Новости

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

О будущих переменах в работе нотариусов шла речь в интервью члена президиума Ассоциации юристов России с президентом Федеральной нотариальной палаты Марией Сазоновой.

Нотариус со статусом

Михаил Барщевский: Мария Ивановна, свободный нотариат у нас существует без малого двадцать лет. Не назрело ли время для некоторых изменений?

Мария Сазонова: Именно этим сейчас и озадачены министерство юстиции и Федеральная нотариальная палата. Основы законодательства о нотариате были приняты еще в 1993 году во времена действия старой Конституции и старого Гражданского кодекса. Тогда трудно было предположить, какое место сможет занять нотариат в сфере гражданского оборота. Поэтому основы очень несовершенны.

Барщевский: А что конкретно несовершенно в основах?

Сазонова: В основах нечетко прописан статус нотариуса, понятие нотариальной деятельности, нет разграничения компетенций между министерством юстиции и нотариальными палатами. При этом государственный контроль достаточно опосредованный - министерство юстиции через свои органы выдает лицензии на право заниматься нотариальной деятельностью, но ни приостановить, ни лишить права деятельности оно не может. Надзорные функции минюста, по сути, сведены только к контролю за организацией делопроизводства. Совершенно не прописаны основания и виды ответственности нотариуса. А профессиональный кодекс нотариуса как нормативно-правовой документ не признается судами, поэтому все, что мы выносим в качестве порицания - выговор, строгий выговор, суды часто отменяют.

Барщевский: Я правильно вас понимаю, что в общем и целом речь идет об усилении контроля?

Сазонова: Не об ужесточении, а о четком регулировании и наведении порядка - это во-первых. А кроме того, прошедшие десятилетия выявили необходимость использования эффективных правовых механизмов в регулировании и обеспечении безопасности гражданского оборота. Важная роль в этом исторически принад лежит нотариату.

Услуги оценили на глазок

Барщевский: А почему каждый нотариус сам вправе решать, сколько стоит подготовка проекта того или иного документа?

Сазонова: Согласно Налоговому кодексу РФ, сумма, взимаемая за нотариальные действия, определена, а за техническую работу и за составление проекта нотариального акта тариф не установлен. Ранее законодательно была установлена ставка 0,3% от суммы госпошлины за удостоверение нотариального действия. Затем это положение исчезло. И когда мы запросили комментарий минфина, нам ответили, пусть нотариусы сами определяют стоимость услуг, исходя из себестоимости затрат.

Барщевский: И получается, что у одного нотариуса составить завещание стоит 100 рублей, а у другого - 10 тысяч.

Сазонова: Совершенно верно. Нам пришлось разработать рекомендации, определяющие границы размера вознаграждения нотариусов. Но, к сожалению, при отсутствии четкого законодательного регулирования рекомендации остаются лишь рекомендациями. В проекте закона все эти моменты будут определены совершенно четко.

Барщевский: Почему так трудно попасть в нотариусы?

Сазонова: Сейчас мы совместно с минюстом определяем схему доступа в нотариальную сферу. А разве в адвокаты легко сегодня попасть?

Барщевский: Сейчас адвокатские палаты на квалификационных экзаменах стали вести себя пожестче. В адвокаты попасть стало непросто последние лет 5-7, а в нотариусы - просто невозможно.

Сазонова: Потому что у адвокатов нет системы квотирования.

Барщевский: И вам ее надо отменять.

Сазонова: Эта дорога ведет в тупик. Опыт стран, экспериментировавших с отменой ограничения, свидетельствует о разрушении системы саморегулирования. Происходит концентрация нотариусов в крупных экономических центрах, что оставляет без квалифицированной юридической помощи граждан в других поселениях. Кроме того, ряд установленных законом обязательных процедур, таких, как оформление наследства, охрана наследственного имущества, совершаются по территориальному принципу. Ведение наследственных дел распределено между нотариусами, и мы четко отслеживаем, чтобы не завести вторые, десятые наследственные дела. А если сделать так, как вы предлагаете, можно будет всю наследственную массу растащить и нарушить тем самым целостность системы.

Барщевский: А чем вы объясните невысокий престиж юридической профессии в нашей стране?

