Новости

КС узнал, за что увольняют педагогов
Конституционный суд рассматривает громкое дело об ограничениях на работу в школе для педагогов с судимостью, даже если преступление было небольшой тяжести, случилось очень давно и с детьми никак не связано.

Похоже, что законодатели в борьбе с педофилами приняли настолько жесткие нормы, что из школы начали изгонять даже тех педагогов, за возвращение которых готовы бороться и родители, и ученики.

12 жалоб, одна из них - от мурманской облдумы, остальные - от бывших учителей, КС объединил в одном деле. На соответствие Конституции предлагается проверить положения пункта 13 части первой статьи 83, части второй статьи 331, статьи 351(прим) Трудового кодекса, пунктов 4 и 5 статьи 2 ФЗ "О внесении изменений в статью 22 (прим) ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и Трудовой кодекс РФ".

Поправки ограничили допуск к педагогической деятельности не только для педофилов, но и вообще для всех граждан РФ, имевших судимость (погашенную или нет) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности. Мало того - поправка имела обратную силу и все те преподаватели, кто давно уже забыл свою погашенную судимость, внезапно оказались уволенными. Кроме того, устанавливается пожизненный запрет на профессию для таких лиц. В общем, желание защитить детей понятно, однако истории заявителей в КС производят неизгладимое впечатление.

Константин Щербина из села Краснотуранска в Красноярском крае вступился за девушек, на которых напали насильники, и был даже ранен. В 1993 году он получил исправительные работы сроком на полгода и был оштрафован, через год судимость была погашена. Щербина основал Краснотуранскую детско-спортивную школу и возглавлял ее с 1977 года. За свою педагогическую деятельность был отмечен более 30 грамотами, многими наградами, причем последнюю, по указу Владимира Путина, - "Заслуженный работник физической культуры РФ" - получил 8 июня 2012 года. А 14 сентября 2012 года его уволили, исполняя новую норму.

"Не все люди такие, что их надо изолировать от общества", - заметил Щербина, выступая в ходе слушаний. Он добавил, что с момента его увольнения на посту директора школы сменилось уже трое, и ни у кого из них не было ни такого же стажа, ни такого же образования, как у него. Его представитель Анатолий Пчелинцев передал судьям КС ходатайство местных депутатов в поддержку экс-директора, заметив, что отстранение такого опытного педагога от должности "нарушает права ребенка". Пчелинцев также рассказал, что Щербина воспитал десятки мастеров спорта, а когда у государства во время дефолта не было денег на отправку спортсмена на соревнования, продал свою корову и поросенка, чтобы его воспитанник смог поехать и выиграть награду. "Если таких людей отстраняют от педагогической деятельности - куда мы дальше пойдем?" - вопрошал Пчелинцев.

Ольга Жукова из города Зеленогорска в Красноярском крае потеряла работу социального педагога, хотя из рассмотрения дела было понятно, что школа категорически не хотела ее увольнять и сдалась только после неоднократных упреков прокуратуры.

Ольга Гликман из Павловского Посада в Подмосковье была уволена с должности учителя русского языка и чтения. Дело в том, что 1996 году у нее произошел неприятный инцидент: ее собственного ребенка неоднократно избивал старшеклассник и в тот день, увидев своего ребенка в крови и столкнувшись с обидчиком, Гликман не сдержалась и ударила того. Она была наказана - осуждена на год условно, год в школе не работала, но с этих пор не было никаких жалоб, судимостей или проблем до появления новых поправок.  

Евгений Горохов из города Олекминск в республике Саха (Якутия) в 1999 году был осужден на три года условно и оштрафован, поскольку, защищая себя, превысил пределы необходимой обороны и нападавший на него с ножом погиб. Горохов работал педагогом физической культуры и был уволен опять же после поправок.

