Новости

Росфинмониторинг берет под контроль терминалы моментальной оплаты

Как стало известно "РГ", Росфинмониторинг намерен взять под контроль денежные переводы, которые проходят через терминалы моментальной оплаты, электронные, мобильные "кошельки", виртуальные "обменники" и платежные системы.

Не исключено, что максимальный анонимный перевод наличных денег будет сокращен в пять раз и ограничен 3 тысячами рублей вместо нынешних 15 тысяч. А что сверх лимита гражданам необходимо будет идентифицировать, то есть привязывать к банковским операциям и собственным паспортам. В том числе и дорогостоящие покупки через интернет-магазины. За 2010 год, кстати, их общий объем в России составил миллиард долларов.

По мнению участников рынка, для пользователей, оплачивающих сегодня через терминалы услуги сотовой связи, домашние телефоны или Интернет, неудобств не возникнет - анонимная оплата на сумму, не превышающую 3 тысяч рублей, покрывает 90 процентов требований "бытовых" счетов. А в ближайшие пару лет россияне будут "охвачены" универсальными социальными картами, с паспортными данными на владельца. С их помощью можно будет оплачивать коммуналку, налоги, штрафы, госпошлины, городскую и сотовую связь, кабельное телевидение, интернет. Максимальное распространение получат безналичные платежи с пластиковых банковских карт. А для переводов электронных денег физлица будут в заявительном порядке получать персонифицированные электронные ключи. Во многих европейских странах, США и Канаде - человек с наличностью давно нонсенс. А вот привязать к паспорту интернет-торговлю, считают эксперты, по сути, наступить ей "на пятки".

Интернет-торговля может сократиться в разы. Вряд ли потенциальный покупатель продуктовых заказов, бытовой техники или турпутевок захочет приехать с паспортом для заключения трех разных контрактов с провайдерами электронных платежей, чтобы идентифицировать себя. Электронная торговля в этом случае теряет "быстрые" преимущества. Тем не менее, вводя столь жесткие нормы по регулированию интернет-платежей, российские законодатели учитывают замечания ФАТФ, влиятельной международной "антиотмывочной" организации, членом которой наша страна является с 2003 года. По рекомендациям ФАТФ все больше государств мира вводят жесткие "антиотмывочные" стандарты для платежей через терминалы моментальной оплаты и в виртуальной Сети. Ведь анонимность таких денежных переводов дает возможность использовать их в преступных целях. И это "поле" постоянно расширяется. Если в 2000 году работало около ста электронных платежных систем, то теперь их несколько сотен, и они действуют в 37 странах мира.

Одна из наиболее распространенных "отмывочных" интернет-схем связана с легализацией наркодоходов. Получив товар, розничные торговцы наркотиками с ближайшего терминала любой системы моментальных платежей перечисляют наличные деньги на "электронные кошельки" оптовых наркораспространителей, одновременно уведомляя их о произведенной оплате с помощью смс. Или такой пример. "По следам" интернет-банкинга с помощью финразведчиков российские правоохранительные органы разоблачили экстремистскую преступную группу. Одна из организаций зарегистрировала несколько фиктивных некоммерческих организаций социальной направленности. Управление счетами велось при помощи как раз интернет-банкинга. На счета благотворительной фирмы поступали безналичные денежные переводы якобы от коммерческих компаний в качестве пожертвований и взносов. Потом деньги перечисляли на банковские карты, открытые на подставных физических лиц, затем обналичивались участниками схемы. Часть этих средств шло на поддержку экстремистов. Как подтвердил "РГ" сопредседатель Рабочей группы по оценкам и правовым вопросам Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), начальник юридического управления Федеральной службы по финансовому мониторингу Павел Ливадный, вопросы правового регулирования электронных денег сегодня актуальны для большинства стран евроазиатского региона. В Белоруссии, привел пример Ливадный, рынок электронных платежей регулируется постановлениями правления Национального банка страны. Банки обязаны уведомлять Национальный банк о проведении транзакций с электронными методами расчетов. В Узбекистане все выписки электронных денежных операций приравниваются к чекам банковских терминалов. В России при участии минфина, Центробанка, Росфинмониторинга и провайдеров услуг разработан проект закона о национальной платежной системе, который в феврале Госдума планирует рассмотреть во втором чтении. В этом документе, как уже писала "РГ", закрепляются новые механизмы безналичной оплаты. Да так, что операции по переводу электронных денежных потоков можно отслеживать на всех этапах и соотносить с конкретными лицами. В частности, предполагается, что деятельность кредитных небанковских организаций в лице операторов платежных систем будет лицензироваться Банком России. Сейчас в России более сотни таких бесконтрольных платежных систем, помимо публичных веб-мани и Яндекс-деньги. "После введения лицензий, количество платежных систем значительно сократится. Более того, они и их клиенты окажутся на виду у провайдеров услуг по осуществлению электронных платежей, которые смогут контролировать проводимые операции", - пояснил Ливадный. Закон также ограничит вывод за рубеж электронной валюты через мобильные кошельки.

