Новости

Биохимия через пару десятилетий сможет потеснить традиционные ресурсы
На мировых площадках, посвященных прорывным направлениям, любят цитировать высказывание бывшего министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии шейха Ахмед Заки Ямани: "Каменный век закончился не потому, что закончились камни, и нефтяной век закончится не потому, что закончится нефть".

Вот и биохимия, еще лет десять назад многими специалистами воспринимавшаяся как экзотика, сегодня жестко и системно завоевывает позиции среди ведущих отраслей. По признанию специалистов, вместе с нано- и IT-технологиями она уже входит в тройку главных драйверов мирового развития.

По данным ОЭСР, к 2030 году с помощью биотехнологий будет производиться до 80% лекарств, до 50% продукции сельского хозяйства. Не менее 35% химической продукции будет использовать элементы биотехнологии. Топтавшаяся долго на стадии лабораторных исследований и опытных образцов, сегодня биохимия наконец-то при своем главном конкурентном преимуществе - возобновляемых источниках сырья, стала рентабельной. Страны, не обладающие запасами природных ресурсов, но имеющие много биомассы, хотят построить собственную промышленность. Поэтому отрасль бурно развивается в Северной и Южной Америке, Европе.

- Сегодня вне конкуренции производство биотоплива, - заявил на международном форуме "Большая химия" председатель правления научно-технического партнерства "Биотех2030" Владимир Попов. - Сначала его начали получать из пищевого сырья - сахарного тростника в Бразилии, кукурузы в США. Но сейчас началась вторая волна генерации, в дело пошли отходы сельского хозяйства или быстрорастущие древесные растения.

- Вообще в мире за последние семь лет было построено около двухсот заводов мощностью от 200 до 600 тыс. тонн по производству биотоплива, - добавляет академик РАН Владимир Дебабов. - Его теперь выпускается около 40 млн тонн. Это больше, чем потребляет бензина вся наша страна.

Все остальные биопродукты, вместе взятые, не дотягивают и до десятой части топливного материала. Тем не менее рынки глутамата натрия, лизина, лимонной, молочной и янтарной кислот развиваются стремительно, и счет здесь идет уже на сотни миллионов и десятки миллиардов долларов. Причем прогноз роста в горизонте 20-30 лет исчисляется кратными величинами.

В России ситуация несколько иная. За последние четверть века в стране было запущено лишь одно предприятие, использующее биотехнологии. Оно находится в Белгороде и выпускает лизин. Хотя ситуация в отечественном сельском хозяйстве, казалось бы, прямо подталкивает к запуску множества подобных производств.

Дело в том, что того же зерна в стране не так уж и мало, как об этом порой говорят скептики. Другое дело логистика. Пока его довезешь до портов в Новосибирске или Владивостоке, оно поистине станет "золотым". Традиционные способы переработки способны "переварить" далеко не все произведенное селянами. В результате в России, по некоторым оценкам, ежегодно до 10 млн тонн зерна остается просто невостребованным. Именно оно и может стать основным ресурсом для биохимических предприятий.

- Например, у нас по стране разбросаны около 40 заводов, где раньше производился гидролизный спирт, - говорит директор федерального предприятия ГосНИИгенетика Михаил Бебуров. - Если их переделать на новые технологии, то можно добиться серьезного не только экономического, но и социального эффекта. Люди найдут себе работу, не отрываясь от земли.

Но дело движется с мертвой точки. Так, три года назад была принята комплексная программа по развитию биотехнологий в России. Затем на ее основе появилась дорожная карта, и, наконец, в феврале этого года состоялось совещание президиума Совета по модернизации экономики и инновационному развитию страны, где органам власти были даны уже конкретные поручения. Сейчас начался этап их практической реализации. В середине апреля 2014 года была принята специальная подпрограмма по развитию "Промышленные биотехнологии". Согласно ей сегодня в России в различных стадиях строительства и проектирования находится с десяток биотехнологических проектов. По сравнению с мировыми величинами цифры, безусловно, скромные. О чем с сожалением говорит Владимир Попов:

- Государство должно более активно развивать биотехнологии. У нас принимается много различных постановлений, создаются комиссии, но конкретных мер содействия предпринимается мало. Что может обернуться потерями традиционных рынков сбыта и девальвацией основных экспортных товаров вследствие замещения их продуктами, получаемыми на основе возобновляемого сырья.

Сегодня, по мнению ученого, многие стартовые условия не в пользу России. За рубежом для стимулирования отрасли уже полным ходом используется инструмент госзакупок, у нас какие-либо преференции для производителей пока отсутствуют. К примеру, в России этанол облагается акциозом, в США, наоборот, действует стандарт возобновляемого топлива (RFS), который позволяет серьезными темпами развивать этот сектор промышленности. У нас отсутствует производство биопластиков, а Запад прежде всего усилиями транснациональных корпораций готовится перевести всю упаковку на растительное сырье. Однако производители не теряют оптимизма.

- Наша наука почти не отстает от мировых процессов, - считает Михаил Бебуров. - По крайней мере можем предоставить культуры микроорганизмов, которые потенциально выглядят не хуже других. Другое дело, что мы уступаем в инжиниринге, где предстоит еще многое сделать, чтобы выйти на уровень промышленных технологий. И здесь действительно ждать нельзя.

Проблема усугубляется тем, что технологические решения в отрасли затратны и не по силам малому и среднему бизнесу. Например, в Рязани построена единственная в России опытно-промышленная установка по получению на базе биомассы моносахаридов мощностью 400 тонн в год. Она уже прошла государственные испытания. Но стоимость установки в итоге вылилась в сумму полмиллиарда рублей. Ясно, что подобные проекты способно "поднять" только государство или мощные корпорации. При этом рязанское производство не является особо крупным в ряду аналогичных технологических решений.

Последние новости