Андрей Гумеров из Красноярска потерял работу директора детско-юношеской спортшколы, поскольку в 1999 году его привлекли к ответственности, обвиняя в побоях. Решения суда не было, а дело прекратили в связи с амнистией - то есть по нереабилитирующим основаниям. Тогда Гумеров не понимал, чем это для него аукнется через десять лет. Когда его уволили, он пытался добиться изменения ситуации, приложив, в частности, признание обвинявшего его в лживости показаний. Не вышло. "Эта норма выглядит издевательством, потому что никакой другой работы, даже кочегаром в котельной ему не могут предложить", - мрачно добавил его представитель Владимир Пимонов.

Пимонов также считает, что норма сформулирована так, что "создается возможность подвести под категорию, опасную для жизни и здоровья, практически любое деяние, совершенное в РФ, РСФСР или СССР".

Работу потерял также Василий Осинцев из Барнаула (привлекался к ответственности дважды), тренер Дмитрий Карабут из города Арсеньева Приморского края, Алексей Бекасов и Олег Курашкин из Красноярского края, водитель в спортивной школе Иван Гардер, а заявительница Виктория Барабаш из Магадана была вынуждена уволиться по собственному желанию, не дожидаясь решения суда.

Анна Лысова, представлявшая запрос мурманской облдумы, сообщила: "Это острая проблема для отдельных удаленных местностей, где не только дефицит педагогов, но и дефицит мест для трудоустройства. Например, в поселке Умба, где у человека была погашенная судимость за хранение патронов, директор школы не может найти такого хорошего физрука, да и вообще никакого другого преподавателя физкультуры". Она указал, что в области четверо были уволены, а двое подписали заявление собственному желанию, но в целом буквальное применение нормы позволяет уволить педагога еще до вынесения судебного решения.

Сторонники законопроекта разделились на две группы. Представитель президента Михаил Кротов демонстрировал непримиримость: "Требования высоких моральных качеств к педагогам предъявлялись всегда, хотя, к сожалению, в 90-е годы это требование было ослаблено".

- Заявители тут высказывали идею, что "не все нарушители равны и давайте смотреть, кто исправился, а кто нет", - Михаил Кротов сделал многозначительную паузу и добавил, - а кто возьмет на себя ответственность допустить к педагогической деятельности человека, совершившего преступление? Такого органа в природе не существует и не может существовать. Запрет должен быть единым для всех.

А вот представители законодателей после выступления Щербины явно чувствовали себя неловко, и Дмитрий Вяткин, прежде чем изложить позицию Госдумы, даже начал извиняться, глядя прямо на седого преподавателя.

Вяткин пояснил, что введение ограничений "учитывая высокую рецидивность данных нарушений, тогда у нас никаких сомнений не вызвало", а сама "норма носит превентивный характер и ни в коем случае не должна рассматриваться как санкция". Он не исключил возможности внесения изменений, заметив, что "нет предела совершенству и жизнь подбрасывает такое количество коллизий, которое не может быть учтено законодателем". Так, например, он считает возможным уточнить закон о неправомерности расторжения трудового договора до вынесения судебного решения или снять ограничения по тем составам, которые были декриминализированы.

"Появление норм стало возможным на фоне обострившегося общественного внимания к проблемам воспитания детей, - заметил представитель СФ в КС Александр Саломаткин, - но Совет Федерации не считает развитие  законодательства в данной сфере завершенным". Так он считает разумным рассмотреть предложения мурманской облдумы о возможности исключить из перечня ограничений ряд составов, которые не свидетельствуют о склонности осужденного лица наносить вред детям.

Надо сказать, что противники заявителей, защищая свою позицию, перечисляли жуткие цифры роста числа насильственных преступлений против детей. Судья КС Юрий Рудкин не выдержал и принялся уточнять: если, по данным МВД, за 2010 год было совершено до 100 тыс. преступлений против несовершеннолетних, а от рук педагогических работников пострадали 120 детей, то сколько из этих учителей были судимыми ранее? Ответа ему дать не смогли. Правда, уточнили, что преступлений было от 73 тыс. до 83 тыс. совершено, что зарегистрированных СК заявлений было не 120, а около 150. Вот только помогло ли увольнение ранее судимых за нетяжкие преступления предотвратить новые акты насилия - осталось неизвестным.

Слушания дела продолжаются. Решение по делу КС вынесет в течение месяца.

Последние новости