Новости

30.05.2014 00:40
Рубрика: Экономика

Или руки с мылом, или чай с сахаром

Текст: (корреспондент ИТАР-ТАСС, специально для "РГ")
Надо ли тревожиться по поводу оттока капитала из России
По мировым меркам у России весьма незначительный, чуть ли не завидный отток капитала, сообщил в эксклюзивном интервью исполнительный директор (член совета директоров) МВФ от России Алексей Можин. И подчеркнул, что Москва не должна быть заинтересована в резком сокращении данного показателя и что с состоянием инвестиционного климата в стране тот напрямую не соотносится.

Это наглядно подтверждается статистикой. Если в России отток капитала в 2013 году оценивался в 1,6 процента ВВП, то в Швеции он составлял примерно 6 процентов, в Германии - 7,5, в Швейцарии - 9,6 , в Голландии и Норвегии - более 10 процентов ВВП. То есть, если принимать этот показатель за критерий, во всех этих западных странах инвестиционный климат оказывался гораздо хуже российского.

Зато, к примеру, у Украины, Белоруссии, Киргизии в том же прошлом году наблюдался приток капитала. Означает ли это, что у них создан образцовый деловой климат? Конечно, нет. Как указал Можин, реальное объяснение носит во многом технический характер. Платежный баланс любой страны включает два основных счета - текущих операций (что включает в себя сальдо внешней торговли) и движения капиталов. Чем больше один из них "в плюсе", тем сильнее другой должен быть "в минусе", поскольку баланс в целом по определению всегда равен нулю.

Соответственно отток капитала из России зеркально отражает положительное сальдо нашего счета текущих операций.

То же и у других стран, продолжал высокопоставленный специалист. Скажем, у Германии нет национальной валюты, а курс евро, отражающий "среднюю температуру по больнице" в еврозоне, очень выгоден для немецких экспортеров. У страны огромный внешнеторговый профицит. Эти средства "утекают" - инвестируются за рубежом, предоставляются немецкими банками в виде кредитов и т.п.

С другой стороны, огромный приток капитала на ту же Украину отражал отрицательное сальдо счета текущих операций и состоял в основном из заимствований - как суверенных, так и корпоративных.

Если говорить о партнерах Москвы по группе БРИКС, то в Китае в прошлом году отток капитала составил более 2 процентов ВВП, то есть больше, чем в России, даже в относительном выражении. Не говоря уже о его абсолютных масштабах, учитывая огромный размер китайской экономики.

А вот в Индии, Бразилии и ЮАР наблюдалось отрицательное сальдо счета текущих операций - 2 процента, 3,6 процента и 5,8 процента ВВП соответственно. "Это означает, что дефицит счета текущих операций финансировался притоками капитала, - пояснил член Совета директоров МВФ. - Такое положение дел сильно тревожило и тревожит руководство этих стран, поскольку ставит их в зависимость от финансирования извне. Не случайно финансовые аналитики окрестили эти три страны, а также Индонезию и Турцию пятеркой хрупких (т.е. уязвимых) экономик - fragile five.

Cогласно статистике приток капиталов в размере около 2,3 процента ВВП наблюдался в прошлом году и в США. И американцы, как напомнил Можин, этим очень недовольны, поскольку считают это следствием слишком сильного обменного курса доллара, ведущего к снижению конкурентоспособности американской продукции на внешних рынках и утрате рабочих мест.

Поэтому Вашингтон решительно борется за "сокращение дисбалансов" в международной торговле и настойчиво требует, например от Пекина, повышения обменного курса юаня.

Приближение к балансу, судя по пояснениям собеседника, служит ориентиром и для других стран, включая Россию. На вопрос о том, следует ли понимать его слова так, что отток капитала - это хорошо, Можин ответил: "Это не хорошо и не плохо. Это нормально. Вообще, чем ближе к балансу, тем нормальнее. А у нас очень близко. 1,6 процента ВВП - очень небольшой дисбаланс".

"И слава Богу, что он положительный, - продолжал эксперт, имея в виду что отток капитала в данном контексте лучше притока. - Мы не хотим его потерять. Когда у нас происходило слишком быстрое сокращение нашего положительного сальдо по текущим операциям, у нас это вызывало тревогу. Потому что когда сальдо переходит в отрицательную область, это означает, что страна попадает в зависимость от финансирования извне". Об этом говорит пример той же "пятерки хрупких".

Конечно, любые сравнения хромают. Отток капиталов из России нередко именуют "бегством" или "утечкой", тогда как о тех же Германии или Швейцарии подобного не услышишь. Но Можин, по его словам, и не призывает смотреть на российскую экономику сквозь розовые очки.

"Я совершенно не пытаюсь утверждать, что в России хороший инвестиционный климат и его не надо улучшать, - сказал он. - Я говорю лишь о том, что отток капитала из России небольшой по сравнению со многими другими странами". Кстати, среди чисто "нефтегазовых" экономик данный показатель подбирается к 40 процентам ВВП у Брунея и Кувейта, к 30 процентам - у Катара, превышает 17 процентов у Саудовской Аравии.

Из чего отток складывается в России, собеседник говорить не захотел, сославшись на отсутствие у него под рукой статистических данных. Но он пояснил, что это могут быть и "инвестиции российских компаний за рубежом", и "возврат ранее полученных кредитов", и "неучтенные переводы работников-мигрантов".

"Легальные заработки этих людей учитываются в счете текущих операций, - сказал Можин. - Но в России работает множество и нелегальных иммигрантов. И то, что они переводят или вывозят в валюте, автоматически становится частью оттока капитала. Собственно, и любая покупка иностранной валюты за рубли учитывается так же. А в последнее время доллары покупали многие, поскольку давление на курс рубля усиливалось, в том числе и угрозами санкций против России".

Конечно, добавил специалист, как и в других странах, какую-то часть оттока составляют операции по выводу средств в целях уклонения от уплаты налогов или сокрытия доходов, полученных преступным путем.

В прессе тема утечки капиталов из российской экономики постоянно рисуется чуть ли не в апокалиптических тонах. Российский директор в МВФ полагает, что это может быть связано, с одной стороны, с откровенно политизированными пропагандистскими установками, а с другой - с недостаточной осведомленностью и компетентностью людей, берущихся публично судить о технически непростом и требующем специальной подготовки вопросе.

В заключение Можин еще раз подчеркнул: "Переживать по поводу оттока капитала и одновременно радоваться сохранению положительного сальдо счета текущих операций просто нелогично. Или у нас профицит по текущим операциям и тогда отток капитала, или у нас приток капитала и тогда дефицит по текущим операциям. Только так: или руки с мылом, или чай с сахаром".

Последние новости