Новости

10.09.2012 00:52
Рубрика: Власть

Переходим на личности

Минюст вводит новые электронные процедуры
Министерство юстиции России разрабатывает необычный проект: создание электронного ЗАГСа. Люди смогут оформлять без хлопот важные с житейской точки зрения бумаги. Исчезнет и проблема разночтения в документах, когда буквально одна "иная" буква портит жизнь человеку.

Впервые предлагается также прописать в законе совершение нотариальных действий в электронной форме. Кроме того, любой человек уже может через айфон навести справки об адвокате или нотариусе в реестре минюста.

А в местах лишения свободы многие функции предлагается поручить сторонним гражданским организациям. Специалисты со стороны и без погон смогут работать в тюрьме врачами, психологами, преподавателями. О новых проектах ведомства рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете" министр юстиции России Александр Коновалов.

В Федеральной службе исполнения наказаний недавно сменился руководитель, и разговоры о тюремной реформе незаметно стихли. Планам дан отбой?

Александр Коновалов: Дело не в персоналиях, и тем более не в разговорах о реформе. Перемены в этой сфере назрели давно и объективно востребованы ситуацией. Однако реформирование сети учреждений, где содержатся более 700 тысяч человек, не может быть быстрым и эффективным одновременно. Те, кто понимает пенитенциарную реформу как взмах волшебной палочки с мгновенным превращением существующего ужаса в сказку, либо глубоко заблуждаются, либо сознательно лукавят.

В рамках принятой Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года реализованы многие важные мероприятия, оптимизирующие процесс исполнения наказаний. Но проблемы копились десятилетиями и в одночасье их не решить. Что касается "разговоров", то меня даже радует, что они стихли. Это означает, что реформа перешла в рабочий, рутинный формат, стала неотъемлемой и привычной частью нашей деятельности. Спокойно и эффективно работать, засучив рукава, - вот что действительно нужно.

Правозащитники давно предлагают вывести тюремных врачей из Федеральной службы исполнения наказаний и подчинить их гражданским властям. Как вы относитесь к этой идее?

Александр Коновалов: Считаю, такой подход может принести пользу. В настоящее время в уголовно-исполнительной системе уже проводятся мероприятия по постепенному и планомерному включению пенитенциарной медицинской службы в государственную систему здравоохранения.

Скажу больше: необходимо более предметно продолжить работу по расширению использования в уголовно-исполнительной системе аутсорсинга, вовлечению гражданских специалистов в оказание сервисов по образованию, медицинской помощи, психологической реабилитации, профессиональной подготовке и так далее. Присутствие таких специалистов в учреждениях ФСИН России является не просто задачей экономической целесообразности - это важнейший элемент обеспечения нормального адекватного состояния этой структуры.

Мы должны нарабатывать новые, современные практики работы с осужденными, в том числе предполагающие активное взаимодействие с гражданским обществом, обеспечить прозрачное исполнение наказаний в виде лишения свободы.

Тюремная система всегда была жесткой и закрытой. С одной стороны, это оправдано, с другой, лишнее давление подчас нагнетает обстановку и порождает коррупцию. Возможно ли смягчить режим за решеткой без ущерба безопасности?

Александр Коновалов: Сегодня идут работы по переоценке норм, устанавливающих лимиты и запреты в части осуществления осужденными и лицами, содержащимися под стражей, гражданских прав. Например, в части телефонных переговоров, получения передач и посылок, предоставления длительных и краткосрочных свиданий, прогулок, пользования литературой, доступа к информации и так далее. Необходимо посмотреть, нет ли излишних, устаревших ограничений, ведущих к злоупотреблениям со стороны сотрудников, нагнетанию обстановки, а возможно, и к коррупционным проявлениям и внести предложения по изменению соответствующих нормативных правовых актов. С другой стороны, режим отбывания наказания не должен тяготеть к санаторному, а главное - не должен позволять осужденным вести противозаконную и асоциальную деятельность.

Необходимо осуществить обеспечение прозрачного, технологичного, рационального исполнения наказаний в виде лишения свободы. С тем, чтобы всем было понятно, что система действует жестко, но она действует по закону единообразно и справедливо.

Изменения в тюрьме требуют и больших перемен в законодательстве? Вы не отстаете от графика тюремной реформы в связи с этим?

