Новости

29.02.2012 00:59
Рубрика: В мире

В стеклянном доме нельзя бросаться камнями

Удар по Ирану будет авантюрой похлеще интервенции в Ираке

Печатные и электронные СМИ пестрят сообщениями и выводами о готовящемся ударе по Ирану. Есть основания считать, что это один из вариантов развития событий.

Судя по обстановке, больше всех заинтересован именно в таком решении "иранской проблемы" Израиль. Он может начать операцию либо получив на это согласие Вашингтона, либо в расчете на неминуемое присоединение США к военным действиям. Однако Соединенные Штаты пока что воздерживаются от того, чтобы зажечь "зеленый свет". Очевидно, сказывается ряд причин.

Удар по Ирану?

Администрация президента Обамы не заинтересована в резком накале обстановки в непосредственно предвыборный период. Не благоприятствует США и нынешняя ситуация в мусульманском мире в связи с тем, что американские солдаты в Афганистане сожгли Коран. Антиамериканские демонстрации захлестнули Афганистан и Пакистан - не помогли публичные извинения, в том числе президента Обамы. Несмотря на широкую поддержку сирийской оппозиции извне, потерпел неудачу план молниеносного свержения режима Асада. Израильский удар по Ирану может в целом потопить этот план - в случае солидарности США с Израилем, наносящим удар по Ирану, а Вашингтону навряд ли удастся уйти от этого, будет трудно положиться на поддержку американской политики в отношении Сирии со стороны арабских государств.

Удар по Ирану был бы авантюрой похлеще даже интервенции в Ираке, порожденной американскими неоконсерваторами, прочно окружавшими президента Буша-младшего (вспомним, что и тогда оправданием военной операции США были оказавшиеся фальсификацией утверждения, будто Ирак производит ядерное оружие). К чему привела вооруженная интервенция против Ирака, широко известно: дестабилизация, полураспад страны, разгул терроризма, разбалансирование ситуации во всем регионе.

Думаю, что мнения многих в руководстве США отражает заявление председателя комитета начальников штабов генерала Мартина Демпси, который после бесед, проведенных в Израиле, публично и категорично высказался против удара по Ирану. Но на этом рано ставить точку. Беспрецедентный случай, когда заявление самого высокопоставленного американского генерала получило оскорбительную оценку как "служение иранским интересам" со стороны администрации израильского премьер-министра Нетаньяху. Еще более беспрецедентно, когда в пользу такой оценки высказались двое американских сенаторов, находившихся с визитом в Тель-Авиве, Маккейн и Грэхем. Если кто-то ожидал от этих ультрапатриотов защиты чести своего, американского военачальника, то он просчитался. Это, как мне представляется, подтверждает тот факт, что в Соединенных Штатах, особенно в конгрессе, далеко не все негативно настроены в отношении возможности удара по Ирану. В пользу такого вывода говорит не только перебазировка в Персидский залив значительных военно-морских сил США, но и подозрительно участившиеся визиты в Иран (два в течение одного месяца) делегации МАГАТЭ, которая, очевидно, в значительной части утратила независимость, свойственную ей при прежнем руководителе аль-Барадеи. На этот раз делегация МАГАТЭ потребовала открыть ей доступ в Парчин - комплекс по производству вооружений южнее Тегерана. Иран отказал. Кстати, этот комплекс ранее не значился в качестве "подозрительных мест" по производству ядерного оружия.

Против обретения Ираном ядерного оружия настроены практически все, в том числе и Россия. Но как добиться этого? Конечно, не военным путем - находясь в стеклянном доме, в данном случае на Ближнем Востоке, опасно бросаться камнями. Контрпродуктивны и экономические санкции. В преддверии запрета на импорт иранских энергоносителей странами Европейского союза (с 1 июля этого года) Иран сам прекратил их поставки в Великобританию и Францию, переориентируя экспорт на Азию. Трудно, если вообще возможно, рассчитывать на то, что Китай и Индия откажутся от импорта иранских нефти и газа, а от прекращения их потока в Европу пострадают прежде всего сами европейские страны. Прогнозы свидетельствуют, что это приведет и к общему росту цен на энергоносители.

Где же выход из ситуации, при которой Иран наращивает процессы обогащения урана, но заверяет всех - и это, как представляется, соответствует действительности - что не создает ядерное оружие. Пока во всяком случае. Естественно, Иран следует подталкивать к тому, чтобы он не углублялся в процессы, которые вызывают тревогу в мире. Но силовые приемы однозначно вызовут обратную реакцию. Разрядить обстановку в интересах всех могли бы переговоры с Ираном по целому комплексу проблем, включая безусловно контролируемое исключение производства ядерного оружия, но наряду с этим - создание условий для мирного использования атомной энергии, отказ от экономических санкций, вовлечение Ирана в позитивные процессы мирного урегулирования в регионе. Этот комплекс должен предусматривать и нормализацию американо-иранских отношений. "Мы предлагаем признать право Ирана на развитие гражданской ядерной программы, включая право обогащать уран, - пишет в статье "Россия и меняющийся мир" Владимир Путин. - Но сделать это в обмен на постановку всей иранской ядерной деятельности под надежный и всесторонний контроль МАГАТЭ. Если это получится - тогда отменить все действующие против Ирана санкции, включая односторонние".

