Новости

Россия подготовила новые аргументы в Комиссию ООН для расширения своего континентального шельфа
Россия предлагает новые аргументы, которые позволят ей расширить внешние границы Арктического континентального шельфа за пределы 200-мильной зоны. О сути этих предложений корреспонденту "РГ" рассказал координатор проекта, заместитель директора Института океанологии РАН, член-корреспондент РАН Леопольд Лобковский.

Россия уже более 10 лет стремится доказать свое право на значительную территорию арктического шельфа и глубоководной части Северного Ледовитого океана за пределами 200 мильной экономической зоны. Однако оппоненты из ведущих стран Запада считают, что аргументов недостаточно. Их позиция понятна, ведь речь может идти о разделе богатейших запасов нефти и газа. Но что их конкретно не устраивает в российских доказательствах?

Леопольд Лобковский: Прежде всего, хочу отметить, что Арктика -это не только углеводороды. Да, шельф ими богат, но он в основном находится в пределах нашей 200-мильной зоны, и там вопросов нет. В данном же случае речь идет о территориях, где глубина океана значительна. Они пока не изучены, и трудно сказать, насколько богаты сырьем. Здесь пока другой интерес: контроль над транспортными потоками. Сегодня Северный Ледовитый океан - это свободная международная акватория, где могут плавать и осуществлять различные виды деятельности суда любой страны. Россия, опираясь на принципы Международной Конвенции по морскому праву 1982 года, может предложить разделить дно центральной части Северного Ледовитого океана между арктическими странами, а конкретно нашей страной и Канадой, с небольшим участием Дании. Наш главный аргумент: значительная часть подводной территории, на которую мы претендуем, является продолжением континента, составляющим с ним одно целое, там нет разрывов, заполненных океанической корой.

Говоря попросту, это часть континента, который по различным причинам погрузился под воду. И тогда хребет Ломоносова, и хребет Менделеева, вокруг которых и разгораются споры, можно считать территорией нашего континентального шельфа. А это уже 350-мильная зона по Морской конвенции.

Леопольд Лобковский: В том-то и дело, что мы ведем разговор не только об этих хребтах, а куда более значительной территории. В чем суть дела? Согласно Конвенции 1982 года, страны могут увеличить свою 200-мильную экономическую зону, если докажут, что различные глубоководные возвышенности, хребты, на которые они претендуют, имеют связь с континентом, является его продолжением. Но есть ограничение: прибавка не должна превышать 150 миль. То есть, если мы докажем, что хребты Ломоносова и Менделеева, на которые мы претендуем, являются продолжением континента, то можем прирастить по 150 миль вдоль каждого из них. Не более того. Однако из этого положения есть исключение, позволяющее выйти за пределы 350 мильной зоны. Надо доказать, что в океан заходит сама континентальная плита. Тогда Россия сможет прирастить не только хребты Ломоносова и Менделеева, но и расположенную между ними котловину Подводников и часть котловины Макарова. Если убедим оппонентов, а это, прежде всего, американские ученые, то тогда сможем преодолеть ограничение в 350 миль и претендовать на куда большую территорию - более миллиона квадратных километров.

Какие же возражения выдвигают американцы?

Леопольд Лобковский: Они, в частности, заявляют, что хребты вовсе не продолжение континента. Они сами по себе возникли в океане. Как? Например, когда из недр, как из вулканов выделялась магма. Конечно, для сравнения хорошо бы иметь данные по составу вещества континента и этих хребтов. Но для этого требуется провести сложнейшие работы, пробурить дно на глубину несколько километров. Пока на подобные траты никто не идет. Что касается намного более дешевых геолого-геофизических исследований, то эти данные неоднозначны. Их можно оспаривать. Скажем, в прошлом году Роснедра организовали крупную экспедицию, в которой участвовали подводная лодка, два ледокола, специальные подводные аппараты. Провели большие исследования, в частности, подняли со дна фрагменты твердой породы, отколовшейся от консолидированной коры. Они оказались очень древними, того же возраста, что и вещество континента. Казалось бы, веский довод в пользу нашей версии. Однако американцы заявили: эти куски древней породы могли сюда принести дрейфующие ледовые массивы, отколовшиеся от континентальных окраин, расположенных далеко от места отбора проб. То есть они не "местные". И спорить здесь довольно трудно.

То есть на каждый наш аргумент оппоненты находят свой контраргумент?

