Новости

Как России сохранить лидерство в космической гонке
Когда в России появится ракета-"супертяжеловес"? Где будет построена новая мощная обсерватория? Почему нам нужно заново учиться садиться на Луну? Об этом и многом другом корреспондент "РГ" беседует с руководителем Федерального космического агентства Олегом Остапенко.

Как дела, Восточный?

Олег Николаевич, вы вернулись со строительства космодрома Восточный. Первый запуск должен состояться уже в 2015 году. Успеем?

Олег Остапенко: Отставание по срокам есть, но оно преодолимо. Серьезно подпортил экстремальный паводок в Амурской области. Затопления стройки не было, но силы отвлекались. У меня был обстоятельный разговор с Александром Ивановичем Волосовым, руководителем Спецстроя. Мы выработали целый спектр организационных, технических мер, которые должны значительно сдвинуть эти сроки в сторону уменьшения.

Как и любая большая стройка, она имеет огромные проблемы. Но ведь и задачи стоят огромные. Проведена колоссальнейшая работа. Сейчас все сконцентрировано на обеспечении первого запуска ракеты "Союз-2" в 2015 году. Мы должны проверить, насколько эффективна сама технология. Это очень важно и для перспективы развития космодрома.

Вы имеете в виду запуски тяжелых ракет "Ангара"?

Олег Остапенко: Конечно. Пока есть решение по строительству этих двух стартов - для "Союза-2" и "Ангары". Но, думаю, на Восточном нужно использовать все классы носителей. Это гарантия нашей полной космической независимости. С 2016 года должно начаться строительство старта под тяжелую ракету. Надеюсь, найдем понимание Спецстроя, чтобы войти в решение этой задачи несколько раньше запланированного срока.

В космос за Нобелем

Бывший вице-президент США Альберт Гор предложил выдвинуть на премию мира создателей Международной космической станции. Ваше мнение?

Олег Остапенко: Да. Это так. Предложение поддержали и Роскосмос, и президиум РАН. МКС работает уже шестнадцать лет, стала настоящим интернациональным космическим домом. Представьте: в космосе летает научная лаборатория весом в 400 тонн! Более 200 космонавтов из 15 стран провели тысячу экспериментов.

Высказываются предложения, чтобы МКС в будущем осталась как "посещаемый порт"?

Олег Остапенко: МКС будет эксплуатироваться до 2020-го, а возможно, и более. Решение по сроку эксплуатации станции предстоит принять в ближайшее время. Она была и остается базой для отработки новых космических технологий. Посещаемый порт у Земли? Такой будет обязательно - МКС.

Красная планета или Луна?

Как вы видите развитие пилотируемой космонавтики?

Олег Остапенко: Сегодня есть триединая задача - Марс, астероиды и Луна. Но в какой последовательности идти? Мы много говорили с учеными. Мнение такое: нужно делать ставку на масштабный проект, но, реализовать его поэтапно, решая, что станет заделом для всего остального.

Хотела бы уточнить: ставится глобальная задача - полет на Марс. А под нее подводится все остальное?

Олег Остапенко: Верно. Но сначала мы все должны отработать на автоматах. Поэтому приоритет на первом этапе - научным проектам изучения Луны и Марса автоматическими космическими станциями. И в новой Федеральной космической программе это будет закреплено официально, на правительственном уровне.

Разумеется, научные проекты в интересах других "дисциплин" фундаментальных космических исследований тоже получат поддержку. Зацикливаться на чем-то одном не собираемся.

По Луне сейчас "прыгает" китайский ровер - "Нефритовый заяц". Но для китайцев это первый луноход, а для нас...

Олег Остапенко: Простого повторения того, что уже сделали мы, что сделали американцы и китайцы, не будет. Мы рассматриваем возможности создания постоянно действующих лунных баз, которые будут выполнять задачи научного характера. Технологии разрабатываются. Сейчас ученые работают над вариантами длительного автономного пребывания людей на Луне.

Мы рассматриваем как вариант возможность размещения там мощной обсерватории. По всей видимости, необходимо будет строить космическую платформу для решения промежуточных задач, И решать много других сопутствующих проблем.

