Новости

06.02.2013 00:49
Рубрика: Экономика

Большие деньги мелким шрифтом

Со всеми накрутками потребительский кредит не должен быть дороже 25 процентов в год
По состоянию на конец прошлого года за покупку стиральных машин, холодильников, мобильных телефонов и прочих потребительских товаров в кредит наши сограждане задолжали банкам 4,4 триллиона рублей. Объем таких необеспеченных потребительских кредитов превысил более чем вполовину показатели 2011 года.
 
Василий Поздышев: Люди, по сути, начинают жить в долг. Фото: Михаил Синицин
 

Директор департамента банковского регулирования Банка России Василий Поздышев в интервью "РГ" объяснил, почему их бурный рост вызывает у Банка России беспокойство, и рассчитал, какой должна быть приемлемая "цена" по ссуде.

Разве плохо, что люди берут кредиты, Василий Анатольевич?

Василий Поздышев: В самих кредитах плохого, конечно, ничего нет. Потребкредитование - это механизм преодоления разрыва между желаемым уровнем жизни населения и его действительными доходами. Его используют многие страны. Тревогу вызывает структура кредитного портфеля. Если в большинстве развитых государств на потребкредитование приходится 20-25 процентов общей задолженности граждан, а все остальное - это ипотека, то в России доля потребительских ссуд занимает более половины кредитного портфеля населения. Это очень много. Люди, по сути дела, начинают жить в долг.

Второй тревожный момент - это ставки по потребительским кредитам. Они, по нашим наблюдениям, могут быть чрезвычайно высоки. Гражданам, кстати, об этом часто не говорят, обращая их внимание на низкую сумму ежемесячного платежа. Либо, например, информацию о комиссиях пишут в договоре мелким шрифтом.

Но в итоге полная стоимость необеспеченного потребкредита, то есть с учетом всех платежей и комиссий, может доходить до 40-50 процентов, а то и выше. Бюджет среднестатистической семьи такой кредитной нагрузки просто не выдержит.

У банков на Западе норма прибыли в два раза ниже, чем у российских, потому и кредиты там дешевле

Ставка влияет на уровень возможного дефолта заемщика?

Василий Поздышев: Если клиент готов взять кредит под 50 процентов, то ставка для него, как правило, значения уже не имеет.

Она может быть и 60, и 70 процентов, и процент в день, как в ломбарде. Такому человеку просто очень нужны деньги или очень хочется купить какую-либо вещь, а свои финансовые возможности для возврата долга он уже не оценивает. А высокий уровень закредитованности населения, да еще и по высокой ставке несет в себе не только экономические, но и социальные риски.

Это крайний случай. Но кредитование полезно для экономики, оно стимулирует потребление...

Василий Поздышев: Если бы кредиты использовались на покупку товаров народного потребления, произведенных нашей экономикой, это утверждение было бы абсолютно верным. В некоторых странах 50 процентов экономического роста и даже более - это потребление населения. Но у нас кредиты, которые растут такими темпами и массово выдаются населению, скорее, поддерживают экономики других стран, потому что идут в основном на покупку импортного ширпотреба.

А какая ставка может считаться для нашей страны приемлемой?

Василий Поздышев: Здесь надо учесть несколько составляющих. Первое - стоимость привлеченных денег для самих банков, то есть стоимость пассивов, которые они в основном сегодня получают за счет депозитов граждан, средств юридических лиц, профессиональных инвесторов. Это сейчас примерно 10 процентов годовых. К ним надо еще добавить издержки на риск.

Цифра: 476 миллиардов рублей не вернули москвичи банкам в 2012 году

Банк России рекомендует банкам закладывать на эти цели минимум 2 процента от объема портфеля необеспеченных кредитов, а с учетом просроченной задолженности издержки на риск составляют около 5 процентов. Плюс издержки самого банка - расходы на персонал, содержание офисов, рекламу и пр. - еще процентов 5. В итоге получается, что себестоимость потребительского кредита в нашей стране - 20-22 процента годовых (в зависимости от колебания стоимости пассивов. - Прим. ред.). А все что сверх этого порога - уже прибыль для акционеров банка.

Даже если заложиться на высокую норму прибыли, это 3 процента на активы (что, примерно, соответствует норме прибыли в 25-30 процентов на нормативный капитал), потребкредит должен стоить не более 23-25 процентов годовых. Для сравнения, у западных банков достаточной считается норма прибыли в 1,5-2 процента на активы, то есть 15-20 процентов на капитал.

Я недавно в посте у одной коллеги прочитала: "Кредитный пузырь скоро лопнет. Интересно, как это?".