Леопольд Лобковский: В такой ситуации эффективный способ борьбы с оппонентами - создать реалистичную модель эволюции Арктического региона, которая объясняет, как он сформировался в течение, скажем, последних 150 миллионов лет. Какие блоки коры и откуда "приехали" в полярную область, где литосфера Земли раздвигалась, а где, наоборот, ее фрагменты сближались. Такие реконструкции сегодня делаются на основании теории тектоники литосферных плит. Например, ученые убедительно доказали, что более 200 миллионов лет назад на Земле существовал суперконтинент Пангея, который затем раскололся на несколько частей, образовав все нынешние континенты. Что касается Арктики, то о существовании здесь древнего континента писал еще в 1935 году российский геолог академик Н. Шатский. Позднее представления о древнем континенте, который часто называют Арктидой, развивали другие отечественные ученые, в первую очередь член-корреспондент РАН Л.П. Зоненшайн, академик В.Е. Хаин и другие.

В 2010 году по инициативе академика Лаверова Роснедра привлекли Российскую академию наук к процессу подготовки заявки России в Комиссию ООН по границам шельфа. Речь идет о создания модели эволюции Арктического региона. В проекте помимо нашего института участвовали Институт физики Земли РАН, Геологический институт РАН, Институт нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН. Каков главный результат? Модель показывает, что 150 миллионов лет назад в приполярной области Земли находился континент Арктида, который располагался между Североамериканским и Евразийским континентами. Затем Арктида стала распадаться и восточная ее часть, в которую входили континентальные блоки Аляски, Чукотки и Новосибирских островов, оторвалась от Канадской окраины и, вращаясь против часовой стрелки, стала приближаться к Сибири, с которой в конце концов столкнулась, закрыв Южно-Анюйский океан. В итоге на месте "ушедшей" восточной части Арктиды в интервале 150-120 миллионов лет назад сформировалась Канадская котловина. Но на этом история распада Арктиды не закончилась. Ее "тело", а точнее литосфера в центральной и западной части начало растягиваться в субширотном направлении. Этот процесс продолжается до нынешнего времени. В результате такой эволюции от древней Арктиды остался лишь центральный фрагмент, являющийся своего рода мостом между Северной Америкой и Евразией. Этот мост состоит из хребта Ломоносова, поднятий Менделеева и Альфа и расположенных между ними котловин Подводников и Макарова.

Каковы доказательства, что в течение десятков миллионов лет происходило именно так, как вы говорите?

Леопольд Лобковский: В основе нашей модели огромное количество геологических и геофизических данных, полученных за многие годы исследований Арктики российскими и зарубежными учеными. В России эту работу проводят многие организации, в первую очередь институты ВНИИОкеангеология, ВСЕГЕИ. Прежде всего надо было понять механизм, который управляет движением плит и блоков коры в арктическом регионе. И здесь ключевую роль сыграли данные сейсмической томографии Земли. Исходя из них и была построена модель эволюции региона. Если говорить в обших чертах, то суть в следующем. Тихоокеанская плита погружается в мантию Земли. Вещество плиты постепенно расплавляется, и, достигнув глубины около 670 километров, течет горизонтально, распространяясь далеко под континент. Затем оно поднимается вверх и течет обратно, в сторону Тихого океана, образуя так называемую конвективную ячейку. При этом она, подобно транспортеру, тащит плиты и блоки земной коры. Собственно в этом заключается механизм движения плит и блоков.

Благодаря такой конвекции и произошел отрыв восточного сегмента Арктиды от Североамериканского континента 150 миллионов лет назад. Но когда его подтащило к Сибири, конвекция не затухла, а сменила направление. Она начала растягивать Арктиду в широтном направлении, приведя к отрыву хребта Ломоносова от Баренцевоморской окраины и образованию, начиная с 50 миллионов лет назад, океанического Евразийского бассейна. В результате этих тектонических событий в центральной части Северного Ледовитого океана сформировался остаточный крупный фрагмент древнего континента Арктида в виде подводного тектонического моста, включающего хребты Ломоносова, Менделеева, Альфа и котловин Подводников и Макарова. Этот мост, проходя через Северный полюс, соединяет окраины Евразии и Северной Америки. Такова вкратце научная основа для значительного расширения континентального шельфа.

Такая модель выгодна не только России, но и Канаде. Значит, они ее поддержат?

Леопольд Лобковский: Эта модель действительно играет на руку только России, Канаде и Дании. Они в данном случае являются стратегическими союзниками. Как ее воспримут другие страны трудно сказать, скорее всего остальные страны будут возражать, поскольку им невыгодно поддерживать раздел Арктики приарктическими государствами. На самом деле, рассмотрение нашей модели эволюции Арктики -это прежде всего задача мирового научного сообщества. Именно за ним последнее слово. Нашу работу мы представляли на различных конференциях. Пока никаких принципиальных возражений не услышали. Очень важно, что модель работает не только для Арктики. Мы ее проверяли на других регионах Земли, например, для Восточной Азии, где она также получила подтверждение. В 2014 году Россия должна подать заявку в Комиссию ООН по границам шельфа.