Новости

Появится ли в России Национальный (федеральный) университет гражданской авиации
Сможет ли троечник поступить в серьезный технический вуз? Как повысить качество обучения авиаспециалистов? Нужен ли крупный образовательный центр для подготовки авиационных кадров? Об этом корреспондент "РГ" беседует с ректором Московского государственного технического университета гражданской авиации, профессором Борисом Елисеевым.

Борис Петрович, известно, что почти 80 процентов авиакатастроф в России происходит из-за "человеческого фактора": примерно 71% - вина экипажей, свыше 5% - службы движения, 2% - недостатки технического обслуживания. То есть инженеры и авиатехники фигурируют среди виновников куда реже, чем пилоты. И тем не менее вы проводите "разборы полетов" со студентами?

Борис Елисеев: Безусловно. На занятиях изучаются все материалы расследований, которые мы получаем из Межгосударственного авиационного комитета. Изучаются приказы Росавиации, другие документы с анализом таких событий. В большинстве дипломных проектов студентов есть специальные разделы, посвященные безопасности полетов.

Ведь в университете, кажется, недавно открылся и Центр транспортной безопасности на объектах воздушного транспорта?

Борис Елисеев: Совершенно верно. Кроме того, есть специализированная кафедра безопасности полетов и жизнедеятельности, а в нашем Центре переподготовки кадров - курсы расследования и предотвращения авиационных происшествий и инцидентов. Мы разрабатываем программы по вопросам управления уровнем безопасности полетов. И свыше 50 аспирантских работ, которые имеют большое практическое значение, выполняются как раз в рамках этого научного направления.

Сегодня все чаще говорят о том, что количество вузов в стране избыточно. А как считаете вы?

Борис Елисеев: В Законе "Об образовании" четко сказано: цель высшего образования - обеспечение подготовки высококвалифицированных кадров и удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии. Поэтому государству следует прежде всего определиться, как оно будет обеспечивать решение этой задачи. Определиться со стратегией. И выбор никак не должен зависеть от возможностей финансирования высшей школы.

А вот что касается ее реализации, то это действительно зависит от материальных и финансовых возможностей страны. По-моему мнению, надо обеспечить реальную, а не абстрактно-лозунговую возможность получать качественное высшее образование. Но вопрос в том, кто будет оплачивать обучение. Для транспортных, в том числе авиационных специальностей, однозначно государство.

Предлагается радикальное решение проблемы - создание крупных университетских центров? Вы - "за"?

Борис Елисеев: Любая организационная перестройка всего лишь средство, инструмент. Если в рамках крупных университетских центров будет решаться задача повышения качества подготовки специалистов, тогда я - за. Если нет - я против. В чем, допустим, главная особенность нашей отрасли? Это замкнутая и где-то даже изолированная система. Все ее структуры завязаны в единый тугой узел. И проблемы тоже взаимосвязаны: попробуйте растащить их - не получится. Или получится очень плохо. Кроме того, нельзя не учитывать верховенство международных регламентирующих норм и правил. ИКАО, например.

К слову, сегодня авиакомпании активно "пересаживаются" на самолеты западного производства. Это учитывается в учебных программах?

Борис Елисеев: Обязательно. Вообще особенность подготовки авиаинженеров именно в ее фундаментальности. Знания наших выпускников позволяют им легко осваивать любой тип самолета. Неудивительно, что 90 процентов наших ребят сразу устраиваются работать по специальности.

Так если вернуться к вопросу укрупнения высших учебных заведений: я правильно поняла, что речь идет именно о комплексной подготовке авиационных специалистов?

Борис Елисеев: Правильно. А это невозможно без использования в обучении современной авиационной техники, радиолокационного, радионавигационного, связного и другого оборудования. Для занятий нужны тренажеры, современные российские и западные воздушные суда и т. п. Потянуть такое оснащение отдельному вузу сложно. Так что вывод однозначен: обеспечение учебного процесса должно быть общим. А это координация всех аспектов деятельности вузов, что проще и эффективнее делать из одного центра.

И для этого есть серьезные предпосылки. У нас успешно работают три вертикально-интегрированных комплекса, созданные на базе вузов и средних учебных заведений отрасли. Так что речь может идти уже о создании Национального (федерального) университета гражданской авиации - крупного научно-образовательного центра, который на первом этапе объединил бы три вуза. А затем, возможно, и отраслевые научно-исследовательские институты. При этом удалось бы естественным образом решить задачу непрерывного образования: колледж - вуз - повышение квалификации - аспирантура - докторантура.

А научная составляющая?

Борис Елисеев: Очень важный момент. Сегодня в вузах гражданской авиации работают более ста докторов, сотни кандидатов наук. Но их потенциал и возможности используются крайне слабо. И это еще один аргумент в пользу объединенного вуза. Будет единый мощный учебно-научный коллектив с мощной учебно-лабораторной базой - ситуация может измениться в корне. К слову, сейчас МГТУ ГА развивает ряд научных проектов, в частности по той же по безопасности полетов. Скажем, для подготовки авиадиспетчеров на основе новейших информационных технологий разработана уникальная система - так называемая "комбинированная реальность".

Это тренажер?

Борис Елисеев: Не просто тренажер. Он дает возможность моделировать абсолютно любые ситуации на земле и в воздухе. Включая аварийные. Есть прикладные продукты ученых университета, которыми серьезно заинтересовались ведущие авиакомпании. Практически все наши научные разработки патентуются.

Скажите, и кто будет руководить таким огромным научно-образовательным комплексом?

Борис Елисеев: Общее руководство может осуществлять управляющий наблюдательный совет, в который войдут ректоры вузов и директора НИИ, руководители крупных авиапредприятий. А управляющий совет вполне может возглавить заместитель министра транспорта либо руководитель Росавиации. Авиационное образование будет под управлением и контролем центрального транспортного ведомства страны.

Практика показывает, что при любом объединении обязательно бывают недовольные...

Борис Елисеев: Скажу так. Если не удастся заинтересовать преподавателей и студентов в качественной, эффективной системе обучения, то, даже имея хороший "инструмент", сдвинуться с места вряд ли удастся. Однако я абсолютно уверен: при поддержке государства все решаемо. А начинать надо с существенного повышения оплаты труда преподавателей.

Насколько я знаю, МГТУ ГА готовит для отрасли специалистов самых разных профилей. Не выпускаете только летчиков?

Борис Елисеев: Да, до подготовки пилотов еще не дошло. Для этого требуется соответствующая инфраструктура и серьезная подготовка. А вот подготовку диспетчеров для Московского центра УВД мы уже освоили.

Признается ли ИКАО диплом вашего университета?

Борис Елисеев: Конечно. Поэтому у нас учится много иностранных студентов.

В прошлом году средний балл ЕГЭ у абитуриентов МГТУ ГА был очень высоким - 71,4. А в этом какой ожидаете?

Борис Елисеев: Думаю, что не ниже. Документы принимаем у всех. Но троечники все равно вряд ли смогут у нас учиться. Слишком непросто.