаправленно в назидание другим. Ведь пять лет назад Галина Ивановна была не просто настоящей красавицей, но и сильной, уверенной в себе женщиной, теперь же превратилась в инвалида, не способного обходиться без посторонней помощи. Еще недавно Сергей Цапок вместе со своим кумом Александром Ходычем торжествовали победу, а всем, кто осмеливался поднять голову, напоминали о Крошке, даже не скрывая своей причастности к ее страшной участи. Сейчас, когда оба за решеткой, становится явным многое из того, что так долго было спрятано за искусственной завесой тайны.

"Бомба" по факсу

Убийственной уликой против кубанских властей и правоохранителей стало то самое письмо пятилетней давности за подписью 170 кущевских студентов. Дело в том, что губернатор, прокурор и начальник ГУВД края получили эту "мольбу о помощи" по почте, а в "Российскую газету" она пришла по факсу. И вышло так, что статья "Скованные страхом" ("РГ" от 25 октября 2005 года) появилась раньше, чем в станицу нагрянули проверяющие. Не будь нашей статьи, возможно, и вовсе ограничились бы отписками, как это уже случалось раньше. Мол, факты не подтвердились, спите спокойно, дорогие товарищи. Ведь и нынешняя ноябрьская трагедия получила всероссийскую огласку лишь благодаря тому, что как раз в это время в Кущевской находились журналисты из программы "Жди меня", снимающие сюжет о пропавшем ребенке, который обнаружился в местном интернате. Именно они передали в эфир первые шокирующие кадры, потрясшие всю страну. После чего за расследование громкого преступления в кубанской глубинке взялись лучшие столичные сыщики. Не случись этого, считают станичники, историю, как резали взрослых и душили детей, постарались бы замять. По крайней мере, столь оглушительный резонанс она вряд ли бы получила, а Сергей Цапок, скорее всего, в очередной раз ушел бы от ответственности.

Ведь именно так произошло в 2005 году. На публикацию в "РГ" вроде бы отреагировали, признали, что милиционеры уводили виновных от ответственности, даже уголовное дело в отношении начальника райотдела милиции Владимира Финько возбудили, обвинив полковника в халатности. Однако лучший друг кущевских милиционеров Сергей Цапок (его здесь называли их "главным спонсором") оказался бы в очередной раз "белым и пушистым". Не случайно в официальном ответе редакции сообщили, что "информацией о причастности Сергея Цапка к преступной деятельной ГУВД Краснодарского края не располагает". Выходило, студенты возвели напраслину, иными словами, просто оклеветали достойного человека?

Надоело жить в страхе


2005 год. За полгода до появления Кущевской «мольбы о помощи»: Галина Крошка (в центре) со студентами и преподавателями колледжа. Она учила своих воспитанников быть смелыми и перестать бояться цапков. В интервью нашей газете Крошка говорила, что гордится своими студентами, которые побороли страх и открыто рассказали о преступлениях кущевской банды. Пять лет назад Галина Ивановна была не просто настоящей красавицей, но и сильной, уверенной в себе женщиной, теперь же превратилась в инвалида, не способного обходиться без посторонней помощи.

Между тем, помимо статьи, лишь обозначившей проблему, в распоряжении редакции имелась магнитофонная запись с подробным описанием криминальных ситуаций и главных действующих лиц многолетней кущевской диктатуры. На днях автор этих строк давала показания следователю по особо важным делам краевого следственного управления. Оказывается, там затеяли проверку, пытаются выяснить, не сгустили ли журналисты краски, описывая "кущевские ужасы". Скажу сразу: про 220 изнасилованных писала не "РГ". Ни тогда, пять лет назад, ни сейчас мы цифр не называли - подобный счет должны вести правоохранители. Но зачем следователи ухватились именно за эту цифру (220 изнасилований), гуляющую с легкой руки одной из газет? Потому что ее можно легко опровергнуть? А все другие факты, с более серьезной доказательной базой их не взволновали? Не потому ли, что тогда придется признавать существование самой настоящей мафии?

После изучения расшифровки студенческих исповедей даже следователь был шокирован. "Неужели на подобные вещи можно было закрывать глаза?" - сказал Сергей Димов.

Заметим, пять лет назад на встречу с журналистом "РГ" собрались не только авторы письма, но также учащиеся и преподаватели медицинского колледжа и профессионального училища. Ребята делились тем, что пришлось пережить, и некоторые не могли сдержать слез. Эти исповеди раньше нигде не публиковались. Вот они.

