Новости

23.07.2012 00:40
Рубрика: Власть

Миссия выполнима

Текст: (статс-секретарь - заместитель министра иностранных дел Российской Федерации)
К 20-летию миротворческой операции на Днестре
История гражданского противостояния в ряде бывших советских республик в 90-е годы прошлого века, последствия выхода на политическую арену националистов, трагедии, сопровождавшие распад СССР, продолжают волновать общественность, анализируются политологами, историками.

Бесславная июльская война на Днестре 1992 года не исключение. Она вспыхнула как следствие неспособности центральной власти в Кишиневе, которой манипулировали радикалы, консолидировать общество. Республика Молдова утратила свою территориальную целостность и гражданское единство. Неприемлемой ценой, которую пришлось заплатить за авантюризм, стали поломанные судьбы, страдания и гибель тысяч людей.

Споры о причинах событий тех лет не утихают. Высказываются ангажированные суждения. Несмотря на наслоение разноречивых оценок, принципиальные политические мотивы приднестровского конфликта спустя десятилетия проступают четко. То, на какой основе проходило формирование противоборствующих сил на Днестре, подтверждается реалиями сегодняшнего дня. Лозунги радикальных националистов на правом берегу Днестра, отрицающих молдавскую идентичность и отстаивающих унию с Румынией, звучат как разделяющий общество фактор. Для Приднестровья стремление к самоопределению, обеспечению прав населяющих его молдаван, русских, украинцев, представителей других этнических групп не утрачивает мобилизующего значения.

Шок, испытанный высшим руководством Молдавии в связи с катастрофическим разворотом событий лета 1992 года, предопределял поиск срочного выхода из положения. Его дало подписание 21 июля 1992 года в Москве президентами Российской Федерации и Республики Молдова "Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова". Российская Федерация оказалась тем доверительным партнером, который с момента обретения Республикой Молдова независимости не один раз смог убедительно заявить и делом доказать приверженность интересам консолидации ее стабильности, поддержку стремлений строить демократическое, правовое государство, готовность приумножать традиции вековой дружбы.

Сам по себе факт прекращения боевых действий, грозивших новыми жертвами и затяжным кровопролитием, казалось бы, перекрывает все сомнения в исторической значимости договоренности с Российской Федерацией. Однако сомневающиеся в целесообразности Соглашения оппоненты продолжают выдвигать все новые аргументы. Преследуется определенная цель: доказать, что документ устарел, действующие на его основе обязательства требуют ревизии.

Доводы универсальны. Они звучали и применительно к другим конфликтам на территории СНГ. Нам говорили, что Россия присвоила себе ключевую роль в миротворческих операциях, воспользовавшись слабостью местных властей. Нас убеждали в том, что сохранение статус-кво "потворствует сепаратистам". О ставших традиционными попытках дискредитации миротворчества со ссылками на его несоответствие лекалам международных операций ООН и говорить не приходится.

Здесь остается предложить оппонентам вернуться к самой сути подписанного в 1992 году российско-молдавского документа. Он, несомненно, уникален по содержанию, поскольку одновременно выполнил несколько задач.

С точки зрения военных аспектов конфликта в Приднестровье соглашением было оформлено обязательство о прекращении боевых действий сторон конфликта друг против друга. Были определены параметры управления зоной безопасности.

В плане политического урегулирования давался старт решению конфликта мирными, политическими средствами с участием международных посредников, под которыми переговорщиками подразумевались тогда силы СНГ и инициативное учреждение посреднической миссии СБСЕ.

Включение в текст развернутых обязательств конфликтующих сторон отразило твердое убеждение российского руководства, что сложившаяся ситуация, эскалация после кровопролития в Бендерах 19 - 20 июня 1992 года непримиримости не дает возможности вести дела, касающиеся Приднестровья, без участия его представителей.

Наконец, соглашение затрагивало важный аспект российско-молдавских отношений, касавшийся статуса 14-й армии и перспектив ее поэтапного вывода с территории Республики Молдова.