Сядем за парту

Руководитель одного из ведущих космических предприятий сказал: "Нам надо заново учиться садиться на Луну". Утратили технологии?

Олег Остапенко: Изменилось очень многое. В 1976 году советская станция "Луна-24" в третий раз привезла на Землю образцы лунного грунта. Опыт по технологии той же мягкой посадки на Луну есть, но он представляет сейчас в основном подспорье в качестве примера того, как надо работать, а все элементы технологии требуют кардинального обновления.

Но признаем откровенно: навыки исследований Солнечной системы нами, действительно, во многом утрачены. Надо заново учиться выводить межпланетные станции на отлетные траектории и управлять ими, обеспечивать мягкую посадку научных модулей и эффективную работу мобильных роботов, добывать и исследовать (а при необходимости, возвращать на Землю) образцы грунта с иных планет.

Луна - уникальный "тренировочный" полигон?

Олег Остапенко: Конечно. Причем очень доступный. Мнение, будто Луна исследована вдоль и поперек, ошибочно. Она обещает еще много сюрпризов. Одним из самых ярких стало обнаружение в поверхностных слоях лунного грунта воды. А ведь, по данным всех ранних экспериментов, она признавалась практически безводным миром.

Остается еще масса вопросов. На специальном совещании с ЕКА рассматривается возможность европейского участия в российской лунной программе.

Насколько я знаю, первый этап нашей лунной программы уже реализуется?

Олег Остапенко: Да. Финансируются работы по созданию первых трех космических аппаратов - "Луна-25", "Луна-26", "Луна-27", которые предназначены для посадки на поверхность спутника Земли. Запуск первого из трех аппаратов намечен на 2016 год, второго - на 2018 год и третьего - на 2019-й.

Миссия "Луны-25" скорее демонстрационная: аппарат должен сесть в районе Южного полюса Луны, который очень плохо изучен. "Луна-26" будет выведена на орбиту Луны для дистанционного зондирования и ретрансляции. А "Луну-27" оборудуют бурильной установкой для поиска водяного льда в приполярных областях спутника Земли.

Второй этап лунной программы предусматривает отправку автоматических станций "Луна-28" и "Луна-29". Им предстоит доставить лунный грунт на Землю.

Кстати, а как обстоит дело с совместным с европейцами проектом "ЭкзоМарс"?

Олег Остапенко: Работа идет. Планируются два запуска с помощью российских носителей "Протон" - в 2016 и в 2018 годах. С финансированием особых проблем нет. Но специалистам предстоит преодолеть множество технических сложностей. Один ровер весит 350 килограмм. Это - серьезная конструкция. Его нужно мягко посадить, обеспечить съезд с платформы и запустить после этого десяток приборов. К сожалению, пока осталась нереализованной программа "Фобос-Грунт". Ее надо обязательно продолжать.

"Супертяжеловесы" выходят на арену

Прошла информация: Роскосмос готов отказаться от ракеты "Ангара". Неужели это так?

Олег Остапенко: Это вольная интерпретация некоторых СМИ того, о чем шла речь на одном из совещаний в Роскосмосе. О чем я говорил? "Ангара" в том виде, как мы ее делаем сейчас, по своим характеристикам не может быть перспективной с точки зрения вывода полезных нагрузок большой массы. Потенциал "Ангары-5" - а это тяжелая ракета, - в пределах 25 тонн. Чтобы лететь к Марсу, Луне, астероидам, чтобы строить обитаемые лунные базы, этой ракеты недостаточно.

Встает вопрос о создании нового носителя сверхтяжелого класса, в том числе для пилотируемых миссий. Сейчас все страны, способные что-либо серьезное делать в космосе, - прежде всего США и Китай, - идут именно по такому пути.

По планам легкая "Ангара" должна стартовать с космодрома Плесецк в нынешнем году. Это реально?

Олег Остапенко: Работы по созданию стартового комплекса "Ангара" в Плесецке продолжаются. Проведение комплексных испытаний должно состояться в марте - апреле. При положительных результатах можно будет приступить к лётным испытаниям. Мы считаем, что пуск ракеты должен быть проведен в июле - июне.