Настя: "Мы так долго их боялись, а теперь надоело. Пусть они нас боятся, вот почему мы решили все рассказать. Я сейчас на третьем курсе, а самое страшное случилось со мной, когда еще на первом курсе училась. Здесь так обычно бывает: появляется новая девушка - и на нее набрасываются. У беспредельщиков есть фамилии, имена, клички, но их всех зовут цапками. Ходят обычно толпой, а если по одному идут, то голову опускают, стараются в глаза не смотреть. А кто такие Цапки, здесь даже дети знают. Их два брата было, потом одного убили, а второй сейчас в нашем "белом доме" заседает, депутатом стал. Объезжает свои владения на шикарных иномарках. Машин у него много, в одной из них я имела несчастье побывать. До сих пор не могу вспоминать об этом без содрогания".

Анатолий: "Я когда поступил учиться, станица очень понравилась. Но уже через месяц столкнулся со здешними нравами. Мы втроем квартиру снимали, и вот однажды ночью ворвалась толпа из 15 человек и стали нас избивать. А утром пришли с угрозами: "Напишете заявления - не жить вам". Да мы уже и знали, что жаловаться куда-то бесполезно, если цапки задействованы. Они один на один никогда не дерутся обычно. Против одного нашего человек 20 их "шестерок" выходит. В каждом учебном заведении есть местные студенты, которые общаются с "авторитетами". Приходят в группу, требуют сдавать по 30-50 рублей. Деньги, говорят, нужны на "общак", на воров, которые в зонах сидят. Если не платишь, грозят расправой".

Виталий: "Ко мне на квартиру в прошлом году ворвался один из этой банды, стал телефон требовать. Я не отдал, тогда он меня ножом пырнул, легкое пробил. Пролежал в больнице месяц, потом пошел в милицию, но там дело так и не возбудили. Здесь это обычная практика. Знакомая девушка возвращалась домой после занятий. Шли вчетвером, но ее одну выдернули, остальным ножи под куртки сунули. Девушку изнасиловали, потом домой отвезли. Она потом заявление написала, а ей сказали: "Ты одна, а их трое, и они все отрицают. Теперь к ней постоянно с вопросами подходят: "Ты еще учишься, не уехала. Домой пора возвращаться".

Юля: "Со мной учился Андрей из-под Анапы. Пошел на вечер в ДК, так его там так избили, что капилляры в глазах лопнули и почки отказали. Приехал брат, забрал его. Андрей потом звонил, сказал, что его признали негодным к службе в армии. И опять никого не наказали. Эти "цапковские" вроде охранниками числятся, а в свободное от работы время беспредельничают. Ничем не гнушаются. На моих глазах отобрали мобильник у 10-летнего мальчика. Когда милиционер узнал, что это дело рук "цапковских", сказал, что у него семья есть и он не собирается никого из местных успокаивать".

Лена: "Я гуляла в парке, подходят молодые люди, пристают, милиция все это наблюдает, но не вмешивается. Когда на их глазах избили девушку, они ее увели, не сказав ни слова хулиганам. Им прекрасно известны все члены группировки, я считаю, что они просто связаны с ней".

Юлия Игоревна, заместитель директора по воспитательной работе медицинского колледжа: "В прошлом году к нашей первокурснице на съемную квартиру ворвались трое, схватили девушку, увезли, надругались. Она несовершеннолетняя, девственница, когда в себя пришла, сразу домой, к маме уехала. Та приезжает: "Что у вас происходит?" Спрашиваем девочку, кто это сделал. Называет имя, говорит, что он из бригады "цапков". Иду к районном депутату Сергею Цапку, рассказываю, он уверяет, что бригады, мол, никакой нет и его именем просто прикрываются. Пригласили на родительское собрание сотрудников правоохранительных органов. Объясняем, что студенты боятся писать заявления, потому что их обещают облить соляной кислотой. "Без заявлений мы не работаем", - ответили нам. В прошлом году 10 первокурсниц бросили колледж. Причина все та же - их избивали и насиловали. Стараются выбирать самых видных. У нас очень красивая девушка училась. Нынешним летом, когда она возвращалась с занятий, ее затолкали в машину. Девочка на большой скорости выпрыгнула, стесала себе лицо, руки. Они ее доставили в приемный покой, попросили оказать помощь, стояли над головой, чтобы ничего сказать не успела, а потом снова увезли. Только утром отпустили. Девочка уехала домой, месяц в больнице пролежала. Приехал ее папа, молча документы забрал, сказал, что дочь не вернется. Когда проводили анкетирование, то выяснилось, что каждый третий студент подвергался вымогательству, избиению, изнасилованию. У нас 300 человек учится, вот и считайте".

