Новости

28.09.2011 00:28
Рубрика: Общество

Рюмка за папу, рюмка за маму…

Социологи выяснили, почему современные подростки начинают и продолжают пить

Пьянству - бой, пьянству - girl, шутили когда-то. Шутки перестают быть смешными, когда становятся правдой. Эта - стала. Причем очень горькой.

Доклад ученых Института социологии РАН, посвященный проблемам "алкоголизации" российских детей и подростков не вызвал в обществе взрыва эмоций только потому, что его мало кто читал. Его делали ученые, а не публицисты - подробно, с кучей цифр, сугубо "научным" сдержанным языком, без малейших "доколе?!" От этого приведенные в докладе цифры становятся еще более жуткими.

Главный вывод социологов - то, что "спаивают" подростков не какие-то неведомые злодеи, не "государство" и даже не реклама. Это делают, осознанно или невольно, их собственные родители и близкие почти в каждой конкретной "ячейке общества".

Социологов любят упрекать в "субъективности" - ну что ж, у них профессия такая: иметь дело не столько с фактами, сколько с мнениями о них. Но и факты оптимизма не внушают. Согласно статистике, в последние 20 лет проблема пьянства в России резко обострилась и затрагивает теперь уже не только "этих алкашей" мужского пола, неряшливого вида и неопределенного возраста, но и женщин, подростков, представителей вполне благополучных слоев населения. Главный показатель "алкоголизации" - потребление алкоголя в расчёте на душу населения с 1989 по 2010г.г. увеличился в 1,5 раза и достиг 18 литров абсолютного алкоголя (чистого спирта). Уровень, который Всемирная организация здравоохранения признает "особо опасным для здоровья людей" вдвое ниже - 8 л.а.а.

Медстатистика утверждает, что в России сейчас около 2,7 млн. человек больны алкоголизмом. Но это лишь те, кто "стоит на учете". По оценкам экспертов, алкоголиков в стране около 5 млн, или 3,4% от всего населения. Добавляются и извечные "национальные особенности": у нас, как показала практика, пьянство наносит обществу куда более сильный удар, чем в других странах. Опять же цифры: с момента начала перестройки душевое потребление алкоголя выросло на четверть, а количество правонарушений, совершаемых пьяными, - почти в два раза. До 30% всех преступлений - тоже "на закуску к выпивке". В том числе особо тяжких (до 65%). В среднем 57-60% людей, ставших жертвами убийства, были в этот момент пьяны. 77% убийц совершили свои преступления в нетрезвом виде. Да и без криминала  почти треть мужчин и седьмая часть женщин умерли преждевременно, и связано это с алкоголем. От алкогольных отравлений россияне гибнут чаще жителей любых других стран мира.

Очень опасная тенденция, тоже отмеченная статистикой, - рост женского алкоголизма, гораздо более быстрый, чем мужского. Сейчас в России только официально зафиксировано 418 тыс. женщин с диагнозом "алкоголизм" и 74 тыс. "выпивающих с вредными для здоровья последствиями" (реальные цифры больше в разы). И если 10 лет назад на десять алкоголиков приходилась лишь одна женщина, то сегодня - уже четыре.  Чем это чревато, можно даже не пояснять. По данным Генпрокуратуры, в стране 178 тысяч детей-алкоголиков, уже знакомых и с похмельем, и с "белой горячкой". А по данным Роспотребнадзора, ежедневно в России потребляют алкоголь (включая пиво) 33% юношей и 20% девушек. Причем пик массового приобщения к потреблению алкоголя сместился с возрастной группы 16-17 лет в возрастную группу 14-15 лет, а впервые пробуют алкоголь "до тяжкого опьянения" порой в 12 лет. По сравнению с 2000 г. заболеваемость алкоголизмом среди подростков выросла с 18,1 до 20,7 на 100 тыс. населения.