На какой базе будет создаваться российская ракета-"супертяжеловес"?

Олег Остапенко: В России есть колоссальный задел для создания ракет подобного класса. Мы просчитали: на первом этапе мы способны сделать ракету, которая будет выводить на низкую околоземную орбиту 70-80 тонн полезной нагрузки. В дальнейшем, при ее модернизации, - ракету, которая будет нести от 120 и более тонн. А в перспективе - до 190 тонн. Чем выше планку поставишь, тем выше вероятность получения результата.

Роскосмос выработал свои предложения с учетом потенциала наших ведущих предприятий - РКК "Энергия", ЦСКБ "Прогресс" и Центра Хруничева. Взяли все самое передовое: по двигательным установкам, носителю, компонентам топлива и т.д. В ближайшее время документы будут внесены на рассмотрение научно-технического совета ВПК. Все работы в этом направлении ведутся в тесном взаимодействии с ведущими учеными РАН.

На космодроме "Восточный" для носителя сверхтяжелого класса будет свой старт?

Олег Остапенко: Мы прорабатываем этот вопрос. Что будет в перспективе - время покажет.

Конкретный проект просматривается?

Олег Остапенко: Есть несколько вариантов. Сейчас ведется очень серьезная работа нашими учеными и конструкторами.

Но уже есть понимание, какое предприятие будет заниматься, кто будет главным конструктором?

Олег Остапенко: Очень важный вопрос. Потенциалом обладают три предприятия. Я их уже называл. На ком конкретно остановиться, единого мнения пока нет. С другой стороны, а есть ли смысл на ком-то останавливаться? Может быть, сделать что-то такое, что будет консолидировать возможности всех предприятий? Думаю, в ближайшее время мы окончательно определимся.

Ракета "Энергия", которая создавалась для легендарного "Бурана", стала одной из самых мощных в мире. Могла вывести на орбиту около 100 тонн полезного груза, а в одном из вариантов - и до 200 тонн. Опыт будет учтен?

Олег Остапенко: Обязательно. Особенно по двигательным установкам. За счет этого мы экономим большие средства и в то же время решаем задачи на совершенно новом технологическом уровне.

Не возникала мысль восстановить производство самой "Энергии"?

Олег Остапенко: Возникала. Но пришли к выводу, что на сегодня это нецелесообразно.

Портфель идей

Китай уже на Луне, американские корабли-частники наладили регулярное сообщение с МКС, Индия на пятки наступает... Конкуренция на мировом космическом рынке обостряется?

Олег Остапенко: Обостряется. В частности, как никогда, она острая на рынке пусковых услуг. Появились новые частные компании, которые вышли на этот рынок с новыми и относительно дешевыми предложениями. Например, семейство американской ракеты-носителя "Фалкон".

Эксперты говорят, что главное тут цена вопроса: запуск Falcon-9 на 30 млн долларов дешевле, чем использование наших "Протонов-М"?

Олег Остапенко: Да, сегодня мы в чем-то незначительно отстаем. Ведущие американские компании уже завершили масштабное обновление своего парка средств выведения и успешно его эксплуатируют. Но, несмотря на это, Россия еще сохраняет за собой лидирующие позиции в сфере пусковых услуг.

Потенциал, для того чтобы быть на уровне мирового лидера, у нас сохранен. Задача - эффективно направить его в нужное русло. И мы это сделаем. Я побывал во всех филиалах Академии наук, в научных подразделениях, на многих предприятиях. У нас столько всего!.. Нужно только реализовать идеи.

Двигатель для орбиты

Когда в России появится перспективный транспортный корабль нового поколения?

Олег Остапенко: До 2025 года. Он будет иметь характеристики значительно превышающие у ныне существующих кораблей.

Американцы в 2015 году собираются отправить на МКС лабораторию холодных атомов: для экспериментов при абсолютном минусе. Если получится, это будет научный прорыв. Почему в российской программе нет исследований подобного уровня?