Василий Поздышев: Если 10-15 процентов заемщиков не смогут расплатиться по своим долгам, у банков возникнут проблемы с ликвидностью. Дальше возникает эффект домино, банки не в состоянии в срок вернуть все деньги вкладчикам и кредиторам. Так обычно начинаются банковские кризисы.

Далек ли уровень просрочки от критического порога?

Василий Поздышев: По состоянию на 1 января 2013 года он не превышает 313 миллиардов рублей, или 4 процента от общего объема кредитов и прочих средств, предоставленных физическим лицам. Но это "средняя температура" по больнице, включая все виды кредитов. Для отдельных банков, увлекающихся быстрыми необеспеченным кредитами, уровень просрочки выше.

Проблема осложняется тем, что в отличие от большинства развитых стран, где банки берут деньги на финансовых рынках - выпуская ценные бумаги, облигации, - у нас кредитные организации в основном получают средства от населения. Население - не профессиональный инвестор, оно не может профессионально оценить риски конкретного банка (его бизнес-модель и качество управления). Простой человек видит рекламу с высокими процентами, видит слово "Банк" и несет туда деньги. А если кредиты можно выдавать под 50 процентов годовых, то почему бы не пообещать 12 процентов по депозитам и более? Так возникает опасная для финансового сектора и всей экономики спираль повышения процентных ставок: возникает еще большая конкуренция между банками за депозиты, ресурсы дорожают, чтобы их окупить, надо выдавать еще больше потребительских кредитов или вкладываться в более рисковые проекты.

Говорят, многие банки сейчас выдают кредиты уже не на покупку товаров, а на погашение ранее взятых ссуд. Стоит заемщикам ими пользоваться?

Василий Поздышев: Банк в этом случае предлагает так называемую консолидацию кредитов. Он берет на себя кредитную нагрузку по двум-трем ссудам, выданным другими организациями. И после этого человек как бы выплачивает один общий кредит. Сроки выплат при этом растягиваются, сумма ежемесячного платежа уменьшается. Но в итоге заемщик все равно заплатит больше.

У ЦБ есть рычаги, чтобы "приструнить" банки, заставить их снизить ставки по кредитам?

Василий Поздышев: В 2013 году начнут действовать две меры, которые призваны охладить рынок и повысить ответственность акционеров и руководителей банков за проводимую кредитную политику в сфере потребительского кредитования.

Во-первых, с 1 июля 2013 года по всем кредитам на потребительские цели, выданным в рублях по ставке выше 25 процентов годовых, вводится прогрессивная шкала требований к капиталу. Чем дороже кредит для населения - тем больше банку и его акционерам придется резервировать собственных средств на кредитование. Иначе говоря: хотите рисковать - рискуйте не только на средства вкладчиков, но и на свои тоже. Во-вторых, повышаются минимальные требования к резервам на портфели необеспеченных потребительских ссуд. По некоторым категориям - в два раза. Это должно сдержать темпы выдачи необеспеченных потребительских кредитов. На сколько именно, пока сказать трудно. Но темпы роста этого сегмента финансового рынка точно будут меньше, чем в прошлом году.

А на идее ввести запрет на так называемую ростовщическую ставку поставлен крест?

Василий Поздышев: Не совсем так. Это совершенно нормальная мера, ее используют некоторые страны. Но, как любая запретительная мера, она требует детального изучения.

К тому же вопрос не только в самой мере, но и в том, как будет работать механизм ее расчета и применения. Есть несколько вариантов. Мне кажется полезным французский опыт. Там максимально возможная ставка процента берется из данных по рынку. Среднюю ставку Банк Франции рассчитывает ежеквартально по каждому типу кредитов. По ним считаются средневзвешенные ставки, к которым в следующем квартале добавляется 30-процентная маржа, и это считается максимально возможной ставкой. Такой механизм учитывает интересы и населения, и банков. Вопрос ответственности также имеет значение. Ответственность за кредитование по ростовщическим ставкам также в разных странах разная: от штрафа в 4500 евро до двух лет лишения свободы - для ответственных физических лиц и от штрафов до закрытия компании (банка) - для юридических лиц.

Тем временем

С февраля Сбербанк поднял ставки на потребительские займы в среднем на 3-5,6 процента - до 17-25,5 процента. Не исключено, что этому примеру последуют и другие, ожидают эксперты.

Вместе с тем в этом году банки смогут дешевле привлекать средства, а значит, к лету ставки должны вернуться на прежний уровень. Вот тогда и стоит обращаться за кредитом, советуют эксперты "РГ". Другой вариант - сделать это прямо сейчас, пока рынок еще не раскачался. К лету кредиты должны подешеветь, соглашается финансовый аналитик Сергей Суверов. Во-первых, Центробанк может понизить учетную ставку, во-вторых, на рынке потребительского кредитования обостряется конкуренция. И один из способов привлечь новых клиентов - удешевить займы.