Феномен подросткового алкоголизма социологи ИС РАН изучали 8 лет подряд, с 2003 по 2010 г. В зону их внимания в качестве респондентов попали школьники 7-9 и 10-11 классов, студенты колледжей и вузов, родители, учителя, члены семей людей с алкогольной зависимостью, работающая молодежь 22-23 лет. Отдельно проводились исследования среди интернет-аудитории и фокус-группы с экспертами-профессионалами, занимающимися проблемами алкоголизма, школьниками и родителями, а также подробные "глубинные интервью" с наиболее типичными представителями различных социальных групп.

Ученые намеренно провели свои зондажи в разных регионах России начиная с крайнего юга и заканчивая крайним севером, в Москве или других крупных городах - и в глухой провинции (например, городах Бузулук, Вятские Поляны, Можга). Особой строкой шло исследование так называемой "северной модели" употребления спиртного: ее изучали на примере города Надыма в Ямало-Ненецком АО.

Законченных алкоголиков или пьяниц среди молодых людей (а каждый раз опрашивали от 600 до 2000 человек) не нашлось. Но прогноз на будущее не столь радужный: есть большая вероятность, что со временем некоторых из них такие проблемы коснутся вплотную.

Алк-подготовка

В "будущие алкоголики" ребят нередко принимают почти как в пионеры: при стечении народа и в торжественной обстановке. Впервые большинство подростков пробует алкоголь во время какого-нибудь застолья, часто - семейного (день рождения, свадьба, Новый Год и т.д.).  И не видит в "традиции" сопровождать любой праздник выпивкой ничего особенного. Именно так, говорят психологи, "формируется первичная установка" на то, что без спиртного никакие "групповые действия" обойтись просто не могут.

Очень важно, как во время такой "пробы" повели себя взрослые. А родители иногда не просто провоцируют ребят на то, чтобы выпить, но и считают себя обязанными "научить" ребенка это делать ("пусть дома пьет, а не с пацанами в подворотне"). Благое намерение не превращать выпивку в запретный плод дает противоположный эффект: ребенок привыкает, что "пить в целом нельзя, но в частности можно".  Причем выяснилось: гораздо чаще родители сами предлагают первый в жизни алкоголь не сыновьям, а дочкам. Например, шампанское под бой курантов или в день рождения, на выпускной и перед ним, "чтоб подготовиться".

Как показали опросы, большая часть подростков знакомится со спиртным в 12-15 лет. За последние 15-20 лет количество школьников, узнавших вкус алкоголя к 14 годам (нынешний 8 класс), возросло почти в два раза. Так, если в 1991 г.  к 14 годам вкус алкоголя был знаком 36% школьников, то в 2006-2007 гг. уже 68% учащихся средней школы пробовали алкоголь. А число подростков, не пьющих спиртного вообще, с возрастом постепенно уменьшается.

Хочется, потому что можно

Принцип "нельзя, но можно" продолжает триумфальное шествие. Дома, на улице, по телевизору подростки видят тех, кто употребляет алкоголь и вполне доволен жизнью. И следуют их примеру. Социологи в своем докладе выделили 4 категории подростков 7-9 классов в зависимости от их отношения к спиртному. Те, кто никогда не употреблял его, - "трезвенники". Остальные - это "ситуативные потребители", "экспериментаторы" и "пьющие". Принцип разделения простой: по каким мотивам, насколько часто молодые люди пили спиртное и случалось ли им после этого "не держаться на ногах".

"Трезвенники" (32 %) объясняли свою позицию боязнью последствий или религиозными убеждениями. "Ситуативные потребители" (50%) алкоголь пробовали и продолжают это делать в редких случаях (не более 2 раз за последние 2 месяца), но в целом могут от него отказаться. Что такое "напиться", они ощутили раз или два за всю жизнь.  "Экспериментаторы" (12%) нередко попадали в ситуации, когда можно употребить алкоголь или активно искали такую возможность. Напивались пьяными они более 3 раз в жизни, за последний месяц пили не больше 3 раз. Им любопытно, "как организм себя поведет" при этом. "Пьющие" (6%) употребляют алкоголь достаточно часто. Во многом потому, что хотят "казаться взрослыми". Долго не ищут для этого повод, если нет денег - мало перед чем останавливаются. Что такое опьянение и похмелье, знают не понаслышке.