Олег Остапенко: Почему же нет? "Плазменный кристалл" из той же серии. Результаты эксперимента, достойного, по мнению многих ученых, Нобелевской премии, позволят, в частности, создать новые компактные энергетические батареи и лазеры, разработать технологию выращивания алмазов в условиях микрогравитации.

Но правда в том, что на МКС нередко проводились работы, малоэффективные для науки. Поэтому российскую научную программу мы сейчас серьезно пересматриваем.

Какая ситуация с российским многоцелевым лабораторным модулем для МКС? Многие специалисты считают, что его "включение" поможет вывести космические исследования на новый уровень.

Олег Остапенко: Модуль планируется к запуску. Но предстоит дополнительная работа по исправлению ошибок, допущенных при монтаже его пневмогидросистемы. Россия сохраняет лидирующие позиции в ракетном двигателестроении. На американских ракетах-носителях "Атлас" используются ракетные двигатели, разработанные и изготовленные на "Энергомаше". Отечественные электроракетные двигатели установлены на ряде европейских и американских космических аппаратов.

Еще пять лет назад шла речь о выделении 17 млрд рублей на разработку электрореактивного буксира для будущей марсианской экспедиции. Правильно ли ставить экспедицию на Марс в зависимость от его создания? И Королев, и Глушко считали, что все пилотируемые программы можно выполнить на химических жидкостных ракетных двигателях.

Олег Остапенко: Думаю, в будущем жидкостные ракетные двигатели использоваться не будут. Просто у нас сегодня другой мощной энергетики нет. Какая ситуация по созданию ядерного двигателя? Прямо скажу, не на том уровне, на котором хотелось бы. Но останавливать эту работу мы не будем.

Реформа: что дальше?

Создается Объединенная ракетно-космическая корпорация (ОРКК). Кто ее возглавит? Ваш заместитель, бывший гендиректор "АвтоВАЗа" Игорь Комаров?

Олег Остапенко: Сейчас формируется Совет директоров ОРКК. Он и будет решать, кто возглавит. Но я, как руководитель, внесу эту кандидатуру на рассмотрение. Мы с Игорем Анатольевичем вместе работаем уже несколько месяцев. У меня к этому человеку большая симпатия: очень компетентный, выдержанный, грамотный. Работать с ним комфортно. Главное, что он глубоко вникает в проблемы.

Поясните, что войдет в ОРКК?

Олег Остапенко: Корпорация должна поэтапно объединить в своем составе все основные организации - разработчиков и производителей ракетно-космической техники. Какая задача? Реализовать комплекс первоочередных мероприятий, обеспечивающих наращивание потенциала ракетно-космической промышленности, повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции, адаптацию к условиям рыночной экономики, разделение обязанностей государственного заказчика и головного исполнителя работ, расширение участия частного бизнеса в космической деятельности.

Что остается в Роскосмосе?

Олег Остапенко: Головные институты ракетно-космической промышленности, организации, которые отвечают за создание и эксплуатацию объектов наземной космической инфраструктуры космодромов Байконур и Восточный, Центр подготовки космонавтов и ряд других структур.

Появилась информация, что подготовлен проект структуры концерна, создаваемого в интересах войск Воздушно-космической обороны (ВКО) и Ракетных войск стратегического назначения. Что это значит? Не окажутся ли задачи гражданского и научного космоса задвинутыми в дальний угол?

Олег Остапенко: Ни в коей мере. Да, ОРКК это только первый этап реформирования отрасли. Вся эта работа направлена прежде всего на то, чтобы объединить производственный, технологический и научный потенциал ракетно-космической промышленности, максимально использовать существующий станочный парк, оптимизировать действующие мощности, исключить дублирование.

Летать без аварий

Космическую отрасль долго преследовали провалы: в 2011 году - 4 аварии и 5 потерянных спутников, в 2012 году - 2 аварии и столько же "убитых" аппаратов, в 2013-м - 2 аварии, включая запуск с "Морского старта". С причинами разобрались полностью?