Александр Коновалов: В рамках реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года принято 19 законов и 9 указов президента Российской Федерации. Ключевой частью нормотворческого процесса стали изменения в уголовном законодательстве. В результате применения новелл за 3,5 года на 17,5 процента, или на 150 тысяч, снизилось число лиц, содержащихся в уголовно-исполнительной системе, и это не повлекло ухудшения криминогенной ситуации.

Крайне важно стабилизировать судебную практику по применению новых мер наказания в течение ближайших нескольких лет. Мы продолжим реализацию всех указанных мероприятий. Будем уделять повышенное внимание вопросам социализации бывших заключенных, их трудоустройства.

Еще один острый вопрос: споры вокруг Гражданского кодекса. Действительно ли теперь придется покупать квартиры только через нотариуса?

Александр Коновалов: Внесенный в Госдуму проект изменений в Гражданский кодекс, подготовленный президентским Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, включает в себя обязательную нотариальную форму сделок с недвижимостью. Идея состоит в том, чтобы обеспечить безопасность гражданского оборота, защитить добросовестных продавцов и приобретателей недвижимости от незаконных посягательств на их собственность, мошеннических действий. Нотариус должен нести ответственность за законность сделки, выступает советником сторон, собирает информацию, помогает в составлении всех необходимых документов, совершении регистрационных действий. Во всем цивилизованном мире для решения этих задач привлекается нотариат.

ЦИФРА: 37 партий зарегистрировано в минюсте с момента принятия закона о политических партиях

Говорят, после первого чтения проект изменился до неузнаваемости?

Александр Коновалов: Несмотря на летние месяцы, работа над законом по сути не останавливалась ни на день, в том числе напряженные консультации по проекту продолжались и в минюсте. Несмотря на это, я бы не ожидал концептуального изменения проекта, большинство поправок ко второму чтению носят редакционный характер, что естественно с учетом беспрецедентного объема закона.

Гражданский кодекс иногда называют экономической конституцией, поэтому повышенный интерес к проекту со стороны предпринимательских и юридических кругов объясним. Главное, в итоге найти разумный компромисс между различными позициями, сформулировать реально работающие правовые нормы.

Скептики опасаются роста тарифов. Не ударит ли нововведение по кошельку граждан?

Александр Коновалов: Предстоит установить прозрачную систему экономически обоснованных нотариальных тарифов, их дифференциацию в зависимости от категории плательщика, максимальный размер нотариального тарифа по обязательным нотариальным действиям и тарификацию всех видов нотариальных действий и дополнительных услуг нотариуса, направленных на защиту прав и интересов лиц, обратившихся за совершением нотариального действия.

Справятся ли нотариусы с новой нагрузкой? Работы у них прибавится, и есть риск, что возникнет коллапс.

Александр Коновалов: По существующей редакции законопроекта обязательная нотариальная форма сделок "заработает" только после вступления в силу нового закона о нотариате и нотариальной деятельности, который, повторюсь, не только установит новые обоснованные и прозрачные нотариальные тарифы, но и позволит значительно повысить качество и доступность нотариальной услуги. Пока в нотариате есть ряд серьезных проблем, к которым часто относят и закрытость нотариальной корпорации от общества, низкое качество обслуживания граждан, некомпетентность, завышенные тарифы и т.д. Закон о нотариате готовится минюстом, мы уже приступили к его публичному обсуждению, надеюсь, не за горами его внесение в парламент.

Сегодня юридический мир активно осваивает электронные технологии. А нотариусы все же привыкли ставить печать на что-то твердое. Не тянет ли повышение полномочий нотариусов нас в прошлый век: к ручке, печати и бумаге?

Александр Коновалов: Наоборот: проекты предусматривают модернизацию правовых институтов. Впервые предлагается совершение нотариальных действий с электронными документами, что обеспечит возможность оказания нотариусом полного комплекса услуг гражданам в формате "одного окна" по подаче документов в органы государственной власти и получения документов из органов государственной власти при оказании государственной услуги.

С привлечением экспертного сообщества разработан проект федерального закона, направленный на установление правового режима электронного документа и обеспечение его юридической значимости в деятельности органов судебной власти, прокуратуры и нотариата, в том числе при оказании государственных услуг в электронном виде.

Информационные технологии активно развиваются и в других сферах. Например, в рамках государственной программы Российской Федерации "Информационное общество" Минюст России вместе с Минкомсвязью России работает над созданием электронного ЗАГСа.