Чем ребята становятся старше, тем меньше среди них убежденных трезвенников (в 9 классе это лишь каждый пятый), а число "экспериментаторов" и "пьющих" растет - до 17 процентов в 9 классе.

Причем девочки пытаются догнать мальчиков. Если в последней трети ХХ века эпизодически употребляли спиртное 65-70% девочек и 90-95% мальчиков - старшеклассников, то сейчас различие почти стерлось. Хуже того: в 8 классе девочек, пробовавших алкогольные напитки, больше, чем мальчиков (69% девочек против 61%). Девчонки пьют "по ситуации", мальчики - "экспериментируют", причем число таких естествоиспытателей резко возрастает в 8-9 классе. Слабый пол предпочитает пить в компании слабоалкогольные коктейли из "красивых баночек", сильный - пиво и те же коктейли. В итоге к 10-11 классу пробовали алкоголь 86% девушек и 81% юношей.  По сравнению, например, с 2004 г. старшеклассники стали чаще не просто пригубливать, а по-настоящему напиваться. Такой опыт в 2004 году имели 45% мальчиков и 36% девочек, а в 2010 году  - по 57% .

Напрасно считается, что пьянство - удел "глухой провинции".

По употреблению алкоголя в среде школьников лидирует с большим отрывом Москва. Среди учащихся 7-9 классов в столице сказали, что употребляют алкоголь 81%, в Бузулуке - 66%, в Казани 63%, в Вятских полянах 56% и в Можге - 47%. Правда, пьют они все же по-разному. В мегаполисе больше тех, кто пьет "чуть-чуть за праздничным столом".  А число школьников, не однажды напивавшихся вдрызг крепкими напитками, выше в небольших городах. К тому же и пьют они зачастую нечто "паленое" или самогон, отчего последствия не в пример тяжелее.  Играет роль и то, что "цивилизация развращает". В семьях с патриархальным укладом (зачастую малообеспеченных) детям запрещают пить четко и жестко. Там "трезвенников" больше. А вот обеспеченные жители мегаполиса чаще демонстрируют либеральные взгляды в этом отношении. Тут еще и "среда заедает" - в крупном городе больше возможностей собраться большой компанией, где будут далеко не только "положительные" персонажи.

Не удивило исследователей и то, что чаще других употребляют алкоголь дети из семей с различными проблемами, многие из "пьющих" школьников испытали развод родителей, смерть близких, живут в атмосфере постоянных конфликтов и драк или имеют перед глазами пример родителя-алкоголика, наркомана и т.д.  Импульсивные, агрессивные или наоборот, забитые подростки, эгоистичные и любящие "пощекотать себе нервы" - группа риска, и немалого. В опросном листе они очень часто ставили галочку - "согласен" с такими высказываниями, как "Немного насилия - это удовольствие", "Нужно применить силу, чтобы тебя уважали", "Я действую под влиянием момента, не останавливаясь, чтобы подумать", "Иногда я иду на риск просто ради удовольствия", "Если вещи, которые я делаю, расстраивают других людей, это их проблема, а не моя" и т.д.

Часто, отмечали ученые, налицо замкнутый круг: подобные свойства личности подталкивают подростка к употреблению алкоголя, а он, в свою очередь, усиливает их и доводит до предела.

Коньяка кружечку?

В 1980-х годах подростки чаще считали алкоголь "лекарством" - от стресса, от простуды, от несчастной любви и т.д. Сейчас они пьют, "потому что так проще общаться". Анкетирование школьников 9-11 классов из Москвы, Надыма и Казани  подтвердило, что пьют они уже не для врачевания душевных ран - а так же, как слушают "фоновую" музыку: чтоб "атмосферу создать".  Более того: у них уже сформированы довольно устойчивые вкусы. Среди школьников, пробовавших спиртное, отчетливо выделились группы любителей пива, коктейлей, вина и шампанского, водки и других крепких напитков. Чуть особняком встали те, кто исповедовал "воздержание" - в компании сверстников они не пьют, но и убежденными трезвенниками себя не считают. При этом в Москве самым популярным среди подростков оказалось пиво и шампанское, в Надыме и Казани - вино и слабоалкогольные баночные коктейли.  На втором месте в Москве - коктейли, в Надыме и Казани - пиво.