Олег Остапенко: Да, особенно большой резонанс имел аварийный пуск "Протона-М" с тремя спутниками "Глонасс-М" 2 июля 2013 года, который транслировался в режиме онлайн по телевидению.

Что сделано? Прежде всего проведен глубочайший анализ организации работы на предприятиях, дана оценка деятельности на всех уровнях производственного цикла. Внесены изменения в систему работы по обеспечению качества продукции. Восстанавливается (по линии минобороны) численность представительств заказчика и т.д.

За последние четыре месяца проведено 13 успешных запусков. Все работает штатно. Вместе с тем, остаются серьезные проблемы, которые носят системный характер, скажем, обеспечение электронной компонентной базой, специальными материалами и спецхимией.

Они решаются?

Олег Остапенко: Решаются. Но пока мы вынуждены закупать электронную компонентную базу за рубежом. Поставка спецматериалов и спецхимии напрямую зависит от непрогнозируемого прекращения их выпуска отечественными предприятиями. Всем этим займется ОРКК: закупками, поддержанием страховых запасов, а главное - восстановлением производства комплектующих.

А кадры?

Олег Остапенко: Тоже очень важный вопрос. Мы выходим с предложением расширить перечень вузов, которые ведут целевую подготовку кадров для ракетно-космической промышленности. Будет увеличена номенклатура специалистов, включая дополнительные направления подготовки по прикладным, социальным и экономическим специальностям. Еще один путь - развитие системы контрактной подготовки специалистов по наиболее перспективным направлениям развития космической деятельности.

Ближайшие космические запуски россии

16 марта - РН "Протон-М", РБ "Бриз-М", КА "Экспресс-АТ1", "Экспресс-АТ2" (Байконур)

24 марта (1 апреля) - РН "Союз-2.1б", РБ "Фрегат", КА "Глонасс-М" (Плесецк)

26 марта - РН "Союз-ФГ", ТПК "Союз ТМА-12М" (Байконур)

29 марта (3 апреля) - РН "Союз-СТ-А", РБ "Фрегат-М", КА "Сентинел-1А" (ГКЦ _ Гвианский космический центр)

6 апреля - РН "Протон-М", РБ "Бриз-М", КА "Экспресс-АМ4Р" (Байконур)

9 апреля - РН "Союз-У", ТГК "Прогресс М-23М" (Байконур)

16 апреля - РН "Зенит-2SL", РБ "ДМ-SL", KA "EUTELSAT-3B" (Морской старт)

16 апреля - РН "Союз-У", КА "Иджипсат" (Байконур)

28 апреля - РН "Протон-М", РБ "Бриз-М", КА "Луч-5Б", "КазСат-3" (Байконур)

28 мая - РН "Союз-ФГ", ТПК "Союз ТМА-13М" (Байконур)

(РН - ракета-носитель, РБ - разгонный блок, КА - космический аппарат, ТПК - транспортный пилотируемый корабль, ТГК - транспортный грузовой корабль)

Визитная карточка

Олег Николаевич Остапенко родился 3 мая 1957 г. в с. Покошичи Черниговской области Украинской ССР. Выпускник Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского, Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. Проходил службу в РВСН, в воинских частях Главного испытательного центра испытаний и управления космическими средствами (ГИЦИУ КС) имени Г.С.Титова.

Был начальником штаба - первым заместителем начальника ГИЦИУ КС, первым заместителем начальника штаба Космических войск.

В 2007-2008 гг. - начальник Государственного испытательного космодрома Плесецк. В 2008-2011 гг. - командующий Космическими войсками. В 2011-2012 гг. - командующий Войсками воздушно-космической обороны.

В 2012 - 2013 гг. - заместитель министра обороны Российской Федерации, Председатель Координационного Комитета по вопросам ПВО при Совете министров обороны государств - участников СНГ.

10 октября 2013 г. назначен руководителем Федерального космического агентства.

Доктор технических наук, кандидат военных наук. Заслуженный военный специалист Российской Федерации. Награжден орденом "За военные заслуги", медалью "За боевые заслуги", другими наградами.

Женат. Имеет сына и дочь.

Последние новости