Мне представляется, что такой подход, а не выдергивание из всего комплекса справедливых, однако подчас целенаправленно обостряемых требований МАГАТЭ, возможен. Альтернативы такому "пакетному" решению нет. А для его воплощения в жизнь, очевидно, следует незамедлительно возобновить прерванные три месяца назад переговоры с Ираном шести государств - США, Россией, Китаем, Францией, Британией и Германией.

Фронт против Сирии

Уже год льется кровь в Сирии и бушуют страсти вокруг этой страны. "Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье". Исходя из философской значимости этих строк Сергея Есенина, через год после начала событий в Сирии можно лучше разглядеть их сущность.

Первое. Оппозиция режиму Башара Асада включает в себя, несомненно, и людей, требующих демократизации власти. Но основная ее часть - исламисты, причем радикального толка. Доказательством могут служить не только демонстрации, проходящие под религиозными лозунгами. Весьма характерно, что сторону оппозиции сирийскому режиму безоговорочно приняла "Аль-Каида". Напомню, та самая "Аль-Каида", которая взяла на себя ответственность за террористические акты 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, которые привели к более чем трем тысячам жертвам мирного американского населения. "Аль-Каида"не одинока в выражении своих симпатий. Иорданские "братья-мусульмане" тоже объявили "джихад", то есть войну сегодняшнему сирийскому режиму. Госсекретарь США Хиллари Клинтон обвинила Россию и Китай, стремящихся не допустить разрастания вооруженных столкновений в Сирии, в "позорной позиции". А что можно сказать о позиции США, которые в борьбе за свержение конституционно избранного президента Сирии очутились в одной лодке с самыми заядлыми террористами, против которых, казалось бы, была объявлена "непримиримая" борьба Вашингтона?

Второе. Хиллари Клинтон сделала свое заявление на недавно прошедшей в Тунисе встречи "Группы друзей Сирии". Россия и Китай не приняли в ней участие, так как можно было заранее предположить, что на этой встрече, где солировала госсекретарь США, будет подтверждена односторонняя поддержка врагов сирийского режима. Это однозначно не ведет и не может привести к прекращению кровопролития в Сирии. Более того "друзья Сирии" договариваются об открытой поставке вооружения сирийской оппозиции. Скрытое снабжение сирийских боевиков оружием происходило, судя по всему, с самого начала антирежимных демонстраций в стране. Во всяком случае, в Ливии и Сирии в отличие от других стран так называемой "арабской весны" произошли вооруженные действия боевиков с самого начала антирежимных демонстраций. Уже цитируемый мною генерал Демпси в интервью CNN сказал: "Думаю, слишком рано принимать решение о вооружении оппозиционного движения в Сирии. Пусть хоть кто-нибудь попробует четко объяснить мне, что представляет собой оппозиционное движение в Сирии в данный момент". Может быть, в ответ на этот призыв госсекретарь США в интервью BBC отметила "сложность ситуации в регионе", где, как она признала, действует и "Аль-Каида". Хиллари Клинтон - это важно подчеркнуть - признала и другое: военное вмешательство, против чего, по ее словам, существует сильное неприятие в самой Сирии и вне ее, "возможно ускорит начало гражданской войны".

Последует ли за этим признанием отказ от действий, которые способствуют гражданской войне в Сирии - вот в чем вопрос.

Третье. Вашингтон делает ставку на смену нынешнего режима в Сирии главным образом с целью изоляции Ирана. Это осуществляется, когда, по всей видимости, большая часть сирийского населения не присоединилась к вооруженной оппозиции. Об этом свидетельствует недавно проведенный референдум о новой сирийской конституции. Демократический характер этих изменений очевиден. Речь идет о прекращении монополии на власть правящей ныне партии Баас и о сокращении срока пребывания у власти избираемого президента страны. Что очень важно, явка на референдум, несмотря на призывы оппозиционных сил его бойкотировать, была весьма высока. Казалось бы, вырисовывается платформа для переговоров сирийского руководства с оппозицией, но США и поддерживающие их страны требуют предварительного ухода Башара Асада. Их не волнует, кто неизбежно придет к власти, если им удастся осуществить свой замысел. Не волнует их и неизбежная в таком случае резкая дестабилизация обстановки в Сирии, перспектива расширения кровопролития в этой стране. Неужели ничему не учат уроки Ирака, Афганистана, наконец, Ливии?