"Он просто любитель жидкости номер ноль", поет популярная рок-группа. К подростковой винной карте социологи пригляделись пристальнее. В компаниях школьники употребляют: слабоалкогольные коктейли в банках - 27% опрошенных, вино - 20%, пиво - 19%. Крепкие алкогольные напитки (водка, коньяк) отметили лишь 7% респондентов.

Коктейлями увлекаются в основном девушки (в Надыме их вдвое, в Москве - вчетверо больше, чем юношей). Они склонны собираться большими компаниями, причем выпивка - не главная цель сборища. Опьянение коктейлем обычно "яркое", но короткое. Но больше половины испытывали и похмелье. Вообще этот напиток обладает замаскированной опасностью, считают врачи. В одной банке содержится не менее рюмки водки плюс "химия" - подсластители, красители, ароматизаторы и пр.

Впрочем, "коктейльные" подростки чаще других выражали желание как-то спланировать свою жизнь, ходили на подготовительные курсы и т.д. Это дети из довольно благополучных семей. Не исключено, считают социологи, что такой вид досуга - своего рода "ответ" подростка на перегрузки в учебе и жесткий ритм жизни. Именно поэтому родители иногда закрывают глаза на то, как их чадо "расслабляется".

Вино - напиток ребят из довольно благополучных семей, неплохо успевающих в школе. В Москве таких любителей больше всего - треть от общего числа. По опыту, "алкогольную карьеру" они начинают в семье с ведома или по инициативе родителей. Пьют они не чтобы напиться, а "чтоб было красиво" - в основном по праздникам. Занимаются спортом, на здоровье не жалуются. А вино для них порой - возможность облегчить общение со сверстниками в реальности, а не по интернету. Кстати, "сидеть за компьютером" эти ребята склонны меньше других групп.

Плохо дело с пивом. Группа его любителей в Москве составляет 12% от учащихся старших классов, в Надыме - 16%. Пьют его дети из вполне благополучных семей, у которых есть своя устойчивая компания. Однако именно в этой группе больше всего тех, кто попробовал спиртное в возрасте до 10 лет - обычно именно пиво, к которому взрослые относятся без опаски и иногда дают его даже младенцам.  А между тем, говорят наркологи, употребление пива в России имеет "злокачественный" характер: раннее начало, частое употребление, опыт сильного опьянения. Мало кто знает, что в одной полулитровой бутылке простого светлого пива содержится столько же алкоголя, сколько в 60 граммах водки. И в среднем подросток из "пивной" группы выпивает за раз эквивалент 120-120 г водки, даже не отдавая себе в этом отчета. Но родители спокойны: подумаешь, ребенок "пивка попил"… Они выдают им деньги на карманные расходы и практически не контролируют, на что они потрачены. А дети довольно редко жалуются на "отсутствие интересных занятий" - им вполне хватает их "тусовки" "на раёне" с банкой пива.

Юные любители водки и других крепких напитков - самая большая головная боль для педагогов и медиков. Тут на незнание уже не сошлешься: пьют, понимая возможные последствия. В Москве в компании приятелей может иногда выпить водки каждый десятый подросток (11%). В Надыме таких лишь 2%. Девочек среди них (как и среди любителей пива) в 2 раза меньше, чем мальчиков. Назвать этих ребят "опустившимися" нельзя: они, как правило, живут в благополучных семьях, разве что с родителями предпочитают особо не откровенничать. А водка - это, скорее, чтоб почувствовать себя сильным, "мужиком", "рисковым". Так им кажется. Плюс к тому есть у подростков привычка в беседе со сверстниками похвастаться количеством выпитого накануне, частенько преувеличив последствия. Мол, я уже взрослый, я крут до чрезвычайности! Вчера столько выпил - еле домой добрался! А сверстники скептически: ну-ну, так мы тебе и поверили! А он… А они… Игра эта, считают социологи и психологи, вовсе не безобидна: это опять же "закрепление" определенных ролей. Как показали опросы, три четверти школьников не осуждают товарищей, перебирающих с алкоголем - либо жалеют, либо подшучивают над ним, либо просто не обращают внимания. Только по 4% сказали, что такое поведение заставит их насторожиться или с презрением избегать юного пьянчугу. В целом 44% старшеклассников не видят ничего плохого в употреблении алкоголя, 22% считает, что пить можно только по праздникам и 28% придерживаются установок на полную трезвость.

