Новости

22.05.2012 00:20
Рубрика: Общество

Физика твердого тела

Накануне назначения министром образования и науки РФ ректор МИСиСа Дмитрий Ливанов дал интервью "Российской газете"

Вчера министром образования и науки РФ был назначен Дмитрий Ливанов, до последнего времени занимавший пост ректора МИСиСа - одного из ведущих технических вузов России.

Накануне с Дмитрием Викторовичем встретился корреспондент "РГ". Речь шла о проблемах и перспективах отечественного образования и науки.

Дмитрий Викторович, по опросам, в этом году в технические вузы собираются поступать даже самые слабые троечники. Что вы думаете?

Дмитрий Ливанов: Троечнику нечего делать в инженерном вузе. Это однозначно. А если его куда-то и возьмут, то он будет плохим инженером. Качество приема в вузы - важный вопрос, на который нет простых ответов. Прежде всего, надо повышать мотивацию хорошо подготовленных выпускников идти в технические вузы. Для этого нужно увеличивать там стипендию, допустим, до 10 тысяч рублей в бакалавриате. И активнее привлекать к выплате стипендий работодателей. Одновременно надо повышать уровень преподавания физики и математики в школе. Нужны новые программы и учебники, которые были бы интересны детям.

Учителя в 11-х классах жалуются: школьники забросили предметы, по которым не надо сдавать ЕГЭ. Мол, зачем их учить, если аттестат никакой роли не играет?

Дмитрий Ливанов: Возможность учета среднего балла аттестата в качестве дополнения к ЕГЭ обсуждается. Но не надо забывать, что так уже когда-то было и привело к небывалому росту липовых медалистов. К олимпиадам у меня тоже претензии. На ЕГЭ, в отличие от олимпиад, вы можете что-то оспорить, подать апелляцию, посмотреть базу данных, сравнить свой результат с другими, а в системе олимпиад все это закрыто. Так что действие субъективного фактора очень велико.

Главным критерием отбора все-таки является ЕГЭ. С каждым годом проходной балл в МИСиСе повышается. Например, в прошлом году на специальности "экономика" и "менеджмент" он был 77-80 баллов, на "автоматизацию технологических процессов" - 66. Самый низкий проходной балл был на "технологию художественной обработки металлов" - 59. Самые популярные специальности в этом вузе - связанные с нанотехнологиями и информационными технологиями. Туда принимают 350-400 человек каждый год.

А вы сами школу не с золотой медалью окончили?

Дмитрий Ливанов: Нет. Я учился в 91-й московской школе при РАО, у меня были пятерки по всем предметам, кроме НВП. Так что медаль мне не дали.

Ректоры жалуются, что студенты-высокобалльники часто не подтверждают свои оценки и в среднем с первого курса приходится отчислять до 10 процентов. В МИСиСе как ?

Дмитрий Ливанов: Претензий к абитуриентам, которые поступили с высокими баллами, у меня нет. Хотя разница между теми, кто пришел с 80 баллами и с 60, конечно, чувствуется. Но к третьему курсу студенты обычно выравниваются. Однако до выпуска доходит только 50 процентов поступивших. Если человек не справляется с задачами, которые перед ним стоят, мы вынуждены отчислять. И никаких упреков по этому поводу никогда не слышали. Другое дело, что, теряя студентов, вуз проигрывает и в финансировании. Каждый год МИСиС выпускает 1000 человек, 600 из них - инженеры и технологи, и все они находят работу. Предприятиям очень нужны кадры, но такие, которые не надо доучивать или переучивать, которые готовы к работе без дополнительных усилий со стороны работодателей.

- В Москве, как известно, металлургических предприятий нет. Чем выпускника столичного вуза заманить в Липецк или Кемерово?

Дмитрий Ливанов: Такова нынешняя ситуация - люди экономически мотивированы на то, чтобы остаться в столице. И к этому надо относиться нормально. Пусть Москва готовит техническую, творческую элиту, но это по определению небольшое количество людей. Сегодня, к примеру, инженеров нам надо не так уж и много. При этом мест в вузах у нас в три раза больше, чем было тогда. Очевидно, что мест должно быть меньше, но стоимость одного студента при этом должна быть значительно выше. Не 60 тысяч, как сейчас, а 200-250 тысяч рублей. Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его.

Раздаются предложения: закрыть треть вузов. Вы согласны?

Дмитрий Ливанов: Дело не в количестве вузов. А в том, сколько студентов там обучается за счет государства. Я думаю, эта цифра может быть уменьшена в два раза с одновременным повышением финансирования для оставшихся мест.

А сколько, интересно, получает профессор МИСиСа?

Дмитрий Ливанов: Средняя зарплата профессоров - около 60 тысяч рублей. Есть те, кто получает 200 тысяч, и те, кто 30, - столько вуз платит тому, кто не занимается наукой и, скорее всего, работает тут по совместительству. МИСиС приглашает на работу ведущих ученых. Например, проректор по образованию - американец Тимоти О`Коннор отвечает за развитие системы образования в вузе. До прихода в вуз работал в Американском совете по международному образованию. Другой иностранный специалист - Пейдж Хеллер работает в должности директора центра трансфера технологий. У МИСиСа, как и у большинства российских вузов, мало опыта в превращении научных разработок в рыночный продукт. И вуз пригласил специалиста из США, который много лет подряд занимал аналогичную должность в одном из ведущих американских технических университетов. Кафедрой обработки металлов под давлением руководит профессор Рудольф Кавалла из Германии. Планируем взять на работу около 100 иностранных ученых как минимум на пять лет.

Они будут читать лекции на английском?

Дмитрий Ливанов: Все приглашенные профессора читают лекции на английском языке. Поэтому три года назад вуз ввел на бакалавриате уникальную программу обучения английскому языку, взяв за основу технологию Кембриджа. Особенность в том, что абсолютно все студенты занимаются английским 8 часов в неделю четыре года подряд, а потом сдают не экзамен, а проходят международное тестирование IELTS и получают сертификат, который признается в 6000 учебных заведений в 135 странах мира.

Российских преподавателей тоже учите английскому?

Дмитрий Ливанов: Для молодых, которых еще можно научить, вуз проводит интенсивную языковую переподготовку. Разработаны программы магистратуры на английском языке, развиваются программы обмена кадрами и студентами. Английский - язык науки в мире.

Кстати, вы сами где учили язык?

Дмитрий Ливанов: За границей, где работал после окончания МИСиСа.

Среди выпускников МИСиСа есть миллиардеры из списка Forbes. Они вузу помогают?

Дмитрий Ливанов: Недавно создан эндаумент-фонд, средства которого пойдут на развитие университета. Определенную помощь оказали и бывшие выпускники. В списке Forbes есть выпускник МИСиСа Михаил Фридман, которого мы иногда приглашаем на встречи со студентами.

Поделиться тем, как разбогател?

Дмитрий Ливанов: Он рассказывает о себе и своей жизни. Студентам все это очень интересно. Нынешнее поколение очень критично, прагматично и нацелено на успех.

о личном

- Раньше физики не только зарабатывали деньги, но и читали хорошие книги, музицировали. Вот вы, например, какую книгу сейчас читаете?

- Пелевина. Правда, три последних романа мне не очень понравились. Люблю детективы на английском языке. Часто бываю в театре, недавно смотрел "Щелкунчика" в Большом театре. Музыкой не занимаюсь. Зато дети - и дочь, и сын - музыкально одаренные и серьезно занимаются музыкой.

Последние новости