После того как Б. Н. Ельцин и М. Снегур скрепили договоренности своими подписями, переговоры об этом начались уже на следующий месяц. Они продолжались с четким пониманием, что решению проблемы должны соответствовать параллельные дальновидные, взвешенные решения руководства Молдавии, направленные на полное урегулирование конфликта.

Фактически все элементы соглашения в их взаимосвязи закладывали основы стратегического партнерства Российской Федерации и Республики Молдова, что неоднократно подчеркивалось лидерами двух государств в обмене посланиями и при личных встречах.

Главное, что определяет актуальность учрежденной соглашением действующей миротворческой операции, это ее мандат, включающий в себя выполнение режима военного администрирования зоны безопасности, поддержание стабильности в регионе и создание условий для продолжения переговоров об урегулировании конфликта.

В отсутствие четких договоренностей о выработке для Приднестровья особого, надежно гарантированного статуса, что является целью переговоров, разговор о переформатировании операции не имеет смысла.

С молдавской стороны он подразумевал бы сегодня в качестве базы переговоров закон Республики Молдова 2005 года об основных положениях правового статуса региона. Как определили молдавские законодатели, диалог возможен только с лояльной Кишиневу, демилитаризованной и демократизированной администрацией Приднестровья на основе конституционных положений об унитарном государстве.

Независимо от того, какие силы подрядились бы гарантировать автономию "населенных пунктов левобережья Днестра", логике подобного урегулирования может отвечать только принуждение. С учетом настроений приднестровцев, для которых неприемлемы навязанные извне односторонние решения, это предсказуемо означало бы возвращение конфликта в "горячую фазу".

Взвешенная посредническая дипломатия России, выражением которой стали дух и буква Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова, оказалась эффективной для того, чтобы давать сторонам возможность выяснять намерения и продолжать политический диалог.

Этот импульс позволил после 1992 года не только разряжать периодически возникавшую напряженность в регионе, но и сформировать многоплановую структуру двусторонних договоренностей сторон конфликта.

Путь, пройденный ими в последующие десять лет, был непростым. Сказывались внутренние политические нагрузки и воздействие неблагоприятных внешних экономических факторов. Тем не менее он был отмечен ростом ответственности Кишинева и Тирасполя за выход на конкретные договоренности, выработку целостной концепции поступательного продвижения к компромиссу.

Динамика переговоров и правового оформления "общих пространств" политического, экономического и гуманитарного сотрудничества, декларированное в 1997 году намерение строить общее государство и стать взаимными гарантами полной и безусловной реализации собственных договоренностей, подготовка в 2003 году Меморандума об основных принципах государственного устройства объединенного государства впечатляют, оставляют надежду на то, что потенциал политического урегулирования сохраняется.

Сопоставлять достигнутое тогда с сегодняшними обстоятельствами переговорного процесса в линейном измерении было бы неправильно. Но и на фоне сложностей последних десяти лет, возникавших совсем недавно рисков дестабилизации и подрыва доверия сторон конфликта, Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова, механизмы слаженного взаимодействия Совместных миротворческих сил, украинских наблюдателей доказали свою жизнеспособность и востребованность.

Акцент миротворческой операции на раннее предупреждение конфликта и схема его реализации при участии молдавского и приднестровского контингентов Совместных миротворческих сил обеспечивают ей надежный запас прочности. Огромное значение имеет наработанный миротворцами профессиональный опыт оценки и управления ситуацией в зоне ответственности в контакте с местными органами, взаимодействие с национальными посредниками, наблюдателями от ОБСЕ, общественными организациями, населением.

В дни, когда отмечается 20-летие миротворческой операции на Днестре, нельзя не высказать слова благодарности российским военным, участвующим в выполнении доверенной им ответственной миссии, полностью соответствующей статусу России как посредника и страны-гаранта в приднестровском урегулировании. Создаваемые таким образом условия для дипломатической работы по решению сложной проблемы важный вклад в укрепление отношений с народом Республики Молдова, обеспечение региональной и общеевропейской стабильности.