Социологи проанализировали то, как школьники проводят свой досуг. Выяснилось, что "экспериментаторы" и "пьющие" в основном склоняются к достаточно пассивным занятиям - "гулять", "слушать музыку", "ходить с друзьями в кино", "сидеть за компьютером". Они делают это в 2-4 раза чаще, чем ребята из группы "трезвенников" или "ситуативных потребителей". При этом пьющие в 2 раза меньше времени тратят на домашние задания и дополнительные занятия. А что еще делать в большой праздной компании, чтоб не было скучно? Выпить, конечно, ничего другого подросткам на ум не приходит. Не зря они так любят термин "расслабиться" - напрягаться они часто и не умеют, и не хотят. Поэтому "экспериментаторы" выбирают друзей и занятия, связанные с получением "кайфа". "Пьющие" зачастую ничем другим уже и не интересуются.

А перед глазами у подростков, слоняющихся по улицам или паркам, - взрослые. С теми же банками и бутылками. Плюс реклама всех этих "удовольствий".  Социологи не поленились сравнить ситуацию в Москве и Надыме. Многое, конечно, зависит от уровня доходов, от возможности найти себе дело в свободное время, от традиций семьи. Но в целом "общий вектор" схож и в столице, и в провинции: "алкоголизация" подростков постепенно нарастает при полном равнодушии общества к этой проблеме.

Поверх запретов

Куда же смотрят "семья и школа"? Вопрос риторический. Школа, видимо, - в бланки отчетности. Семья - в телевизор или куда-то мимо ребенка. Социологи в своем докладе еще раз подтвердили печальный факт: за последние десятилетия семейные связи очень ослабли, люди разобщены как во всем обществе, так и в его отдельных "ячейках".

Все логично: в ходе опроса подростки-"трезвенники" гораздо чаще своих пьющих сверстников отмечали, что связи с родителями у них "хорошие", что с мамой или папой они делятся своими проблемами, проводят свободное время именно с семьей. "Пьющие" и "экспериментирующие" с алкоголем подростки почти все свободное время проводят в компанией друзей. 80% "трезвенников" (80%) раз в месяц или чаще ходят вместе со своими близкими в кино, на прогулку, на стадион. Об этом сказал лишь каждый пятый из "пьющих". Практически ежедневно ужинают с родителями 62% "регулярных потребителей", 71% "экспериментаторов" и 82% "трезвенников" и лишь 54% "пьющих" школьников. Только 20% "трезвенников" отметили, что регулярно уходят гулять вечером (но так поступают 30% "экспериментаторов", 40% "регулярных потребителей" и 50% "пьющих" подростков).

Наладить контроль родители в общем-то пытаются. Но школьники рассказали социологам о самых простых уловках, чтобы скрыть опьянение: переночевать у друга или подруги, вернуться домой попозже или пораньше, "чтоб родители не застукали" и т.п. Родители чувствуют свое бессилие - ну, отругают чадо, и что? Все повторяется снова.

84% родителей подростков из каждой группы всегда определяют время, когда "чтоб дома был как штык!" Однако реакция подростков различна: 70% "трезвенников", 40% "ситуативных потребителей", 26% "экспериментаторов" и только 13% "пьющих" всегда делают так, как велят им родители.

Дальше темнота

Формула самоуспокоения для многих родителей - "пусть пьет, лишь бы наркотики не употреблял". Чистая иллюзия, считают социологи. По их данным, среди молодежи связь между алкоголем и началом приема наркотиков вполне очевидна. Да, очень часто можно услышать, что "алкаш наркоше не товарищ", две эти группы риска отзываются друг о друге весьма презрительно ("у алкаша кайф животный" - "наркоман не человек" и т.д.). Но на практике в больших компаниях ребята более чем в половине случаев впервые пробуют наркотики именно под воздействием алкоголя (чаще - пива) и уговоров "друзей". Наркозависимые нередко преодолевают "ломку", выпивая чудовищное количество спиртного.

