Новости

Утверждено типовое соглашение об обмене информацией по налоговым делам
Постановлением правительства от 14 августа 2014 года N 805 утверждено типовое соглашение об обмене информацией по налоговым делам между Россией и иностранными государствами. Принятие этого документа не стало неожиданностью. Типовое соглашение было анонсировано правительством еще в 2013 году в "Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов".

По мнению экспертов, бизнесу с прозрачной системой налогообложения не стоит опасаться негативных последствий в связи с подписанием этого документа. Что же касается компаний, "оптимизирующих" свои налоги за счет офшорных юрисдикций, то подобные соглашения вполне могут вынудить их отказаться от этого способа "оптимизации". Как сообщает пресс-служба правительства, постановление "будет способствовать повышению прозрачности финансовых потоков между российскими налоговыми резидентами и офшорными юрисдикциями".

В результате этих изменений налоговая служба получит новые возможности. "Предложенный правительством стандарт типового соглашения теоретически подразумевает предоставление налоговой службе России широких полномочий по истребованию информации из иностранных юрисдикций, а также проведению налоговых проверок вне территории России. В том числе предусмотрено, что подписавшая соглашение иностранная юрисдикция обязана предоставить России такую закрытую на сегодня информацию, как сведения о собственниках офшорных компаний, об учредителях и бенефициарах трастов и фондов, а также информацию, которой владеют номинальные держатели и офшорные банки. Раньше российское право не апеллировало к этим ресурсам так явно и определенно", - говорит Наталья Кордюкова, заместитель директора департамента МНП юридической фирмы "Клифф".

Полученная информация о настоящих владельцах бизнеса позволит собрать с них налоги и пополнить казну. "Одним из ключевых условий успешной реализации принимаемых правительством России мер, направленных на деофшоризацию экономики, будет возможность получения информации о реальных бенефициарах иностранного лица, в отношении которого у российских налоговых органов существуют основания считать, что оно может быть подконтрольно налоговому резиденту РФ. Это соглашение на законодательном уровне позволяет договаривающимся сторонам, через свои компетентные органы, получать соответствующую информацию", - рассказал Виктор Демидов, руководитель управления правового консалтинга АКГ "ФинЭкспертиза". По его словам, соглашение не будет безусловным основанием для раскрытия информации о любом лице, в отношении которого поступил запрос, и необходимость ее получения придется обосновывать.

Такие соглашения позволяют обмениваться информацией, в том числе с низконалоговыми юрисдикциями, присоединившимися к совместной Конвенции ОЭСР и Совета Европы об оказании административной помощи по налоговым делам. "Информация о реальных бенефициарах офшорных компаний будет способствовать увеличению налоговых поступлений в российский бюджет. Последствия для бизнеса зависят от целей использования офшорных компаний. Если они использовались для защиты активов или структурирования сделок в целях применения иностранного права, - то последствий не будет никаких, так как глобальная инициатива по деофшоризации все-таки направлена на другие цели. Для недобросовестных же лиц, предпринимавших попытки использования офшоров с целью "отмывания" денежных средств, последствия, очевидно, негативные. С получением информации у налоговых органов могут появиться претензии к российским бенефициарам таких офшорных компаний", - сказал адвокат Кирилл Горбатов, партнер адвокатского бюро "Юрлов и партнеры". Пока такая ситуация невозможна в связи с отсутствием у налоговиков информации о бенефициарах офшорной компании и усложненным механизмом ее получения.

Кирилл Горбатов также отметил, что содержание соглашения оставляет "лазейки" для его невыполнения. Например, в соглашении предусмотрено, что ряд обязательств государства стороны соглашения могут не исполнять в связи с возникновением "несоизмеримых трудностей", при этом, что именно под этим понимать, в документе не указано. Таким образом, в случае необходимости стороны соглашения будут использовать такие формулировки, если не захотят предоставлять информацию по той или иной офшорной компании.

Заключение соглашений об обмене информацией по налоговым делам - стандартная практика. "В мире такой стандарт обмена информацией уже существует. Рассматриваемое типовое соглашение является переводом и адаптацией Модельного соглашения ОЭСР об обмене налоговой информацией ("OECD Model Tax Information Exchange Agreement"/ "TIEA") от 2002 года. Соглашения TIEA принципиально отличаются от соглашений по типу Модельной Конвенции ОЭСР в отношении налогов на доходы и капитал("OECD Model Tax Convention on Income and on Capital" / "DTC"), то есть обычных "двухсторонних налоговых соглашений", к которым привыкли российские налогоплательщики. Соглашения DTC, в первую очередь регулируют налог на прибыль и доходы, призваны отменить двойное налогообложение трансграничных доходов, а также стимулировать взаимные инвестиции и лишь в последнюю очередь - регулируют обмен налоговой информаций. Соглашения TIEA во всем мире заключаются только для целей обмена информацией, эти соглашения не предусматривают для налогоплательщиков дополнительных льгот и относятся ко всем налоговым отношениям, а не только к налогам на прибыль и доход", - рассказала Наталья Кордюкова. - Как правило, соглашения по типу DTC заключают со странами, имеющими налоговую систему, способными предоставить взаимные налоговые льготы, и перспективны с точки зрения развития хозяйственных связей. Соглашения TIEA, наоборот, предназначены для юрисдикций, в экономическом и политическом смысле "неравных", или не имеющих явных перспектив экономического сотрудничества, то есть интерес к которым связан только с имеющейся в их распоряжении информацией".

По словам эксперта, подписать или не подписать это соглашение каждая юрисдикция решает самостоятельно и, как правило, в интересах поддержания своего закрытого статуса офшоры стараются уклониться от заключения подобного рода документов настолько, насколько им это позволяет текущая экономическая и политическая обстановка.

По мнению Натальи Кордюковой, подписание Россией соглашений с крупными офшорами и введение их в действие может быть под большим вопросом, перспективы широкого применения этого механизма представляются весьма туманными. "Очевидно, этот механизм не заработает в ближайшем будущем", - считает она.

"Подписание этого документа продолжает заявленный курс на деофшоризацию. Это постановление правительства есть очевидный результат - пусть и затянувшийся - указаний президента в Послании Федеральному Собранию. Задача подписания такого рода соглашений состоит в упрощении и ускорении получения органами власти России информации из офшорных стран. А конечная цель (не известно, будет ли она достигнута) в установлении реального контроля над денежными потоками из офшорных зон, в получении информации о бенефициарах офшорных компаний. То есть - в деофшоризации. Пока это всё - демонстрация намерений. Значение имеет то, будут ли офшорные юрисдикции подписывать предлагаемые соглашения и предоставлять по ним информацию", - заключает Павел Посашков, эксперт по налоговому праву юридической фирмы "Частное право".

Последние новости