Новости

23.07.2013 00:33
Рубрика: В мире

Прогулка с видом на небо

Виктор Бут расписал день по часам - подъем, зарядка, медитация, упражнения, изучение иностранных языков, чтение, рисование
За границей ожидают суда или отбывают тюремный срок около 7 тысяч россиян. Только в США и Европе количество наших соотечественников, находящихся за решеткой, исчисляется сотнями: в Германии под следствием и в тюрьме находятся около 450 россиян, в США - 350, в Испании - 170, в Бельгии - 160, в Эстонии - 150. Как удалось узнать "РГ", уже в ближайшее время в России заработает новая гуманитарная организация, которая будет целенаправленно помогать нашим соотечественникам, попавшим в критические ситуации за рубежом.

Фонд "Дорога домой", учрежденный Аллой Бут - супругой одного из самых известных российских арестантов за рубежом, бывшего предпринимателя Виктора Бута, прошел регистрацию в Минюсте и, начиная с сентября, планирует включиться в активную работу по защите прав и интересов россиян в иностранных тюрьмах. Первые шаги фонда - официальные обращения в Государственную Думу и МИД России - должны вновь привлечь российские власти и общественность к проблеме сидящих россиян за рубежом.

Когда у вас родилась идея создания такого фонда?

Алла Бут: Идея создания фонда "Дорога домой" у меня родилась давно. Когда я столкнулась с арестом моего мужа в Таиланде, а затем и его экстрадицией в США, стало понятно, что имеющихся в нашей стране механизмов по защите прав граждан РФ, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях, недостаточно. Сегодня помощью этой категории россиян занимаются в основном их родственники и сотрудники наших консульских учреждений, но зачастую их возможностей не хватает.

Как ваша организация будет помогать нашим гражданам, оказавшимся в иностранных тюрьмах?

Алла Бут: Одной из задач фонда является сбор данных и донесение до граждан России информации о том, что происходит в других странах с нашими соотечественниками в местах лишения свободы. В уставе записано, что мы помогаем не только Виктору Буту, но и всем другим соотечественникам, попавшим в похожие экстремальные ситуации.

Для этого фонд планирует создать и сделать общедоступной базу иностранных адвокатских контор в тех странах, где россияне чаще всего попадают в проблемные ситуации. Дело в том, что, когда был арестован Виктор, я была в полной растерянности и не знала, к кому обращаться и что делать. Поэтому очень важно иметь информацию об адвокатах, которые могли бы быстро прийти на помощь и оказать первичную юридическую поддержку и защиту прав в случае ареста. Такая база будет создана по США, Таиланду, странам Юго-Восточной Азии и ближнему зарубежью.

Не секрет, что для качественной защиты прав наших граждан нужны специалисты высокого уровня. Именно поэтому наш фонд займется сбором средств на оплату услуг не только юристов, но и психологов, а также лингвистов.

Каковы будут основные источники финансирования фонда "Дорога домой"?

Алла Бут: Поскольку речь идет о некоммерческой организации, которая не может получать прибыль, мы будем собирать средства в первую очередь в виде благотворительных пожертвований частных лиц. Кроме того, фонд начнет рассылать обращения и приглашать делать взносы компании и бизнесменов. Полученные средства пойдут на оказание юридической и психологической помощи нашим согражданам, попавшим в критические ситуации за границей. Также мы планируем создание правдивого документального фильма о содержании россиян в тюрьмах в разных странах мира.

Как отнеслись к данному проекту в российских госструктурах?

Алла Бут: Министерство иностранных дел РФ нас поддержало, поскольку на сегодня нет ни одной общественной структуры, которая работает с россиянами, оказавшимися в иностранном заключении. А в сентябре мы официально обратимся в Госдуму с просьбой о назначении слушаний по вопросу об арестованных и осужденных за границей россиянах.

А как сам Виктор Бут оценил идею создания такого фонда?

Алла Бут: Мы не могли детально обсуждать этот вопрос, поскольку я поддерживаю с Виктором, находящимся в тюрьме строгого режима в штате Иллинойс, связь только по телефону, а наши разговоры прослушиваются и записываются. На телефонные звонки ему выделяют по 15 минут два раза в месяц. Однако темы для общения очень сильно ограничены, и один раз его уже лишили на месяц права вести разговоры по телефону, а также предупредили, что записи переговоров могут быть использованы для увеличения срока наказания.

О том, что такой фонд создан, я ему сообщила, и его реакция была одобрительной. Виктор призвал нас активно работать по каждому конкретному случаю нарушения прав россиян в заграничных тюрьмах.

Как ваш супруг, которого в США весной прошлого года приговорили к 25 годам заключения, проводит тюремные будни?

Алла Бут: К сожалению, особенности режима тюрьмы, где сейчас находится Виктор, таковы, что там нет никаких физических работ. Единственное занятие, которое разрешают тюремные власти, это вязание крючком, но при этом связанные вещи запрещено хранить в камере. Контингент тюрьмы состоит в основном из мусульман, обвиненных в терроризме, а все заключенные сидят в одиночках, где нет окон.

По словам мужа, короткие прогулки проходят в закрытом высоким бетонным забором дворе, где ничего нет, кроме стен, и видно только небо.

Помимо проблемы с питанием - он, например, не видел яблок на протяжении последнего года - существует и проблема с книгами, которых в тюремной библиотеке практически нет. Но Виктор - сильный человек, и он завел себе жесткий распорядок дня. Весь день расписан у него по часам - подъем, зарядка, медитация, упражнения, изучение иностранных языков, чтение, рисование. Он также делает отдельные наброски книги о своих жизненных наблюдениях.

За последний год к нему 4 раза приезжали сотрудники российского посольства в США. Нашим дипломатам Виктор пожаловался на то, что его электронные сообщения зачастую не доходят до адресатов и нет никакой гарантии того, что в случае экстренной необходимости он сможет связаться с посольством России в США.

Последние новости