"Сам-то я ни-ни, но есть у меня друг, который…" - это обычная фраза, которая просто обязана насторожить взрослых. Каждый второй подросток из группы "пьющих" и каждый третий из "экспериментаторов" отметил, что у него есть друг, пробовавший наркотики. У "трезвенников" и "ситуационных потребителей" таких друзей лишь 2% и 10% соответственно. Степень риска понятна. Причем он нарастает по мере взросления ребят. Особой группой риска социологи назвали студентов-первокурсников: из-под опеки родителей и школы они вроде как "вырвались", но очень зависят от чужого мнения и хотят "казаться взрослее". Многие молодые люди после окончания школы внезапно обнаруживают, что у них теперь масса свободного времени, которое "нечем занять", - и выход находят быстро. К тому же в молодежной среде считается вполне допустимым постоянно употреблять, например, пиво, так сказать, в "фоновом режиме". Для многих тусовка не тусовка, если она не сопровождается алкоголем и "травкой", а то и чем-то посильнее. "Трезвость не характерна для опрошенных 20-летних и их окружения.

"Экспериментаторы" среди них сравнивают воздействие крепких напитков, знакомятся с новинками рынка (осваивают текилу, сампуку, мохито и т.п.), отрабатывают процедуру опьянения с искусством, достойным лучшего применения", - пишут социологи ИС РАН в своем докладе. И приводят цитаты из интервью, где молодые люди рассказывают, как им "нравится быть поддатыми", "не ты выбираешь ситуацию, а она тебя", иронизируют над "не умеющим пить" старшим поколением и т.п.

Впрочем, в том же докладе социологи ИС РАН подробно проанализировали данные онлайн-опросов совершеннолетних россиян, касающиеся все той же алкогольной темы. Его результаты - тема отдельной статьи. В частности, выяснилось, что 99% респондентов пробовали алкоголь и более 90% хотя бы раз напивались до состояния алкогольного опьянения. При этом каждый пятый регулярно употребляет спиртное специально, чтобы опьянеть, а каждый четвертый отметил, что периодически бывает в состоянии сильного алкогольного опьянения.Яблочко от яблони…

Справка "РГ"

Исследование "Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ" выполнено сектором девиантного поведения ИС РАН  в 2003-2011 г.г. рабочей группой в составе: М.Е. Позднякова (руководитель), Г.Г. Заиграев, Л.Н Рыбакова, Шурыгина И.И., Моисеева В.В., Чекинава Т.В. Научный редактор - Н.И. Покида. Был проведен анкетный опрос молодежи по многоступенчатой случайной выборке: школьники 7-11 классов (4928 чел.), студенты вузов и колледжей (465). Также были опрошены родители (409) и учителя (254). Проведены также глубинные интервью молодежи 20-23 лет и опрос экспертов. Исследования проводились в Центральном ФО (Москва, Ярославская область - Рыбинск, Ярославль, Орел,), Уральском ФО (Екатеринбург, Ямало-ненецкий округ - Надым), Приволжском ФО (Казань, Бузулук, Можга, Вятские Поляны), Южном ФО (Краснодарский край).

комментарий

Итоги опросов комментируют член-корр. РАН, директор Института социологии Михаил Горшков и руководитель проекта, кандидат философских наук Маргарита Позднякова.

Российская газета: Михаил Константинович, итоги опросов жуткие, но не удивляют совершенно. Такое впечатление, что поголовное пьянство для нас - норма. И если кому на Руси жить хорошо, то как раз алкоголику: никто не осудит, разве что пожалеют…

Михаил Горшков: Жить ему, конечно, не хорошо, но психологически - вполне комфортно. Да, это наша "национальная особенность": терпимое отношение к пьянству, даже если на словах его осуждают. Именно поэтому многие антиалкогольные программы идут ни шатко ни валко: пьяницы уверены, что "ничего такого" не делают. Белой вороной (а в молодежных компаниях - почти что изгоем) чувствует себя убежденный трезвенник. И соответственным образом "подстраивается" под общие стандарты.

