Новости

Запрос на инновации должен быть сформирован государством
Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) провела исследование и выделила пять инновационных направлений, которые можно эффективно развивать в России.

Среди них: программируемая материя, которая может менять свои физические свойства программируемым образом; выращивание органов; когнитивные технологии - программные или аппаратные реализации математических моделей, работающие по принципу функционирования систем человеческого организма, в частности головного мозга; alkali-doped iron selenide superconductors - новые технологии в сверхпроводимости на основе селенида железа; меметические вычисления (меметика изучает распространение и эволюцию мемов - единиц культурной информации, аналогичных гену в генетике). Президент НАИРИТ Ольга Ускова рассказала "РБГ", какие меры необходимы для развития этих направлений и вообще сферы инноваций в России.

Ольга Анатольевна, почему именно эти направления выделены в исследовании?

Ольга Ускова: Исследование НАИРИТа, как и любой форсайт, проводилось среди основных представителей инновационной сферы: разработчиков, фундаментальной науки и топ-менеджмента. В его рамках были тщательно изучены существующие отечественные и мировые тенденции. Сегодня, в отсутствие четкой стратегии инновационного движения, стране необходимо поставить ряд конкретных задач, которые будут понятны как населению, так и специалистам. И с этой точки зрения результаты исследования чрезвычайно важны. Кроме того, они полностью соответствуют мировым трендам. В них, по сути, укладываются все будущие нужды человечества. Они покрывают наши основные сферы деятельности: информационную, материальную, интеллектуальную и биологическую. Да и нельзя говорить, что эти направления подходят только для России. Сейчас земной шар настолько сжался, что имеет смысл говорить о том, что Россия призвана сыграть ведущую роль в реализации этих направлений, вести же исследования по этим направлениям могут ученые по всему миру. Ставя перед собой задачи, мы должны задать себе такие планки развития инноваций, чтобы молодые инноваторы и ученые планировали свою жизнь в соответствии с этими высокими целями. Чего сегодня, к сожалению, мы не наблюдаем.

Сейчас удачное время для развития научных исследований и инноваций?

Ольга Ускова: Да. Европейский союз в серьезной стагнации. Жесткая политическая картина в Америке, и это приостанавливает отток кадров. У нас же профицитный бюджет и довольно спокойная обстановка, которая благоприятно влияет на создание и развитие инноваций. Молодежь проявляет интерес к науке. Ситуация уникальная, будет очень жалко, если мы ее пропустим.

Нужна ли помощь государства для реализации этих направлений?

Ольга Ускова: В 1990-е годы мы кричали, что нам не помогают, дайте хоть каких-то денег. В 2000-м, когда средств дали более чем достаточно, они превратились в бесконтрольные деньги на науку. Поэтому вопрос не о том, сколько нужно, а о том, чтобы правильно распорядиться деньгами. Если финансирование будет сконцентрировано и направлено на реализацию четко поставленных целей, если за финансированием будет усилен контроль, если финансирование на инновации перестанет восприниматься как легкая нажива, то денег, которые сегодня выделяются, хватит с лихвой.

На какие именно цели должны выделяться деньги?

Ольга Ускова: Должна быть создана четкая программа. Государство должно сформировать направления, выступить с предложением: например, мы хотим, чтобы к 2030 году у нас был один из самых высоких уровней медицины в мире, чтобы к нам приезжали лечиться из Америки. Для этого сейчас нам нужно развивать отрасль выращивания органов, организовывать площадки для проведения исследований, ориентировать фонды на финансирование работ по этой теме, приглашать западных специалистов. Только в этом случае к 2030 году Россия станет страной с прекрасными клиниками, обслуживающими весь мир. Или государство примет решение, что нас не устраивают толпы мигрантов, которые занимаются тяжелым физическим трудом. Мы вынуждены их приглашать, потому что у нас не хватает на это рабочих рук. И вот государство принимает решение перевести все тяжелые работы в роботизированную плоскость за счет развития когнитивных технологий, чтобы роботы убирали дворы и помещения. Есть прекрасный американский пример - iRobot, который убирает пол с приличным качеством, он создан на основе разработок американской оборонной промышленности. У нас тоже достаточно проектов, на основе которых можно создавать схожие устройства.

Кто будет заниматься этими исследованиями?

Ольга Ускова: У нас талантливые дети. Например, я горжусь направлением спортивного программирования, которое мы поддерживаем на базе команды МИСиС. Российские дети на самых престижных международных соревнованиях - по сути, определяющих национальный уровень интеллекта молодежи, - оказываются впереди США, Великобритании, Китая и других участников, которые учились в несоизмеримо лучших условиях. Те, кто прошел эту школу, - уже готовые руководители проектов.

Что с ними происходит потом? Становятся ли они авторами исследований?

Ольга Ускова: Эти ребята очень быстро расхватываются. К сожалению, не всегда и не совсем российскими компаниями. В Советском Союзе была целая школа слежения за талантами, которые после выпуска из школы тут же оказывались под крышей "почтовых ящиков", школы КГБ и других госструктур. Сегодня такой практики практически нет. Минобороны начало привлекать талантливых учеников в научные роты. У них хорошие условия, техника, и, главное, им ставятся интересные задачи, но это единицы. Да и организаций, которые поддерживают спортивное программирование, у нас в стране практически нет. Государство пока на это направление, к сожалению, средств не выделяет.

Как лучше организовать поиск и отбор молодых талантов?

Ольга Ускова: Есть пример американцев. Когда оборонному агентству DARPA понадобилось открывать программу аппаратов с роботизированным управлением в 2005 году, оно объявило по университетам Америки конкурс Grand Challenge с призом в 2 млн долларов на создание машины, которая смогла бы пройти наибольшее расстояние в сложных географических и погодных условиях без шофера. Победителем стал автомобиль-робот Stanley команды Стэнфордского университета, который преодолел маршрут длиной 211,8 километра по каменистой пустыне Мохаве за 6 часов 53 минуты 58 секунд. Авторы проекта получили приз в 2 млн долларов - суть основные и не самые большие расходы на организацию конкурса. А DАRPA, кроме того, стала обладательницей уникальной базы данных по 22 командам разработчиков - финалистам конкурса. В этом смысле система конкурсов, соревнований, аналогичных спортивному программированию, олимпиад, дает определенный отбор активных и толковых кадров, которые способны возглавить проекты. И совсем не школы управления должны этим заниматься.

У нас уже есть ряд не слишком успешных проектов в области инноваций. Как должна быть устроена система, чтобы она не оказалась провальной?

Ольга Ускова: Негативные результаты в нашей стране связаны с тем, что мы боимся четких показателей. То есть если мы поставим себе план к 2030 году создать определенную технологию, а в 2028-м не будет проведено даже пилотного проекта, то уже станет понятно, кого следует за это наказывать. Поэтому у нас так любят проекты, которые направлены на создание среды. Среду трудно измерить. Нужно уходить от этой практики. Она порождает систему бесконечных положительных отчетов о проделанной работе в отсутствие самой работы. Должен быть четкий контроль расходования выделенных на исследования средств и неотвратимость наказания, вплоть до уголовной. Неприкасаемых быть не должно. Другое дело, что у нас до сих пор существует некоторая боязнь возврата сталинизма. Как только кого-то начинают судить, звучат обвинения в возврате репрессий. Но если кто-то ворует, он должен сидеть в тюрьме, и без вариантов. Вопрос контроля за результатом является вопросом номер один. Я очень надеюсь, что минэкономразвития доработает инструменты, связанные с закупками, с госзаказом. В этом случае через 3-4 года у нас появится система, при которой работать станет выгоднее, чем воровать.