Виолетта, заместитель директора профессионального училища: "У нас особый контингент, в основном дети из малообеспеченных семей. Всего 390 ребят, в том числе свыше 50 сирот, которым приходится хуже всех. Подъезжает машина без номеров, забирает мальчиков, куда-то увозит. Портфель лежит - ученика нет. Привозят, слышим, что им давали задание: убрать мусор, выкопать погреб, разгрузить мебель. Наши сироты дом Цапков сторожили, их тока и поля охраняли. Писать заявления отказываются - боятся. Бывало так, что ребята бросали училище, отучившись всего несколько дней. Причем уходили без объяснения причин. И это уже давно у нас происходит. По образованию я физик и хорошо знаю, что повторяющиеся явления - это закономерность. Не вырвали зуб - второй заболел, а потом и все зубы менять надо".

Галина Крошка, ректор Северо-Кубанского гуманитарно-технологического института: "Уже лет 10 здесь подобное творится, так что корни крепкие. И я горжусь своими студентами, которые не побоялись и открыто написали, а теперь и рассказали обо всем".

Милицейский след

С Сергеем Цапком мы увиделись тем же вечером. Думаю, он был прекрасно осведомлен и о коллективном обращении студентов, и о корреспонденте "РГ", приехавшей разбираться в студенческих жалобах, потому что быстро разыскал меня (не исключаю, что все те два дня, проведенные в Кущевской, была под плотным наблюдением), подсел к столику в кафе и завел разговор. Сказал, что является депутатом и никому не позволит порочить свое имя. "У меня дом в Испании, при желании могу туда уехать", - заметил собеседник, дав понять, что у меня наверняка такого дома нет и уезжать мне некуда. Не угрожал, не запугивал, просто намекнул, что "не стоит обижать хороших людей".

Через день вышла статья. И хотя имя главного героя мы изменили, все его тут же узнали. Разразился скандал. Генеральный прокурор РФ распорядился проверить изложенные в "РГ" факты, после чего прислали комиссию из Краснодара. Следом приехали проверяющие из милицейского главка. Районный прокурор и начальник ОВД лишились своих кресел, в Кущевской прошла выездная коллегия ГУВД. В общем, пар был выпущен, меры приняты, "цапки" затаились. По крайней мере, с тех пор они перестали затаскивать понравившихся им девчат в свои крутые иномарки.

Между тем люди рассказали не только членов "цапковской бригады", но и об их покровителе в погонах Александре Ходыче. Информация требовала серьезной проверки, пришлось проявить инициативу и поделиться всем, что сумела разузнать в Кущевской с сотрудником краевого УБОПа. Поведала ему, как на хуторе Зеленая Роща подручные Цапка и Ходыча "крышуют" конопляные плантации. Рассказала об отработанных схемах разорения местных предпринимателей, когда Ходыч арестовывает человека, а потом Цапки забирают его бизнес. Меня внимательно выслушали, пообещали доложить обо всем руководству, однако неприятности после этого начались вовсе не у Александра Ходыча, а у Галины Крошки.


28 января 2006 года в местной газете появилось обращение сотрудников Кущевского РОВД к населению. В нем говорилось, что статьи, подобные тем, что вышли в "РГ", направлены не только на очернение правоохранительных органов, но и на подрыв доверия населения к власти, поскольку дестабилизируют и без того сложную обстановку в районе. Преступную группировку, о которой писала газета, правоохранители не обнаружили, зато нашли ее в стенах того самого учебного заведения, из которых вышло всполошившая всех студенческая "мольба о помощи".

В конце января по материалам проверки, инициированной все тем же Ходычем, было возбуждено уголовное дело в отношении Натальи Сивцевой, возглавлявшей представительство Невинномысского института на базе кущевского вуза. Ей инкриминировалось мошенническое присвоение 44 тысяч рублей "за неполученное образование". Деньги Сивцева действительно взяла, но вернула их, как только выяснилось, что в Невинномысском вузе нет указанной несостоявшимся абитуриентом специальности. Так называемый "оперативный эксперимент" был проведен сотрудниками УБОП под руководством Ходыча как раз в момент возвращения денег.

Но сама по себе Сивцева мало кого интересовала, ибо Ходычу нужна была "преступная группировка" во главе с Крошкой. В начале марта 2006 года арестовали Галину Ивановну, и тут же местные СМИ сообщили сенсационную новость, что ректор Северо-Кубанского гуманитарно-технологического института наладила в Кущевском колледже фиктивный учебный процесс с выдачей учащимся "липовых" дипломов.