РГ: Если судить по отдаленным последствиям, что для подростка опаснее - водка или пиво?

Маргарита Позднякова: Пока взрослые спорят, "можно ли повышать градус", дети делают свой выбор. Более активно "алкогольная карьера" (новый научный термин!) развивается у тех, кто начал свои опыты с более слабых напитков: пива, шампанского, джина с тоником. В отличие от тех, кто сразу (иногда случайно) "хряпнул рюмку водки", эти ребята не испытывают никакого шока и даже неприятных ощущений. И не боятся пить все больше и больше - мало ли что там говорят зануды-врачи. А они предупреждают: алкогольная болезнь чаще развивается именно у тех подростков, которые увлекаются слабоалкогольными напитками и пивом: им не страшно, они даже не понимают, что с ними что-то не в порядке.

РГ: В том, что подростки не выпускают из рук пивные банки, винят в основном рекламу. Но все эти "кто идет за Клинским" - только ли в них корень зла?

Горшков:  Реклама пива и слабоалкогольных коктейлей имела колоссальный деструктивный эффект. В сознание подростков действительно внедрили модель "пивного досуга", и теперь мы это в прямом смысле слова расхлебываем. Опрошенные нами подростки даже не задумываются о том, насколько сильному негативному воздействию подвергают свой организм - им об этом никто никогда толком не говорил. Насчет первой пробы наркотиков позиция у людей совсем другая, наркозависимость приравнивают к жизненному краху. А пьянство, мол, - "дело житейское". Но, конечно, нельзя все упрощать. Есть более глубокие причины. Например, резкое расслоение общества на бедных и богатых, отсутствие у многих молодых людей отчетливых жизненных перспектив. Им некуда идти, нечем заняться, полностью разрушена система, позволявшая даже самым небогатым семьям обеспечить ребенку интересный досуг, отдых не только в сквере за углом и т.д. Слово "расслабиться" при описании своего досуга в их лексиконе одно из самых частых (когда-то его употребляли в основном те, кто курил марихуану). С другой стороны, антиалкогольные программы практически не учитывают психологию подростков - а их нельзя лечить теми же способами, как взрослых. Нет системы работы с семьями в группе риска. И здесь мы опять сталкиваемся с тем, что сколько-нибудь серьезных и планомерных исследований в этом направлении не ведется.

РГ: Может ли помочь, как иногда предлагают, введение "сухого закона"?

Позднякова: Однозначно - нет. Запреты только усугубят проблему, и мы это наблюдали в нашей истории не раз. Безусловно, жесткий контроль над производством, продажей и рекламой алкоголя необходим. Но меньше ли пьет глава семьи, чья жена "прячет бутылки"? Вряд ли, зато скандалов и фингалов будет куда больше.

С проблемой "алкоголизации" мало что можно сделать административными запретами. Здесь нужна широкая и планомерная кампания, причем умно построенная и рассчитанная на разные социальные группы. Иначе общественное мнение не сдвинешь, оно вообще не слишком легко поддается изменению. Главная проблема в том, что характер нашей антиалкогольной политики не соответствовал такому глубинному социальному и психологическому явлению, как массовое стремление людей одурманивать себя.

Горшков: Получается, что мы боролись со следствием, а не с причиной. Но могу заключить, что, в отличие от антиалкогольных кампаний прошлых десятилетий, которые имели скорее обратный эффект и сделали "алкоголизацию населения" практически неуправляемой, сейчас государство действует более эффективными методами. По крайней мере, начаты исследования причин российского пьянства, а не только введены запреты и ограничения на производство и продажу алкоголя (что, безусловно, тоже необходимо - по опыту многих других стран).

Дело именно в том, чтобы в массовом сознании пьянство перестало быть безобидным и простительным, чтобы окружение не подталкивало человека к этому, а демонстрировало свое неодобрение. Как с наркотиками, точь-в-точь. Это возможно, если грамотно приложить к тому усилия. Только, к сожалению, еще не скоро. Очень не скоро.