Новости

10.03.2016 07:35
Рубрика: Происшествия

"Не каждый выдержит череду похорон"

На Урале продлили арест матери, подозреваемой в отравлении сына крысиным ядом
Вот уже более двух месяцев отец и сын Карелины (фамилия изменена) из поселка Малышева ездят в СИЗО Екатеринбурга, где находится Елена Карелина, жена и мать 8-летнего Ильи. В конце декабря прошлого года Елену задержали сотрудники полиции и предъявили обвинение в отравлении сына препаратом, входящим в ядовитый состав для травли крыс. Ребенок в то время находился в состоянии комы в областной детской больнице. Через день после задержания мать, рыдая, призналась на допросе, что хотела сначала отравить сына, а потом и сама принять отраву.

Угроза для жизни

Эта шокирующая история облетела все СМИ страны. Знакомые и родственники семьи Карелиных настаивали: любящая мать не могла так поступить со своим единственным оставшимся в живых ребенком. Но правоохранители утверждали: факт - вещь упрямая.

- Якобы с целью избавить сына от заболевания почек она давала ему препараты, содержащие крысиный яд, от чего мальчик едва не умер. Медики узнали об этом, когда школьник находился на лечении в одной из клиник Екатеринбурга. Получив анализы крови, врачи забили тревогу и проинформировали силовиков. Сперва мать лукавила, но затем под прессом неопровержимых улик дала признательные показания, сообщив, что таким образом хотела убить свое чадо, - сообщил пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых.

Вначале было возбуждено уголовное дело по статье "Причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнего", затем статью переквалифицировали на более строгую - "Покушение на убийство малолетнего", предусматривающую наказание до 15 лет лишения свободы.

Суд, избирая меру пресечения, встал на сторону следствия и решил оставить женщину под арестом до 25 февраля 2016 года, поскольку "обвиняемая может своими действиями угрожать жизни несовершеннолетнего потерпевшего".

Когда мама уже находилась в СИЗО, врачи поставили Илью на ноги и он вместе с отцом уехал домой. Предполагалось, что Елена пройдет судебно-медицинскую экспертизу и станет ясно, насколько она психически адекватна. Но, как сообщили "РГ" на днях в пресс-службе СУ СК РФ по Свердловской области, экспертиза до сих пор не состоялась - на подобные обследования выстроилась большая очередь. А прошедший на днях суд предписал изолировать мать от общества и семьи еще как минимум на два месяца.

- Мне кажется, это какой-то страшный сон, - призналась после оглашения решения знакомая семьи Карелиных.

Однако, как утверждают психологи, даже у страшного сна есть реальная подоплека. И корреспонденты "РГ" решили внимательнее изучить эту историю, внешне больше похожую на детектив в духе Агаты Кристи.

Ген преткновения

О том, что сын Елены - первоклассник Илья - неизлечимо болен, родители узнали примерно полгода назад. У мальчика начались боли во всем теле. Карелины тут же предположили, что это проявления редкого генетического заболевания - атипичного гемолитико-уремического синдрома (АГУС). Эта болезнь - проклятье семьи Карелиных, ею страдали уже ушедшие в мир иной трое старших детей. Недуг характеризуется быстрой свертываемостью крови, образованием тромбов, которые забивают сосуды, что ставит под угрозу работу жизненно важных органов человека. АГУС осложняет течение обычных заболеваний и часто приводит к летальному исходу. В первую очередь болезнь наносит удар по почкам, и без процедуры очищения крови - гемодиализа - человек уже не может жить.

Как утверждают знакомые семьи Карелиных, врачи не рекомендовали Елене рожать, но она надеялась, что генная мутация пощадит очередного ребенка. К тому же избавляться от плода родители не хотели по религиозным мотивам: семья была очень верующей и часто посещала местный храм.

Официально подтвердить информацию о запрете на роды мы не смогли - врачебная тайна. Как считает муж Елены Андрей, малыши гибли по разным причинам. Старшая дочь заболела менингитом после прививки, за ее жизнь боролись полтора года. Второй сын умер в шесть месяцев, третьего не стало в начале 2015 года.