Свадьбы станут возможны по Интернету?

Александр Коновалов: До этого дело, надеюсь, не дойдет. Но записаться на регистрацию и выбрать день бракосочетания можно будет и по Сети. Ежегодно органами ЗАГС регистрируется более 6 миллионов актов гражданского состояния и совершается более 11 миллионов иных юридически значимых действий. Создание электронного ЗАГСа позволит в полном объеме решить вопрос подачи гражданами заявлений в органы ЗАГС в электронном виде, повысит оперативность и качество предоставляемых услуг, а также сократит финансовые и временные издержки, связанные с получением гражданами документов из архива органов ЗАГС.

А вы как юрист готовы отказаться от привычного документа и доверять документам в форме компьютерных файлов?

Александр Коновалов: В министерстве с прошлого года применяется электронный документооборот, в том числе в переписке со всеми территориальными органами. В этом году мы отказались от необходимости предоставления заявителями бумажных справок при оказании государственной услуги по ликвидации некоммерческих организаций и самостоятельно запрашиваем эту информацию в электронном виде в Пенсионном фонде Российской Федерации через систему межведомственного электронного взаимодействия.

В ближайшее время совместно с Федеральной налоговой службой приступим к процессу регистрации некоммерческих организаций в электронном виде через портал государственных услуг, без участия заявителя. Удостоверять пакеты документов электронной подписью будут нотариусы.

А простой человек сможет ли узнать важную для себя информацию или просто выйти на связь с минюстом по Интернету?

Александр Коновалов: Уже сейчас через любое мобильное устройство, подключенное к Интернету, доступна информация из регистра нормативных правовых актов всех уровней от Конституции Российской Федерации до муниципального акта, сведения о статусе любого адвоката, нотариуса, регистрации некоммерческой или религиозной организации, размещенные на сайте министерства. Если необходим документ с указанными сведениями, можно обратиться к нам с единого портала государственных услуг или письменно и получить ответ на бумаге или в форме электронного документа с электронной подписью, как удобно.

На официальном сайте министерства размещена масса информации, начиная от статистики, проектов нормативных правовых актов до публичных докладов. Предусмотрена возможность обратиться в министерство с электронным обращением. С этого года на сайте оперативно публикуются сканированные копии всех ведомственных нормативных актов, прошедших регистрацию в Минюсте России.

Одной из "острых тем" долгое время оставался вопрос регистрации политических партий. Жалуются ли сейчас на министерство после либерализации законодательства?

Александр Коновалов: Стоит отметить, что если на минюст и жаловались, то это были "жалобы" на неукоснительное следование закону в том виде, в котором он существовал. Внесенные изменения в законодательство, несомненно, существенно упростили процесс создания новых политических партий. В том числе и облегчили нашу работу по осуществлению процедур регистрации - одно дело проверить 500 подписей, другое - десятки тысяч.

Общее количество зарегистрированных политических партий с момента принятия закона увеличилось в 5 раз и достигло 37. Кроме того, действуют 197 организационных комитетов, образованных для созыва и проведения учредительных съездов новых политических партий. Серьезных жалоб и судебных разбирательств по вопросу регистрации партий с момента вступления в силу изменений в законодательство я не помню.

Предстоит установить прозрачную систему нотариальных тарифов, максимальный размер тарифа по обязательным нотариальным действиям

Хватит ли места всем игрокам на поле, если перейти на спортивную терминологию? Не приведет ли слишком большое количество партий к путанице, бесконтрольности их деятельности?

Александр Коновалов: Это точно не тот случай, когда судья должен свистеть нарушение "too many men on ice" (слишком много игроков на льду. - Примечание "РГ"). И уж тем более это не компетенция министерства. Установленные законом пределы контроля будут обеспечены.

Само министерство готово к взаимодействию, в том числе с вновь создаваемыми политическими структурами? В том числе критике? Допустить в рамках "Открытого правительства" в том числе неудобных собеседников, дать им возможность влиять на формирование нормативной правовой базы?

Александр Коновалов: В Общественный совет министерства входят очень авторитетные журналисты, адвокаты, представители ведущих научных учреждений (состав совета опубликован на нашем сайте). Это не те люди, которые готовы тратить свое время на формальное одобрение штампованных решений.

В министерстве созданы 10 экспертных и научно-консультационных советов по приоритетным направлениям деятельности.