Поясним: институтский статус данное учебное заведение получило только в середине 2005 года, а до этого много лет оно было колледжем, на базе которого действовали филиалы других вузов. Кстати, чуть ли не половина сотрудников кущевской милиции и соседних райотделов имели как раз те самые дипломы, которые власти вдруг объявили недействительными. Но после того как головные вузы подтвердили их подлинность, версия лопнула.

Начали копать в другом месте, прицепившись к академическим справкам, являющимся, как известно, бланками государственного образца и строгой отчетности. По ним студентов из одного вуза переводили в другой. Делалось это в спешном порядке из-за возникших проблем с государственной аккредитацией. В журнале выдачи академических справок указаны конкретные фамилии, да и студенты рассказывали, что раньше они учились на базе колледжа в филиале другого института. Однако следствие стало утверждать обратное: якобы Крошка просто похищала бланки академических справок и, изготовив поддельные печати, за несколько месяцев до получения дипломов устроила около сотни нигде не обучающихся студентов в другой институт. Потом часть "похищенных" бланков обнаружилась в головном вузе, но уголовное дело после этого почему-то не рассыпалось. Вот так Ходычу удалось убить сразу двух зайцев: отвести от себя подозрения, а заодно и журналистский пыл остудить. Попробуйте после таких "разоблачений" защищать ректора института.

Кушевская узница

Когда головные вузы признали подлинность выданных дипломов, уголовное дело в этой части прекратили, а вот сам этот факт оставили в обвинительном заключении (наверное, для объема). Любопытно и другое: изъятые у выпускников дипломы в ходе следствия... исчезли. На суде было заявлено, что они просто не поступили вместе с делом, однако, по слухам, Ходыч со своими подручными "возвращал" их выпускникам за весьма солидное вознаграждение.

Что касается Галины Крошки, то ее судьба оказалась ужасной. После первого инсульта следствие изменило ей меру пресечения на подписку о невыезде. Женщина восстанавливала силы и исправно ходила на допросы, но как только дело попало в суд, ее опять арестовали. На основании якобы поступивших угроз пострадавшим студентам с ее стороны. Проверили: сигналы оказались ложными, но Крошка осталась за решеткой. В тюрьме она перенесла еще один инсульт, паралич и потеряла рассудок. Диагноз подтвердили эксперты двух психиатрических клиник - Краснодара и Москвы, однако судья Сергей Шаповалов продолжал незаконно удерживать ее под стражей. Причина в том, что он еще со школьных лет - "лепший кореш" Цапков. В Кущевской ни для кого не секрет, что федеральный судья крепко дружил со старшим братом Николаем, а с младшим Сергеем играл в футбол за одну команду. В районе многие считают, что и судейское кресло он занял с подачи известных "кущевских меценатов". Когда в Квалификационной коллегии судей папка распухла от жалоб, Сергей Шаповалов решил спешно ретироваться с Кубани. Отбыл он в августе нынешнего года, после чего дело Крошки передали другому судье, который тут же вынес решение о применении к подсудимой принудительных мер медицинского характера. Недавно Галину Ивановну выписали из психиатрической клиники, и сейчас она находится под амбулаторным наблюдением. Известие о кровавой драме на улице Зеленой вызвало такое сильное потрясение, что она едва снова не попала в больницу. Медики считают, что состояние пациентки необратимо, но родные верят в чудо. Дочь Женя не теряет надежды вернуть своей маме доброе имя. По ее просьбе глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин затребовал дело Галины Крошки для детального анализа.

Ну а федеральный судья Сергей Шаповалов перебрался в Подмосковье и теперь заседает в Красногорском городском суде, где, говорят, претендует на кресло заместителя председателя. Когда об этом прослышали в Кущевке, решили, что не иначе Цапки начали готовиться к походу на Москву.

Из досье "РГ"

2005 год.

За полгода до появления Кущевской "мольбы о помощи": Галина Крошка (в центре) со студентами и преподавателями колледжа. Она учила своих воспитанников быть смелыми и перестать бояться цапков. В интервью нашей газете Крошка говорила, что гордится своими студентами, которые побороли страх и открыто рассказали о преступлениях кущевской банды.

Пять лет назад Галина Ивановна была не просто настоящей красавицей, но и сильной, уверенной в себе женщиной, теперь же превратилась в инвалида, не способного обходиться без посторонней помощи.

28 января 2006 года в местной газете появилось обращение сотрудников Кущевского РОВД к населению. В нем говорилось, что статьи, подобные тем, что вышли в "Российской газете", направлены не только на очернение правоохранительных органов, но и на подрыв доверия населения к власти, поскольку дестабилизируют и без того сложную обстановку в районе.