Сазонова: Тут тоже много факторов. Престиж профессии стал падать с тех пор, как появились вузы, где можно получить диплом за деньги. При этом профессиональный уровень таких выпускников, мы с этим сталкиваемся при экзаменах на стажировку не выдерживает никакой критики. Сошел на нет и отбор по критериям нравственной профпригодности. В системе юрисдикции должны работать добросовестные и чистые на руку люди.

Барщевский: Сколько нотариусов, по вашему, злоупотребляют своими полномочиями?

Сазонова: Ежегодно мы через судебную систему лишаем полномочий порядка ста нотариусов.

Барщевский: Из восьми тысяч? Это 0,8 процента.Так через сто лет нотариат станет чистым?

Сазонова: К сожалению, у нас существует одна возможность избавиться от недобросовестного нотариуса - через суд. Необходимо расширять систему дисциплинарных наказаний, чтобы была возможность хотя бы объявить выговор, активно внедрять профилактические, предупреждаю щие действия.

Барщевский: А сколько процентов, по вашим ощущениям, честных?

Сазонова: Основной контингент нотариата - более 90 процентов - составляют порядочные, высокопрофессиональные сотрудники, потому что огромное количество из них пришло еще из старой советской системы. Многие негативные явления связаны с приходом как раз тех юристов, о которых мы говорили, - профессионально и этически не отвечающих требованиям профессии... Как правило, из этой категории мы лишаем права на ведение деятельности.

Барщевский: В чем сегодня, с вашей точки зрения, ключевые причины коррупции в России?

Сазонова: Их много, но две составляющие являются определяющими. Первая - это несбалансированный уровень социально-экономической обеспеченности граждан. Но самое главное - до тех пор, пока чиновный люд и правоохранительная сфера будут поражены этой болезнью, ниже бороться с ней совершенно бесполезно.

Барщевский: У меня есть теория, что бороться с коррупцией на всех фронтах одновременно бессмысленно. Начинать надо с тех, кто вершит закон - с судебной системы. После этого переходить на тех, кто закон представляет - милицию, прокуратуру, следствие...А затем сконцентрироваться на тех, кто исполняет закон, т.е. на чиновничестве.

Сазонова: Абсолютно согласна. Соцопросы показывают, что многие граждане относятся с недоверием к судам и боятся правоохранительных органов. Это отношение к правовым институтам сменой вывесок не изменить.

Ключевой вопрос

Барщевский: Не стоит ли передать право на простейшие нотариальные действия - удостоверение доверенности, завещания, например, адвокату? В Америке совершать подобные действия может любой, получивший простейшую лицензию. И никаких очередей к нотариусу, никаких избыточных расходов.

Сазонова: Не стоит. И вот почему. Любой документ, оформленный нотариусом, регистрируется в реестре. Когда нотариус удостоверяет, допустим, доверенность, она попадает в единую базу учета. Если во Владивостоке по этой доверенности приехали продавать, скажем, нежилое помещение, то нотариус, войдя в базу, за минуту может убедиться в законности полномочий. В условиях повышенной криминогенности, огромного количества подделок и фальсификаций подобная процедура создает серьезное препятствие для махинаций.

Новый проект закона предполагает, что нотариус сможет проверить информацию всех представленных документов, запросить подтверждение, архивную справку и т.д. Уже сейчас при ФНП организован удостоверяющий центр, введена единая форма защищенного бланка.

В рамках разработанного законодательства предлагается придать нотариусу совершенно иной статус для комплексного оказания правовой помощи.

Сегодня же нотариус, удостоверяя сделку, не может проверить природу отчуждаемого имущества в государственном реестре, к которому у него нет права доступа.

Барщевский: Если мы говорим о доверенности на отчуждение недвижимого имущества, я готов с вами согласиться. Но недавно мне пришлось удостоверять доверенности у нотариуса на имя моего помощника на получение на почте бандероли и оформление пенсионных документов для моей тещи...

Сазонова: Эти виды доверенностей сегодня удостоверяют все кому не лень. Причем на эти виды приемлема простая письменная форма. Значимые же действия, такие, как удостоверение завещаний, некоторых видов доверенностей, определенных сделок, надо оставить у нотариуса.

цифра

7860 нотариусов обслуживают население во всех регионах страны.

Фото: РИА Новости