Минюстом России внесено в реестр независимых экспертов, уполномоченных на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов 1220 физических лиц и 237 юридических лиц. Они ни в чем не зависят от министерства, некоторые даже живут за границей, и, не стесняясь, высказывают альтернативные, в том числе и очень жесткие оценки по содержанию актов.

Наконец, исключительно важной возможностью обеспечения участия людей в управлении государством мы считаем создание системы широкого общественного мониторинга законодательства и правоприменения. Это тот самый юридический крауд-сорсинг, где в качестве "большой идеи" выступает возможность появления понятных, адекватных ситуации и принятых обществом законодательства и практики его применения.

Минюст не так давно начал с помощью гражданского общества изучать, как работают наши законы. Вы действительно прислушиваетесь к людям? Или мнения людей ложатся под сукно?

Александр Коновалов: Информация о правоприменительной практике формируется с учетом максимально широкого круга лиц. С прошлого года нами реализуется новый механизм планирования законопроектной деятельности, в рамках реализации Указа Президента Российской Федерации "О мониторинге правоприменения в Российской Федерации". Во исполнение указа министерством сформированы планы мониторинга правоприменения на 2011 - 2013 годы, первый доклад о результатах мониторинга правоприменения за 2011 год направлен Президенту России.

Министерством заключены соглашения о проведении мониторинга правоприменения в сети Интернет с 5 крупными электронными ресурсами: "Закония", "Закон.ру", Санкт-Петербургским государственным университетом правовыми компаниями "Консультант Плюс" и "Гарант". Информация об обсуждении проблем права с участием десятков тысяч юристов реально используется при подготовке докладов Президенту Российской Федерации о правоприменении.

Новые технологии требуют новых людей - активных и современно мыслящих. Вам удается привлечь таких в свое министерство? Ведь вряд ли вы можете соблазнить их высокой зарплатой?

Александр Коновалов: Действительно, в части оплаты труда нам трудно конкурировать с бизнесом. Отчасти мы выступаем как "кузница" профессиональных кадров для него. В то же время основной костяк специалистов нам удается сохранить. Одновременно мы уделяем большое внимание процессу привлечения молодежи на работу в министерство во взаимодействии с ведущими юридическими вузами страны. Несколько дней назад мы объявили очередной конкурс на замещение вакантных должностей в центральном аппарате министерства.

Этот конкурс проводится специально для выпускников вузов этого года, поэтому на него выставляются должности, при замещении которых не предъявляются требования к стажу государственной службы, и на них может претендовать вчерашний студент.

По результатам конкурсов сформирован кадровый резерв, в который включено 1150 человек.

Одним из значимых начинаний ведомства стал Международный юридический форум в Санкт-Петербурге. Например, в мае в Северной столице прошло сразу три форума - молодежный, по мониторингу правоприменения и международный. Как вы считаете, форуму есть к чему стремиться дальше или дальше уже некуда?

Александр Коновалов: Мы рассчитываем, что Международный форум прочно войдет в деловой календарь лучших юристов мира как мероприятие, предоставляющее комфортную площадку для обсуждения широкого круга профессиональных вопросов - как концептуального, так и узко-практического характера. Свою задачу мы видим в том, чтобы грамотно формировать повестку дня форума, тематику для обсуждения и гарантировать высокое качество дискуссий.

В эти дни празднуется 210-летие министерства юстиции. Какие достижения последних лет в деятельности Минюста России вы бы хотели отметить особо?

Александр Коновалов: Работа министерства - сложный, комплексный и длящийся процесс, из которого неправильно вырывать отдельные периоды. Четыре года назад на министерство напрямую была возложена функция регистрации некоммерческих организаций, что потребовало существенных изменений в организационной структуре ведомства. Мы на должном уровне обеспечивали все законотворческие новеллы, которых пришлось немало на прошедший период. Начало пенитенциарной реформы, запуск механизмов общественного мониторинга правоприменения, разработка подходов к оптимизации роли адвокатов, нотариусов и судебных экспертов, интеграция в международное правовое пространство - все это элементы текущей, плановой работы министерства, которую мы не склонны героизировать. В канун праздника я хотел бы не столько отчитываться о достижениях - они все же пока еще скромны, - сколько поблагодарить коллектив минюста, подведомственных служб и учреждений за напряженную и эффективную работу, а всех граждан России - за понимание важности той роли, которую призваны исполнять право и правосудие в нашей жизни.

Последние новости