комментарий

Сегодня любой пользователь Интернета может быть вовлечен, даже не догадываясь об этом, в схему отмывания грязных денег и финансирования терроризма. И доказать свою невиновность ему будет крайне сложно.

Что можно предпринять в этой ситуации полной вольницы в Интернете и какой мировой опыт был бы полезен России, корреспонденту "РГ" рассказал глава крупнейшей российской компании в области компьютерной безопасности "Лаборатория Касперского" Евгений Касперский.

Российская газета: Евгений Валентинович, в каких странах мира "электронная" преступность получила наибольшее распространение и как на этом фоне смотрится российский криминал?

Евгений Касперский: Интернет-преступность - интернациональна. Но с ярко выраженным национальным оттенком. Бразильская специализируется на краже банковской информации, европейская - на взломах компьютерных систем, китайская - на компьютерных играх, а российская - на всем.

Наибольшую опасность для рядовых клиентов банка представляет вид угроз, при котором их счета используются для финансирования терроризма. В этом случае пользователь, чей компьютер заражен вредоносной программой не всегда может доказать в суде, что операции с его счетом производились злоумышленниками, а не им самим.

Когда дело доходит до "отмывания" средств, схемы всегда практически одинаковые, с использованием международных денежных потоков. Причина кроется в локальных законах и международном праве. Например, японец с помощью компьютерного вируса украл у англичанина со счета деньги и перевел их в панамский банк. В Японии нет закона, запрещающего писать вирусы. В Панаме нет закона о выдаче данных по банковским транзакциям клиентов. Куда обратиться англичанину за помощью? В Скотленд-Ярд? В Интерпол? И какую сумму должен был украсть японец, чтобы английский банк не вернул похищенное клиенту? Отвечая на эти вопросы, преступники выстраивают свои схемы и стараются сделать их максимально едиными и универсальными.

РГ: Можно ли регулировать электронные финансовые потоки в Интернете, не ограничивая их очевидных преимуществ?

Касперский: Есть такая идея - "В Интернет по паспорту". Она реализована в Китае. Перед началом работы в Сети пользователь обязан предоставить свой паспорт компетентному органу. Пришел домой, включил компьютер, идентифицировал себя по электронному паспорту - вышел в Сеть. В этом случае даже во всемирной Сети никуда не скрыться и никуда не убежать. Практически сразу после внедрения этой системы из китайского сегмента Интернета почти исчезли серверы, собиравшие данные о владельцах банковских карт со всего мира. Кстати, с инициативой по паспортизации Интернета выступила и администрация президента США Барака Обамы.

Однако наряду с очевидными преимуществами здесь возникает вопрос о свободе в Сети. Интернет не развивался бы так стремительно без свобод и вольностей, которые он предоставляет. Так что пока в борьбе с интернет-преступностью "лучшей практики" нет. Нужно работать дальше.

РГ: Как известно, многие страны такое интернет-табу не поддерживают. Когда же могут появиться универсальные международные нормы противодействия "отмыванию" денег через Сеть?

Касперский: Если реально оценивать ситуацию, то в ближайшее время принятие универсальных международных норм маловероятно. Чтобы подобные законопроекты эффективно работали, не вызывая разногласий, прежде всего необходимо провести колоссальную работу: и по борьбе с коррупцией, и по налаживанию доверительных отношений со всеми заинтересованными странами.

Справка "РГ"

Через атаки электронных "пиратов" в месяц заражаются 35 миллионов компьютеров. "Грязная" прибыль преступников и незаконные операции превышают миллиард долларов в год.