Знакомые обвиняемой уверяют: "Елена призналась в отравлении лишь потому, что устала бороться"

В Илье мать души не чаяла. Елена нигде не работала, все свое время посвящала сыну. Они вместе ездили на курорты, благо муж - предприниматель и мог обеспечить семью. Илью водили в бассейн, музыкальную школу. Но, когда генетический сбой дал о себе знать, на счастливой жизни, казалось, был поставлен крест. И положительных прогнозов врачи не давали.

В чем каялась Елена перед священником на исповеди - неизвестно. Как говорят друзья, в последнее перед арестом время она нечасто ходила в церковь. И в каких-то мыслях, наверное, даже себе боялась признаться. Но, по некоторым данным, опубликованным в СМИ, на допросе у следователя сказала: "С 15 октября я давала Илье по 8-10 таблеток. Когда препарат закончился, пошла в аптеку и купила еще упаковку. Перестала давать 17 декабря, поскольку передумала убивать. Я даже хотела покончить с собой".

Прозрачная кровь

Таблетки, о которых рассказывала Елена, свободно продаются в каждой аптеке, поэтому мы не будем обнародовать их название. Пусть это будет просто "препарат В". Именно его в смертельных для человека дозах (по информации следователей, в тридцать раз выше нормы) обнаружили в крови Ильи екатеринбургские медики. Этот антикоагулянт часто назначают для разжижения крови при тромбозе. Стоит копейки, но имеет массу противопоказаний, о чем подробно написано в длинной инструкции. В аннотации подчеркивается, что при неправильном применении препарат может привести к критическому для жизни внутреннему кровоизлиянию. Как пояснили корреспонденту "РГ" специалисты-токсикологи, напрямую его назвать "крысиным ядом" нельзя. Но он входит в перечень средств, которые используют при травле крыс. Механизм избавления от грызунов и убийства человека один и тот же: вещество без вкуса и запаха легко смешивается с едой и, попадая в организм, накапливается. Наступает момент, когда кровь становится жидкой, как вода, и при малейшем повреждении
сосуда ее не остановить.

По нашим данным, когда восьмилетний мальчик попал в екатеринбургскую больницу, его состоянием озаботились ведущие токсикологи региона. Мальчик однозначно был на грани жизни и смерти. Помимо выяснения объема "препарата В" в организме, проводились анализы и на содержание еще более смертельного аналога - зоокумарина, который точно является основой крысиного яда. Последний выявлен не был. Так что медики до сих пор не торопятся делать выводы: женщина без злого умысла могла ошибиться с дозировкой доступного лекарства.

На ошибке в дозировке настаивает и муж, утверждая, что Елена "оговорила себя под давлением". А знакомые семьи уверяют журналистов: "Елена призналась в отравлении лишь потому, что устала бороться. Не каждый выдержит череду похорон".

Флакон за 230 тысяч

Есть в этой дикой истории и другой медицинский аспект, которого до сих пор никто не касался. Атипичный гемолитико-уремический синдром во всем мире действительно долгое время считался неизлечимым генетическим заболеванием. Но в 2011 году за рубежом было разработано и презентовано лекарство, которое, как показали исследования, эффективно решает проблему тромбоза. Но производители заломили такую цену, что препарат признали самым дорогим лекарством в мире. Один короткий курс обходился в 700 тысяч долларов. Правда, со временем цена упала (сейчас один флакон на российском рынке предлагают приобрести за 230 тысяч рублей).

Однако, как пояснили специалисты, распоряжением правительства РФ от 30 декабря 2014 года это средство включено в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) для медицинского применения. То есть больным его должны выдавать бесплатно, за счет средств федерального или регионального бюджета. Есть для этого определенные условия, и одно из главных - точно поставленный диагноз.

Отец Ильи уверял журналистов, что окончательный диагноз сыну врачи так и не поставили. Может, именно в этом причина всех бед, свалившихся на его семью?

А пока ребенку придется жить с мыслью о маме, которая пыталась его отравить.

Последние новости