Новости

20.05.2014 00:54
Рубрика: Власть

На пути к "Шелковому пути"?

Визит Путина в Пекин - начало не только экономического, но и дальнейшего политического сближения России и Китая
Визит президента России Владимира Путина в Китай вновь поднимает вопрос о перспективах российско-китайских отношений в долгосрочном плане. Перейдет ли Китай от политики "дружественного нейтралитета" к безусловной и полной поддержке Москвы на всех "фронтах"? Об этом "РГ" беседует с заместителем директора Института РАН, профессором МГИМО Сергеем Лузяниным.

В Китай президент России, как сообщил помощник главы государства Юрий Ушаков, привезет "фантастический пакет" документов, которые там могут быть подписаны. Как вы считаете, эти соглашения, носящие в основном экономический характер, повлияют на санкционный настрой Европы в отношении Москвы?

Сергей Лузянин: Ушаков заявил о возможности подписания 43 документов. Поскольку в Пекине состоятся российско-китайский двусторонний саммит Путин - Си Цзиньпин и переговоры представителей российских и китайских энергетических компаний, а также других ведомств, все это, вместе взятое, делает визит российского лидера особенно значимым. При том визит имеет обширный геополитический подтекст. Россия и Китай, подписывая энергетические и иные документы, тем самым как бы усиливают центр силы в мире. Китай, заняв официально нейтральную позицию по украинскому вопросу, де-факто как бы дружественно поддерживает позицию Москвы. Я бы сформулировал эту стратегию Китая как "дружественный нейтралитет" по украинскому вопросу. В этом смысле санкции Европы, не то что зависают, но на Западе становится понятным, что Россия в Китае уже давно нашла союзника и будет усиливать этот ресурс.

Помимо соглашений, входящих в официальный пакет, я бы выделил полуофициальную часть предстоящих переговоров. Возможно, эта часть не будет афишироваться в связи с официальным нейтралитетом Китая по украинскому вопросу. Известно, что президент Виктор Янукович подписал еще в декабре прошлого года с Китаем серьезное инвестиционное соглашение о строительстве китайцами в Крыму большого глубоководного гражданского порта, а также еще несколько крупных инвестиционных проектов. Совершенно очевидно, что каким-то образом эти многомиллиардные контракты будут переформатированы в российско-китайские. К этому я бы добавил уже предложенную китайцами инициативу по строительству моста через Керченский пролив. Если суммировать перспективы визита, то можно сказать, что это начало не только экономического, но и дальнейшего политического сближения России и Китая. С другой стороны, итоги визита могут стать компенсацией возможных экономических санкций со стороны Запада в отношении России.

Перейдет ли Китай от политики "дружественного нейтралитета" к более открытой поддержке действий России?

Лузянин: Теоретически - да. Но это может случиться только в том случае, если американский президент Барак Обама продолжит и дальше очень жесткую конфронтационную политику в Азии. Известно, что недавно состоялся азиатский визит американского президента в Японию, Южную Корею и в другие страны. В Японии Обама сделал заявление о том, что острова, за которые идет спор между Пекином и Токио, полностью принадлежат японцам. Более того, США пригрозили чуть ли не военным путем отстаивать суверенитет Японии, поскольку эти острова входят в зону договора по безопасности между Америкой и Японией. То есть речь шла о возможном создании, скажем так, "коллективной азиатской НАТО", имеющей антикитайскую направленность. Сюда же американцы подтягивают и Вьетнам, и Филиппины. Если этот тренд будет усиливаться, если Пекин совершенно точно поймет, что у него на южных рубежах де-факто и де-юре формируется враждебный военно-политический блок, который даже предпринимает активные военные действия, то, конечно, формат российско-китайского стратегического партнерства будет меняться. Вряд ли дело дойдет до военно-политического союза между Россией и Китаем. Но логика международных событий совершенно точно подсказывает, что внутреннее содержание договора о стратегическом партнерстве и взаимодействии, который был подписан между Москвой и Пекином в 2001 году, потребует обновления: ведь ситуация 2001 года радикально отличается от ситуации 2014 года для Москвы и Пекина. Видимо, сохранив форму стратегического партнерства, я не исключаю, что в ближайшие 3-5 лет будет происходить насыщение договора новыми статьями в области безопасности и стратегического сотрудничества. Но все-таки форма договора не изменится.

Вы считаете маловероятным военный союз между Россией и Китаем?

Лузянин: Он маловероятен де-юре. Но де-факто есть 9-я статья упоминаемого мною большого российско-китайского договора о стратегическом партнерстве, где говорится о режиме консультаций по безопасности в случае наличия угрозы для одной из сторон. Понятно, что эту 9-ю статью можно дополнять, расширять, делать ее обновление. Уже сложился ежегодный институт масштабных сухопутных и военно-морских двусторонних российско-китайских учений. Можно сказать, что военного союза между Москвой и Пекином нет, но де-факто элементы его уже просматриваются.

Как вы оцениваете перспективы проекта Китая "Шелковый путь" из Азии в Европу"?

Лузянин: В сентябре в Астане Председатель Си Цзиньпин озвучил идею создания Экономического пояса Великого шелкового пути. Я бы прокомментировал это так, что Пекин имеет свои, может, более широкие, чем Москва, виды на Евразию. Особенно в экономико-интеграционном плане. Как подчеркивают китайцы, этот "Шелковый путь" будет включать в себя 21 государство и охватывать не только Центральную Азию, но и фактически регионы Центральной, Южной Азии, Восточной Азии вплоть до Европы. Но при этом китайцы подчеркивают, что этот проект не противопоставляется Таможенному союзу, тем более ШОС. Провозглашенная Си Цзиньпином концепция - это пока очень красивый лозунг, очень мощный, системный, но не конкретный проект.

На пути "Шелкового пути" Китай имеет несколько мин. Например, летом будет завершен вывод западной коалиции из Афганистана, и эта страна станет более непредсказуемой и взрывоопасной. Это тоже будет удар по предполагаемому китайскому "Шелковому пути". Так что без России при реализации проекта "Шелкового пути" китайцам опять же не обойтись.

Последние новости