Новости

11.02.2014 00:58
Рубрика: Общество

Без спроса не зайдет

В России вводится институт социальных участковых
С семьями, которые оказались в трудной жизненной ситуации, будут работать соцработники, психологи и наркологи. А детей на время лечения родителей могут временно поместить в приют, но только по добровольному согласию их мам и пап. Подробнее об этом, а также о создании в России института социальных участковых и разработке "дорожных карт" помощи льготникам "РГ" рассказала директор департамента демографической политики и социальной защиты населения Минтруда России Ольга Самарина.

Ольга Викторовна, в Законе "Об основах социального обслуживания граждан в РФ", вступающем в силу в 2015 году, говорится о расширении полномочий социальных работников, например, при оказании помощи неблагополучным семьям с детьми. Как это будет происходить?

Ольга Самарина: Сразу хочу отметить, что о ювенальной юстиции речи здесь не идет. Социальные работники будут помогать только тем людям, кто сам откроет дверь и попросит о помощи. Для них будет составлена индивидуальная программа, в рамках которой с родителями и детьми начнут работать семейные или социальные психологи, а если понадобится, и наркологи.

Ребят из семьи мы можем забрать только в том случае, если об этом попросят сами родители. У нас есть специальные полустационары, где до полугода могут жить и учиться дети. В них сейчас находятся беспризорники, которых мы подбираем на улицах. Это единственный случай, когда мы ребенка можем взять, не имея соответствующего обращения от родителей или законного представителя.

Кроме того, мамам с детьми из "трудных" семей мы поможем обратиться в закрытые кризисные центры, где их не найдет пьющий и бьющий папа. Если нужно их расселить, тоже поможем. А если нужна помощь в занятости, соцработник подберет место работы либо направит на профессиональное обучение. Также поможем с юридическими вопросами, оформлением документов, получением пособий и так далее.

Что именно должно произойти в семье, чтобы на нее обратили внимание и пришли на помощь?

Ольга Самарина: Это любые кризисные ситуации. Например, взрослые члены семьи - наркоманы или алкоголики; родители и дети не могут найти общий язык; в доме постоянная агрессия... Но социальные психологи должны понимать: что для одной семьи кризис, то для другой - нормальная жизнь. Самое плохое - это вмешаться в личное пространство человека. Мы это не будем делать.

Кто будет решать, какая помощь для конкретной одинокой бабушки или семьи в данной момент их жизни важнее?

Ольга Самарина: Будет создана так называемая участковая социальная служба, в которую войдут не совсем обычные соцработники, а социальные участковые. Они должны хорошо знать свой район - где кто живет и в чем нуждается. В регионах с этим обстоят дела гораздо проще, чем в мегаполисах. К примеру, во Владикавказе мы недавно шли с министром социальной защиты по улице и с ней постоянно здоровались. Там все друг друга знают.

Социальные участковые будут определять потребности человека. Кроме того, если им станет известно о фактах, например, жестокого обращения или плохого ухода за детьми, они смогут обратить на это внимание органов опеки и полиции.

А что изменится для льготников, например, для пожилых людей и инвалидов после вступления в силу нового закона?

Ольга Самарина: Нашей задачей было перестроить всю систему предоставления социального обслуживания, выдвинув на первый план решения проблем конкретного человека. Для каждого нуждающегося социальный участковый составит специальную программу, "дорожную карту" оказания помощи.

Помимо надомной работы (покупки продуктов, лекарств, уборки в квартире, приготовления обедов) сюда могут входить и те услуги, которые никогда не входили в систему соцобслуживания. Это помощь в здравоохранении, образовании, занятости. Этот перечень зависит от индивидуальных потребностей льготника - люди-то разные. Есть такие, кто не выходит из квартиры, и им, как правило, очень не хватает общения. Для них социальный работник становится родным.

Инвалидам мы поможем получить современную коляску либо денежную компенсацию, если он приобрел ее сам. Кроме того, наши специалисты установят в квартире специальное оборудование, например, поручни.

А если кто-то останется недоволен оказанными услугами?

Ольга Самарина: Здесь важно сказать, что человек вправе сам выбирать поставщика услуг. В индивидуальной программе ему дается перечень рекомендованных организаций как государственных, так и негосударственных, он сможет выбрать любую. Местные власти должны будут составить реестр организаций социального обслуживания всех организационно-правовых форм, которые работают на территории субъекта. Безусловно, для негосударственных организаций включение в реестр добровольное. В этом случае стоимость услуг, которую компания оказала в рамках индивидуальной программы льготника, будет ей компенсирована за счет бюджета региона.

Вы действительно думаете, что у НКО малого и среднего бизнеса есть будущее в системе социального обслуживания?

Ольга Самарина:  Конечно, мы открыли эту калитку. Ведь помимо бесплатных соцуслуг льготникам эти компании смогут предоставлять и недорогие платные услуги и другим нуждающимся в помощи: лечение в стационаре, досуговые мероприятия и так далее. Мы полагаем, что это станет импульсом для включения бизнеса в процессы предоставления социальных услуг. Мы ставим перед собой задачу - к 2018 году как минимум 10 процентов таких услуг будет оказываться негосударственным сектором.

Вы можете оценить количество россиян, которым эта помощь будет оказываться бесплатно?

Ольга Самарина:  Если раньше бесплатная социальная помощь оказывалась только тем гражданам, чьи доходы были ниже величины прожиточного минимума, то по новому закону помогут тем, у кого доходы ниже 1,5 прожиточного минимума. Но количество получателей не сильно увеличится, так как в субъектах РФ уже давно начали увеличивать эту планку. Более того, у нас есть регионы, где эта планка - два прожиточных минимума, два с половиной. Это их право.

А для тех, кто не попадает в эту категорию, соцуслуги будут дорогими?

Ольга Самарина:  Цены в каждом регионе будут свои, они будут научно обоснованы, рассчитаны. Высокими они не будут потому, что их себестоимость невелика. По законам экономики обеспечить прибыль и развитие здесь можно только количеством.

Кроме того, некоторые категории будут платить меньше в зависимости от своих доходов. Например, одинокая мама заплатит не больше 50 процентов разницы между ее доходом и максимально установленным размером прожиточного минимума. И это не за одну услугу, это за все обслуживание. А если доход превышает минимум в десятки раз, то для этого человека может быть и полная оплата услуги. А если он чуть-чуть превышает прожиточный минимум, то, соответственно, оплата составит копейки.

С принятием нового закона, в котором функции социальных работников существенно расширяются, не планируется ли увеличить их штат и поднять им зарплату?

Ольга Самарина: Количество социальных работников будет увеличиваться в любом случае по объективным причинам. Во-первых, из-за старения населения будет все больше тех, кто в таких услугах нуждается. Во-вторых, социальное обслуживание выходит на новый уровень качества предоставления услуг, и, соответственно, будет все больше людей, которые захотят, в том числе и платно, ими воспользоваться. Я могу привести пример: совершенно здоровый человек сломал ногу и не может дойти до магазина. Почему бы в этом случае не обратиться за помощью к социальному участковому?

Что касается зарплаты, то уже в прошлом году мы подняли ее на 47 процентов. А к 2018 году она должна стать такая же, как в среднем по экономике региона.

Скажите, пожалуйста, куда обращаться людям, когда они захотят воспользоваться помощью социальной службы?

Ольга Самарина:  В органы социальной защиты, которые есть в каждом городе, поселке. Человек должен написать заявление, после чего ему начинает помогать социальный участковый.

Последние новости