Новости

03.03.2016 22:20
Рубрика: Культура

Рассказ - выдох. Роман - вдох

Вышел новый сборник прозы Марины Степновой
Для Степновой книги делятся на "те, в которые влюбляешься, - и те, которые не хочешь читать". Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Для Степновой книги делятся на "те, в которые влюбляешься, - и те, которые не хочешь читать". Фото:
Марина Степнова с ее тонким чувством языка и стиля (не забудьте про психологическую тонкость!) просто не может остаться без внимания читателей. Ее роман "Женщины Лазаря" был отмечен премией "Большая книга", она была номинантом едва ли не всех крупных литературных премий. И вот - вышел новый сборник рассказов Степновой "Где-то под Гроссето". Могла ли "РГ" не поговорить об этом с писательницей?

После "Женщин Лазаря" эта новая книга для вас - новый этап в творчестве?

Марина Степнова: Я не писала книгу рассказов специально - она просто сама собралась - полагаю, примерно так же, как собирается ртуть. По тем же законам. Роман - другое дело, там ты сознательно ставишь перед собой задачу и выполняешь ее по мере возможности. Так что книги эти совсем разные - и по сути, и по замыслу, и по исполнению.

В чем для вас особенность жанра рассказа?

Марина Степнова: Рассказ - это короткая, яркая эмоция. Выдох. А роман - вдох. И насколько хватит сил - держишь этот вдох, живешь им. В рассказе проще обойти волю героя. Ты просто идешь мимо незнакомого окна, заглядываешь в него - и получаешь в подарок историю. Это рассказ. А роман надо прожить с героями - как проживают жизнь. Это иной раз очень сложно.

Правда, что вы писали эти рассказы в Италии? Место создания книги как-то влияет на ее содержание, интонации?

Марина Степнова: Нет, я писала эти рассказы - страшно сказать - двадцать лет. Какая уж тут Италия? "Где-то под Гроссето" включает тексты, написанные еще девочкой двадцати с небольшим лет. И есть тексты совсем свежие. "Боярышник" я закончила едва ли не в последний момент, он поехал в типографию теплым, совсем еще живым. Конечно, я люблю Италию, там и правда хорошо пишется, - но мне и в Москве отлично пишется, на кухне. Если стих найдет, конечно. Мне вообще не нужны никакие особые условия - ни столы, ни лампы, ни специальные страны, ни прочие подпорки. Время нужно - да. И силы. Вот этого отчаянно не хватает.

Книжные премии что-то значат для вас и для литературы вообще?

Марина Степнова: Премии - это хорошо. И читателю надо как-то ориентироваться в тысячах книг, и писателям радость. Кроме самой премии (это обычно немалые деньги), писатель получает читателя, привлеченного премиальной шумихой. К тому же в лонг-листы премий обычно попадает все самое интересное, что вышло в итоговом году. Это довольно точный срез того, что называется "текущая литература". А уж решать, какая книга переживет автора, а какая бесславно помрет, придется нашим дальним потомкам.

Кто из нынешних писателей вам кажется важным?

Марина Степнова: Из современных российских писателей, наверно, Шишкин, Водолазкин, Прилепин, Волос. Они и важны для меня, и пишут прекрасные книги. Наринэ Абгарян я очень люблю - она на глазах из "чудесного детского писателя" становится просто "чудесным писателем". Это большое удовольствие - видеть и понимать, как растет и меняется автор, которого ты любишь. С огромным удовольствием всегда читаю Басинского и Варламова. Боюсь, всех не перечислю - вернее, не хватит никакого места, чтобы назвать все книги, которые мне интересны.

Последние новости