Новости

Что человеку надо, чтобы записать себя в средний класс
Всемирный банк включил Россию в список стран с высоким уровнем доходов. Средний национальный доход на человека - чуть больше тысячи долларов в месяц. Количество бедных, по данным ВБ, сократилось с 30 до менее 17 миллионов. Можно, наконец, рисовать не раздражающий портрет нефте-, стале- или медиамагната, а обычного богатого русского? Этот вопрос мы обсуждаем с директором Института социального анализа и прогнозирования академии народного хозяйства, доктором экономических наук Татьяной Малевой.

Кто сегодня задает стандарт богатой жизни?

Татьяна Малева: В России, как и во многих странах, его задает пусть маленький, но все-таки существующий "средний класс". Между представителем столичного "среднего класса", частенько ужинающим в ресторане, отдыхающим за рубежом и покупающим новую иномарку, и среднестатистическим россиянином может быть "дистанция огромного размера", но именно московский и петербургский "средний класс" задает эталоны потребления и образа жизни.

Наверняка это своя квартира, пусть даже купленная по ипотеке…

Татьяна Малева: Это черта нашей ментальности - если жилье, то свое. В богатой Норвегии, США, странах Центральной Европы богатые люди чаще жилье снимают. А приобретают лишь в середине или в конце жизни. Покупать дорогое жилье на этапе формирования семьи там считают неразумным. Нам же нужно "свое" жилье, в том числе и потому, что это единственное средство вложения капиталов: у него, как правило, нет других надежных активов - ценных бумаг и т.п.

Обязательна новая иномарка?

Татьяна Малева: В Москве - да, а в Сибири и двух- трехлетняя - знак богатства.

Думаю, что гаджеты уже обогнали по престижности бытовую технику?

Татьяна Малева: А вот гаджеты не показатель уровня доходов. Даже в малообеспеченной семье, где нет элементарных условий, что-нибудь из них да найдется: туалет во дворе, а гаджет в доме. Гаджеты - это признак информационного общества и молодости. Я знаю очень крупных предпринимателей… без айпада. Айпад - знак возраста, а не богатства.

Ценность бытовой техники, освобождающей время от домашних трудов, теряется?

Татьяна Малева: Да, техника подешевела и перестала быть "иконой". Знак обеспеченности - скорее посудомоечная, чем стиральная машина.

Фитнес?

Татьяна Малева: Ценность занятий спортом в "среднем классе" велика, а фитнес - все начали и бросили. Занятие не столь дорогое, сколь неудобное, ценно только в шаговой доступности от дома или работы.

Ценность парикмахерских и косметологических услуг?

Татьяна Малева: Это все для безработных жен нашей элиты. Конечно, маникюр и стрижка важны, но у нормальной работающей женщины разве найдется 8 часов для спа-салона? А если найдется, то она либо занята очень высокооплачиваемым трудом, либо только делает вид, что работает.

Какую работу ценит российский "средний класс"?

Татьяна Малева: Не обязательно высооплачиваемую, но стабильную. 20 лет тому назад короткие, рискованные и высокооплачиваемые труды привлекали куда больше. Сейчас важна работа, закрепленная в трудовом договоре и гарантирующая исполнение норм Трудового кодекса.

Наши люди стараются удержать богатство?

Татьяна Малева: И да, и нет. Да, потому, что у нас очень высока ценность образования своих детей. Столичный средний класс - это крейзи-мамочки, все время ищущие лучшие детские сады, школы и вузы для своих детей.

А нет, потому, что дополнительное образование, бум разных курсов, о котором так много говорят, - миф. В сверхнапичканной предложением образовательных услуг Москве учатся лишь …3% трудоспособного населения. Непристойно мало людей решаются на какое-то образование, кроме базового. Многие уповают на самообразование, но если речь об инновациях, то любые трехдневные курсы по овладению Интернетом эффективнее его.

Людям среднего возраста не приходит в голову, что многому надо учиться. Мы в своих глазах - уверенные пользователи Интернета, но заставь нас что-нибудь найти, и там, где американец все сделает за 7 секунд, мы будем ковыряться 11 минут.

Опрос "РГ"