Новости

22.12.2014 22:35
Рубрика: Власть

Резолюция №2014

Постоянный представитель России при ООН специально для читателей "Российской газеты" подвел итоги уходящего года
Уходящий год стал еще одним годом зашкаливающих нагрузок в деятельности Совета Безопасности ООН. Достаточно посмотреть только на самые общие статистические выкладки: c начала года СБ провел более 200 открытых заседаний и свыше 150 закрытых консультаций, принял шесть десятков резолюций (из них только три - не единогласно), почти три десятка заявлений председателя и свыше 130 заявлений для прессы.

При этом не были приняты два проекта резолюций - в марте по референдуму в Крыму (заветирован Россией, Китай воздержался) и в мае - о передаче сирийского досье в МУС (заветирован Россией и Китаем). В июне западные члены Совета заблокировали два российских проекта резолюций - о прекращении огня на Украине/в поддержку "дорожной карты" действующего председателя ОБСЕ и по гуманитарной ситуации на Востоке Украины. Не удалось согласовать порядка двух десятков проектов заявлений председателя и для прессы, главным образом по различным аспектам ситуации в Сирии и по Украине.

Работа СБ в завершающемся году протекала под знаком двух главных сюжетов - Украины и Сирии. Они не только обеспечили значительный объем деятельности членов Совета, но и существенным образом влияли и на без того разогретую атмосферу в этом органе.

По Украине накал конфронтации был настолько высок, что "на бумаге" согласовать практически ничего не удалось. В марте, как уже говорилось выше, нам пришлось применить вето при голосовании по американскому проекту резолюции о референдуме в Крыму. Наши инициативы принять резолюции и заявления для прессы в поддержку прекращения огня, "дорожной карты" председателя ОБСЕ, а впоследствии и минских договоренностей упирались в стойкое нежелание западных коллег конструктивно учитывать все аспекты кризиса на Украине, целостность принятых в Женеве и Минске документов, логическую очередность выполнения заложенных в них шагов.

Единственной резолюцией СБ в рамках украинского сюжета стал июльский документ по вопросу организации полного, тщательного и независимого международного расследования катастрофы малазийского рейса МН17. Ввиду того, что процесс ведется далеко не транспарентно и явно затягивается, в сентябре в СБ нами был поднят вопрос об усилении роли ООН в расследовании и возможном создании поста спецпредставителя Генсекретаря. Появившееся недавно аналогичное обращение родственников голландских жертв авиакатастрофы подтверждает обоснованность российской линии.

По Сирии работа продвигалась продуктивней. Был завершен запущенный еще в прошлом году знаковый процесс уничтожения сирийского химического арсенала. Сожалеем, что наш призыв к другим членам СБ разработать документ об опасности попадания химических веществ в руки террористов, орудующих на территории Ирака и Сирии, был по сути заблокирован. Активно занимался Совет и вопросами выправления гуманитарной ситуации в САР - нами было принято три важные резолюции на этот счет. Удалось поместить процесс трансграничной доставки гуманитарной помощи в приемлемые рамки - при уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии. Совместно с китайцами не допустили передачи сирийского досье в МУС. В июле по нашей инициативе было принято заявление председателя СБ, акцентирующее недопустимость нелегальной торговли нефтью с ИГИЛ и "Джабхат ан-Нусрой" и другими связанными с "Аль-Каидой" террористическими группировками в Ираке и Сирии. Намерены и дальше развивать эту тему на "площадке" Совета Безопасности.

Отмечу также, что в июне в рамках нашего председательства в СБ и по российской инициативе было принято первое в Совете отдельное заявление по тематике афганских наркотиков. Этот сюжет - один из наших приоритетов.18 декабря Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о борьбе с героизацией нацизма. Несмотря на сложность нынешней ситуации, сохраняется весьма широкая поддержка документа. "За" проголосовало 133 государства, "против" - 4 (США, Канада, Палау и, что не поддается разумному объяснению, Украина), 51 делегация воздержалась. Общее число соавторов составило 44.

Это наша традиционная инициатива, соответствующий проект мы представляем уже в десятый раз, все время насыщая новыми элементами. К сожалению, актуальность данной темы не снижается - скорее, наоборот. В этом году наша резолюция делает акцент и на проявлениях неонацизма. Специально отмечается важность мер по недопущению чествования нацистских организаций, в том числе "Ваффен СС". Впервые обращается внимание на недопустимость отрицания Холокоста.

Есть в резолюции специальный пункт относительно предстоящего празднования 70-летия Победы во Второй мировой войне. Кстати, в ближайшее время мы начнем работу над отдельной резолюцией, посвященной этой дате, имеется в виду провести в мае торжественное заседание на "площадке" Генассамблеи.

Считаем важным также, что в этом году были приняты резолюции ГА о сотрудничестве ООН с ОДКБ, ШОС и СНГ, причем в том, что касается последнего объединения, это случилось впервые.

В том, что касается сферы международного права, следует отметить одобрение 11 марта Комиссией по границам континентального шельфа российской заявки по континентальному шельфу в Охотском море. Теперь у нас появились твердые юридические основания для экономического освоения ресурсов морского шельфа площадью 50 тыс. кв. км. Вскоре планируем внести в Комиссию дополненную российскую заявку по шельфу в Арктике.

На выборах в главный судебный орган ООН - Международный суд - в его состав прошел известный российский юрист-международник К.Г.Геворгян.

Но не все так благостно. Нас беспокоит, что, несмотря на неоднократные призывы СБ, никак не может завершить работу Международный трибунал по бывшей Югославии. Совет создал его еще в 1993 году, и, конечно, в то время никто не мог себе представить, что эта структура будет существовать до сих пор. Тогда не установили крайний срок работы, как оказалось - зря.

Подавляющее большинство дел закрыто, новых обвинений давно не выдвигалось, и их уже не будет. Все скрывавшиеся от правосудия давно доставлены в Гаагу. С 2013 года функционирует так называемый Остаточный механизм, куда постепенно передаются административные и судебные функции. Трибунал просто должен оперативно завершить начатые в нем дела, что он никак не может сделать. Это, например, дела Младича, Караджича и Шешеля. Последний сидел в Гааге в качестве подозреваемого больше десяти лет. Это не укладывается ни в какие стандарты правосудия.

В целом складывается впечатление, что управление в Трибунале сейчас сознательно настроено на затягивание его работы. Судьи по полтора года знакомятся с делами, совершаются ошибки при оценке характера дел, присутствует организационная чехарда. Многие коллеги в СБ смотрят на это, к сожалению, сквозь пальцы, ссылаясь на независимость судебной власти. Это несет массу издержек, в том числе финансовых. 18 декабря СБ принял резолюцию, которой продлил мандаты судей Трибунала на год, чтобы они, в конце концов, закончили остающиеся процессы. На этот раз Совет по нашему предложению настоятельно призвал Трибунал напрячься и сократить по максимуму сроки судопроизводства. Посмотрим, как этот призыв будет воспринят. На социально-экономическом направлении год прошел под знаком подготовки к такому без преувеличения эпохальному событию, как предстоящий в сентябре 2015 года саммит, которому предстоит утвердить Глобальную повестку дня в области развития (ГПДР) - новую систему приоритетов продвижения человечества к устойчивому развитию. Выработан набор из 17 целей устойчивого развития, которые будут включены в ГПДР. Хочется надеяться, что в наступающем 2015 году в ООН придется меньше заниматься кризисами и больше - поступательной работой по решению фундаментальных проблем, стоящих перед человечеством.

Последние новости