Новости

Гомеопаты не должны быть пасынками российской медицины
Люди по-разному воспринимают гомеопатию. Одни от нее в восторге, другие, мягко говоря, относятся к ней со скептическим небрежением. Однако нередко и те и другие ищут исцеление именно у врача-гомеопата. А что же она на самом деле? Об этом обозреватель "РГ" беседует с главным врачом Клиники классической гомеопатии имени С. Ганемана Ириной Кузьминой.

Ирина Федоровна, гомеопатия стара как мир. И в России она тоже не новичок. Но, насколько мне известно, никогда в нашей стране - имею в виду и в СССР - врачи-гомеопаты не работали в государственных учреждениях, а курс гомеопатии не преподавали в государственных медицинских вузах. Тогда не говорили "частная клиника", "частный вуз". Говорили "хозрасчетное медицинское учреждение". И даже избалованные бесплатной медициной советские люди не прочь были за свои кровные лечиться именно в этих хозрасчетных гомеопатических поликлиниках. Почему?

Ирина Кузьмина: Почему не было государственного статуса? Думаю, потому, что официальная медицина не пускала нас в свои учреждения. Ссылались на то, что "гомеопатический метод не имеет глубокого научного обоснования". Когда же гомеопаты настойчиво просили открыть им доступ к науке, к образованию, получали категорический отказ. Хотя официального запрета на нашу профессию не было. Даже в годы особых репрессий против гомеопатии.

Вот это я помню. Помню, как самые именитые отечественные медики выступали в центральной прессе с обличением гомеопатии, сводя ее чуть ли не к шарлатанству.

Ирина Кузьмина: Готовясь к нашей встрече, я подняла некоторые документы. В том числе приказ N 610, подписанный тогдашним министром здравоохранения СССР академиком Борисом Васильевичем Петровским и датированный 7 августа 1968 года. "Об усилении контроля за работой и регламентацией дальнейшей деятельности врачей-гомеопатов и применением в лечебной практике гомеопатических лекарственных средств". Сейчас возможно это звучит почти, как анекдот, но так было: гомеопаты обвинялись в использовании служебного положения в корыстных целях, аморальном поведении и других фактах, не совместимых с долгом и честью врача.

Приказ изобилует цифрами количества анализов мочи и крови, которые якобы не соответствуют цифрам принятых больных. И это не бред. Это тот самый документ, который отбросил российскую гомеопатию на много лет назад, который отбил охоту у многих специалистов заниматься гомеопатией. Тем более что для того, чтобы стать гомеопатом, нужно было самому раздобыть соответствующую литературу, проштудировать ее и пройти двухгодичные коммерческие курсы.

Но, как говорится, все меняется. Потом те же руководители медицины были не против создания в Москве на шоссе Энтузиастов гомеопатического стационара. И таковой был создан. Правда, просуществовал недолго.

Ирина Кузьмина: Вот это как раз объяснимо: гомеопатическое лечение обычно очень длительное и, как правило, не требует госпитализации. Но я не ответила еще на один ваш вопрос: почему, несмотря на официальное непризнание, гомеопатия никогда не прекращала своего существования и никогда не испытывала недостатка в желающих лечиться именно у нас. Так вот: это желание возникает не на пустом месте. Оно обосновано высокой эффективностью лечения различных хронических болезней.

Только хронических?

Ирина Кузьмина: Нет, конечно. К нам обращаются с различными так называемыми острыми заболеваниями: острая гнойная ангина, флегмоны, острые отиты, острые бронхиты, острая микробная экзема, пузырчатка и так далее.

Мне как-то пришло письмо от читателя, который на нескольких страницах сообщал, как ему без антибиотиков, с помощью гомеопатических лекарств вылечили тяжелую пневмонию.

10 стран Европы включили гомеопатию в систему здравоохранения. В 7 странах она покрывается страховкой

Ирина Кузьмина: В этом нет ничего удивительного. При лечении острых инфекционных болезней наши средства активизируют защитные механизмы иммунной системы человека.

По-вашему, эти средства действеннее антибиотиков?

Ирина Кузьмина: Не средства! А механизмы, которые они активизируют. Поэтому, кстати, в нашей клинике так много пациентов-детей. Тех, которые периодически страдают различными заболеваниями органов дыхания. Тех, которым постоянно дают мощные антибиотики, а они не оказывают должного действия. Мы переводим этих ребятишек на лечение нашими препаратами. И дети избавляются от своего почти хронического недуга.

Сейчас все чаще говорят о том, что эра антибиотиков подходит к концу, что организм современного пациента на них все меньше реагирует. Даже страшно: мы становимся бессильными перед серьезными инфекциями. А послушать вас, то бояться не надо - надо переходить на гомеопатические препараты?

Ирина Кузьмина: Совершенно верно.

Вы рискуете вызвать на себя огонь недоброжелательства.

Ирина Кузьмина: Рискую. Но не боюсь. Основная задача гомеопата, как и обычного врача, восстановление здоровья пациента, а не отстаивание своих амбиций.

Вы сказали: "как и обычного врача". Обычного. Но у нас гомеопатию не преподают в медицинских вузах. В перечне медицинских специальностей гомеопатия отсутствует...

Ирина Кузьмина: Из-за этого все наши беды. Мы как бы на задворках службы здоровья. Хотя - и это общеизвестно - желающих лечиться у нас не становится меньше. Напротив. Наши препараты продаются без рецептов. Их можно приобрести даже без рекомендации врача-гомеопата. Из-за этого создается некая опасная, на мой взгляд, иллюзия, что гомеопатия нечто примитивное. Якобы наши "горошинки" можно глотать без всяких назначений и ограничений. Но это же просто опасно!

