Новости

Фестиваль в Карловых Варах покажет фильм "Трудно быть богом"

 

47-й международный кинофестиваль в Карловых Варах, в прошлом "побратим" Московского фестиваля, едва ли не впервые за многие годы не нашел в российском кино достойного участника главного конкурса. Хотя вне конкурса будет показана драма Олега Погодина "Дом", а побочную программу "Горизонты" украсят "Фауст" Александра Сокурова и "В тумане" Сергея Лозницы.

Среди эксклюзивных открытий фестиваля - документальный конкурсный фильм Антуана Каттина и Павла Костомарова "Трудно быть богом". Это рассказ о продолжающейся уже более десяти лет работе Алексея Германа над фильмом по роману братьев Стругацких. Документальная лента, как обещает фестивальная аннотация, расскажет не только о личности легендарного режиссера, но и о стране в целом.

Как подчеркнул в интервью "РГ" Павел Костомаров, идея принадлежит Антуану Каттину, который познакомился с Германом еще в 1998 году, в день парижской премьеры фильма "Хрусталев, машину!", и договорился с мастером о репортаже со съемочной площадки его новой картины. С тех пор творческий тандем Каттин - Костомаров успел прославиться фильмами "Трансформатор", "Мирная жизнь" и "Мать", а съемки картины по Стругацким все продолжались, продолжался и репортаж о них. Теперь картина Германа получила название "История арканарской резни" и близка к завершению, ее нетерпеливо ждут поклонники его творчества. Подробнее свой "фильм о фильме" читателям "РГ" представляет швейцарский документалист Антуан Каттин:

Как родилась идея картины?

Антуан Каттин:  В 1998 году на Каннском фестивале фильм "Хрусталев, машину!" не поняли и не приняли. Через полгода французы извинились перед Германом и устроили в Париже двойную ретроспективу - Германа и Сокурова. Там я и познакомился с Германом. А посещать съемки его фильма начал четыре года спустя.

Тогда, вероятно, вы еще не предполагали, что окажетесь свидетелем самых продолжительных съемок в истории.

Каттин: Да, иначе не знаю, взялся бы я за эту работу или нет. Но история с моей картиной оказалась похожей. Она до сих пор не вполне закончена: я пишу закадровый текст, который будет звучать в окончательной версии вместо отрывков из романа Стругацких.

Что это по жанру?

Каттин: Сложно определить. В какой-то степени - "фильм о фильме", хотя мы никогда его так не позиционировали. Изначально в нем была заложена другая идея - примерно как в "Репетиции оркестра" Феллини: через этот микрокосмос дать картину России. Я ведь тогда, как Румата в романе Стругацких, оказался "на другой планете". Конечно, были сложности, и насколько это удалось - не знаю.

Представляю, сколько материала у вас накопилось за эти годы. Смонтировать из этого изобилия фильм на 67 минут было, думаю, нелегко.

Каттин: Но главной проблемой, как всегда в документалистике, был доступ к герою. Хотя у меня был полный доступ, какого не было, по-моему, ни у кого, и я мог фиксировать процесс вплоть до самого окончания съемок фильма Германа. Ну а потом, я опасался его реакции: в нашем фильме показана не только декоративная сторона киносъемок, там есть и моменты споров, ссор, ругани.

Герман видел картину?

Каттин: В основном мы это обсуждали с его супругой (драматург Светлана Кармалита - ред.), но я не знаю, смотрел ли он картину, или она ему подробно рассказала. Она-то смотрела совершенно точно. И одобрила. А недавно посмотрел Леонид Ярмольник, который играет Румату, ему, насколько могу судить, очень понравилось.

Картину Германа очень ждут в России, вы свидетель ее съемок. Сохранилось ли у вас ощущение общения с крупной личностью и крупным произведением? Станет ли картина событием?

Каттин: К моменту личного знакомства я уже смотрел "Хрусталев, машину!", любил "Двадцать дней без войны" и понимал, с кем имею дело. В фильме я пытался показать его как художника и как человека. Человек он, несомненно, сложный, но остается для меня очень обаятельной личностью. Что касается картины, не знаю, насколько это будет большое событие. Думаю, у него с его картиной такие же проблемы, как у меня - с моей: окажется ли понятным сюжет? Герман, я слышал, до сих пор ищет голос героя, ищет актера с грузинским акцентом. Понимаю его состояние: закончить фильм страшно, но и продолжать работу уже тяжело. Впрочем, последние годы я следил за этим мучительным процессом уже не так пристально, но чувство, что работать ему стало еще тяжелее, появилось.

В России знают роман Стругацких, знают Германа, и здесь интересно все, что связано с будущим фильмом. Но вы-то кому адресуете свою картину? На Западе и Герман, и Стругацкие уже не так популярны.

Каттин: Это хороший вопрос, но я отвечу, как отвечаю по поводу всех своих фильмов: я их делаю для себя. Понимаю, что этот фильм сложнее, он для более узких кругов. Его финансирует швейцарское телевидение, но когда я показал продюсерам одну из последних версий, там были, мне показалось, слегка озадачены: не врубились. Единственный публичный показ был пока на фестивале в швейцарском городе Нионе. Принимали очень тепло, много смеялись, но было ясно, что фильм - не для всех. Знаете, есть такое понятие "кино не для всех", так вот мне всегда казалось, что я делаю "кино ни для кого". Когда мы снимали "Трансформатор", было сложно - из-за обилия мата его нельзя было широко показывать. За рубежом тоже сложно: перевести мат невозможно. Но потом произошел прорыв: картину с успехом показали на фестивале в Екатеринбурге, фильм в конце концов состоялся и получил резонанс. Новая картина, думаю,  будет интереснее в России: здесь знают и Германа, и Ярмольника. У нас на Западе - сложнее. Поэтому и нужен мой закадровый голос - он сделает фильм более понятным для мировой аудитории.

Какой вариант будет показан в Карловых Варах?

Каттин: К сожалению, я не успеваю с этой версией, и там фильм пойдет  с закадровым чтением отрывков из Стругацких...

Между тем

Фестиваль в Карловых Варах откроется 29 июня английским музыкальным фильмом "Хорошие вибрации" о панк-звезде из Белфаста Терри Хули - по словам фестивального каталога, "о мечтательнице, которая идет к своей цели, не имея никаких гарантий успеха". Выбор фильма-открытия продиктован стихийно сложившейся ориентацией фестиваля, который привлекает в основном молодую аудиторию из многих стран Европы. Откроет фестиваль Хелен Миррен, церемонию закрытия проведет Сьюзан Сарандон. Обе суперзвезды будут награждены почетными призами "Хрустальный глобус" за вклад в киноискусство.

217 фильмов фестиваля посмотрят, как ожидается, более 130 тысяч зрителей.