Более того. Врач, который не знаком с нашей специальностью, но знает, что в аптеке есть определенный набор лекарств, скажем, для лечения гриппа, аллергии, почек, дает совет: купите эти лекарства, пейте. А как их принимать? Сколько времени принимать? В каких дозах? Гомеопатические препараты, как и любые другие, обязательно имеют свои показания и противопоказания. Они способны и лечить, а при незнании могут и навредить.

Не потому ли в нынешней гомеопатии немало людей случайных, которых привлекает возможность заработать на авторитете гомеопатии?

Ирина Кузьмина: Вы правы. Это действительно так. И мало кто знает, что в нашей стране действует четырехгодичная школа Международной академии классической гомеопатии имени Джорджа Витулкаса. Я преподаватель этой академии.

Как, кто становится студентом этой академии?

Ирина Кузьмина: Врач, получивший высшее медицинское образование по специальности лечебное дело или педиатрия, или стоматология. Вступительные экзамены не требуются. Но выпускные обязательны. После этого слушатель получает соответствующий диплом и может работать гомеопатом.

Ирина Федоровна! Вы участник почти всех международных форумов по гомеопатии. Они проходят в разных странах мира, но никогда в России. Что, думается, абсолютно несправедливо. Возникает ощущение, что мы есть, но нас нет.

Ирина Кузьмина: Не только форумы. Есть Международная лига гомеопатов, которая существует с 1925 года. Она объединяет 70 стран мира. Гомеопатическая служба развита в 80 странах, насчитывает более 300 тысяч врачей-гомеопатов. В Европе 30 процентов населения используют гомеопатические препараты. В России подобной статистики нет. В 10 странах Европы гомеопатия входит в систему здравоохранения. А в 7 странах покрывается страховкой. Более всего гомеопатия развита в Швейцарии и Франции - странах, в которых медицинская помощь на достойном уровне.

Но мы же так любим использовать, применять зарубежный опыт. Почему так упорно обходим гомеопатию?

Ирина Кузьмина: Формально как будто правила игры соблюдены. Есть приказ Минздрава РФ N 335 от 29 ноября 1995 года. "Об использовании метода гомеопатии в практическом здравоохранении". Красиво. Не правда ли? Но во всей России нет ни одной государственной гомеопатической поликлиники, ни одного стационара, где бы в штатном расписании значился гомеопат, оказание гомеопатической помощи. Я понимаю, что в наше время, когда все чаще медицинская помощь даже в государственных учреждениях оказывается на платной основе, когда никого не удивляет изобилие (на "изобилии" настаиваю) частных медицинских учреждений...

Конечно, не удивляет, что гомеопатическая помощь - удел только частных клиник. Почему в этой ситуации мы все-таки так стремимся обрести права гражданства в государственных медицинских учреждениях? Да потому, что это коренным образом меняет отношение к службе, становится знаком государственного признания. А без этого и очень плохо, и очень обидно, когда на международных форумах мы, представители великой страны, выглядим пасынками, нас всерьез не принимают. Хотя у нас есть свои наработки, хотя отечественные гомеопаты многое делают для сохранения здоровья.

Гомеопатия как бы государство в государстве. У нее даже есть свое производство препаратов, свои аптеки...

Ирина Кузьмина: Есть. И есть специалисты, которые хорошо работают Но мы не хотим быть пасынками. Хотим официальное гражданство в своей стране. Да, врач-гомеопат не укладывается во временные нормы приема пациента в поликлинике. Врач-гомеопат занимается каждым пациентом не менее часа. Но это дает свои результаты. Недаром люди порой неделями ждут приема. Недаром однажды обратившись, становятся нашими постоянными пациентами.

Но далеко не все признаются, что лечатся именно у гомеопата, что именно гомеопат помог...

Ирина Кузьмина: Мы знаем об этом. Так уж сложилось: лечиться у гомеопата не престижно. А уж о том, чтобы сообщить своему лечащему врачу в государственной поликлинике, что получает помощь у гомеопата, и вовсе нонсенс. Это порой вызывает гнев и насмешки. А ведь большинство наших пациентов так называемые "отказники", то есть те, кому уже наши коллеги-аллопаты помочь не могут.

В вашей поликлинике, которая вовсе не в центре Москвы, всегда очередь.

Ирина Кузьмина: Это нам в укор?

Ни в коем случае! Напротив. Наверное, если бы гомеопатическая помощь не была действенной, очередей бы не было. Вы преподаете не только в Московской гомеопатической академии. Два раза в год отправляетесь в Киев, где ведете четырехгодичные курсы по классической гомеопатии, так как вы куратор украинского филиала российской академии. Когда ваш очередной выезд в Киев?

Ирина Кузьмина: По плану он должен состояться в октябре. С ужасом смотрю на развалины "майдана": я в этом районе обычно останавливаюсь, когда веду занятия. Что будет теперь - ума не приложу. Сердце просто разрывается. И тут никакая гомеопатия не поможет. Тут нужен здравый смысл и добрая воля. Очень на это надеюсь.

Визитная карточка

Ирина Федоровна Кузьмина закончила Нижегородскую медицинскую академию в 1984 году. Врач-невролог.

В 2000 году закончила в Греции Международную гомеопатическую академию имени Дж. Витулкаса.

В 2009-2010 годах прошла стажировку по онкогомеопатии в Швейцарской клинике Святого Креста.

Последние новости