Новости

11.03.2016 15:25
Рубрика: "Родина"

Портрет брамина Нам-Джоги-Алана. 1817

Текст: (кандидат культурологии)
Две трагические судьбы связала акварель - молодого индийца, найденного замерзающим на Фонтанке, и русского художника Михаила Тиханова
А.Г. Варнек. Портрет президента Императорской Академии художеств А.Н. Оленина Фото: НИМ РАХ
А.Г. Варнек. Портрет президента Императорской Академии художеств А.Н. Оленина Фото:
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея. 

На этой редчайшей акварели представлен индиец, сидящий с кальяном на террасе в Приютине - усадьбе известного деятеля русской культуры, директора Императорской публичной библиотеки и президента Императорской Академии художеств А.Н. Оленина (1763-1843). Молодой брамин преодолел более пяти тысяч верст, чтобы подать прошение императору Александру I.


Ходатай из Удайпура

"Сей Индеец жил у меня около полутора года и умер здесь в моем доме, - вспоминал Оленин в 1824 г. в письме к Е.Ф.Тимковскому. - Несчастный сей странник (ревностный последователь Индейского верования в 9-й Аватаре, называемый Кришна) пришел было сюда из Индейского города Удепура для исходатайствования пособия к восстановлению для суеверных Индейцев капища подле Персидского, что ныне Русский город Бакху, над нефтяными там колодцами, которые многими Индейцами почитаются за священный огонь. Помянутый Нам-Джоги умер на 29 году своего возраста от следствий жестокой простуды. Он был строжайшим примером Браминского терпения, доброты и воздержания".

По семейным преданиям, Оленин обнаружил Нам-Джоги на Фонтанке замерзающим и привел его к себе. В Касимовском краеведческом музее сохранился пастельный портрет Нам-Джоги, исполненный сыном Оленина Петром (1794-1868); на тыльной стороне его надпись, содержащая, в частности, важное свидетельство: "Скончался в доме нашем 29 апреля 1818 года". Из этого следует, что Нам-Джоги, проживший у Олениных около полутора лет, поселился у них в ноябре или декабре 1816 г. В это время Оленины жили в собственном особняке на набережной Фонтанки, ныне N 97. В этом доме и прервалась жизнь ходатая из Удайпура...


Домашний консультант

Оленин неоднократно пользовался консультациями Нам-Джоги-Алана в своих лингвистических, археологических и этнографических разысканиях. В частности, 28 мая 1817 г. Оленин писал к эллинисту Д.П. Попову: "Созвучие индейского слова: Кортал с греческим речением κρόταλον меня поразило тем более, что в обоих языках оно должно быть присвоено одному и тому же музыкальному инструменту. Индеец брамин Нам-Джоги, который теперь у меня в доме живет и которому я показал в сей книге картину, представляющую индейца, играющего на сем инструменте, тотчас мне оный назвал тем же именем, произнося сие слово: Кортал, причем он мне подтвердил, что сей инструмент употребляется у них при богослужении вообще, а особенно в празднествах, посвященных Дебаке или, как говорит мой индеец, Божией Матери, равным образом и третьему лицу их тройственного божества, а именно: Шиве, Siva, который, по всем соображениям, тот же, что и Βάκχος, или Διόνυσος Греческий, и сими даже именами называется на санскритском языке: Багис или Вагис Baguis ou Vaguis, Деваниши или Диониши - Dionichi ou DEvanichi".

В письме к Е.Ф.Тимковскому о беспрестанной молитве ламаитов "Ом. Мани. Падме. Аум" (1824), касаясь произношения слова "ом", Оленин замечает: "...я имел случай иногда слышать настоящее у Индейцев произношение сего таинственного слова из уст брамина Нам-Джоги-Алан. <...> Покойный имел ко мне отличную любовь и доверенность; но со всем тем весьма неохотно, и только по настоятельным моим просьбам, произносил громко слово: "ÔМ""


Роковое путешествие

М.Т. Тиханов. Портрет брамина Нам-Джоги-Алана. 1817. Петербург, Приютино. Бумага, наклеенная на картон; акварель. 27,2 х 19. В левом нижнем углу надпись: Рис: Тихановъ // Въ Прiютин** // 1817 <нрзб> [Б]раминъ Нам[ъ] [Джоги] [Аланъ]  Инв.N: ЭРР-9496 Поступление: 2012. / Государственный Эрмитаж

Портрет Нам-Джоги-Алана исполнен Михаилом Тихоновичем Тихановым (Тихоновым; 1789 - 07.10.1862), известным живописцем и рисовальщиком, летом (не позднее 25 августа) 1817 г.

Тиханов происходил из дворовых шталмейстера кн. Н. А. Голицына, и 14 апреля 1806 г., по прошению князя, Совет Императорской Академии художеств постановил "мальчика его Михайлу Тиханова семнадцатилетнего, принять в число пенсионеров Академии, с получением на содержание в год по триста рублей от Его Сиятельства". Тиханов с успехом учился у выдающихся мастеров - Г. Угрюмова, А.Иванова, А. Егорова и В. Шебуева. Дважды (в 1808 и 1809 гг.) его награждали Второй серебряной медалью за рисунки с натуры, а в 1813 г. Тиханов был признан достойным Второй золотой медали за программу "Верность богу и государю русских, расстреливаемых в Москве Наполеоном", но медали не получил "за неимением вольности". Однако два года спустя, летом 1815 г., Голицыны отпустили Тиханова, и он вышел из Императорской Академии со званием художника и чином 14-го класса.

М.Т.Тихонов (Тиханов). Расстрел французами русских патриотов в Москве в 1812 г. / ГРМ. 1813 г.

В 1817 г. по рекомендации Алексея Оленина, только что вступившего в должность президента Академии, Тиханов был прикомандирован к кругосветной экспедиции капитана В.М.Головнина на шлюпе "Камчатка". "Сверх морских чиновников старанием г-на президента Академии художеств, - записал в своем журнале капитан "Камчатки", - определен на шлюп молодой, но искусный живописец г-н Тиханов. Во всех подобных путешествиях такой человек весьма нужен, ибо много есть вещей в отдаленных частях света, которых образцов невозможно привезти и самое подробное описание коих не в состоянии сообщить об них надлежащего понятия; в таком случае одна живопись может несколько заменить сии недостатки". Обязанности художника в этом путешествии заключались и в верном изображении этнических типов и туземных обычаев. Президент Академии снабдил Тиханова на этот счет подробными письменными инструкциями; по-видимому, портрет Нам-Джоги был исполнен Тихановым в качестве пробной "этнографической" зарисовки в соответствии с установками, данными художнику Олениным.

Шлюп

Шлюп "Камчатка" отбыл из Кронштадта 26 августа 1817 г. За время путешествия, "неослабно занимаясь рисованием с натуры", Тиханов исполнил замечательную серию акварелей и рисунков; капитан был им доволен. Однако к концу плавания, продолжавшегося два года, на Азорских островах Тиханов, по словам Оленина, "начал более обыкновенного предаваться задумчивости, потом через несколько дней впал в ипохондрию и, наконец, имел несчастье совсем лишиться ума". Шлюп "Камчатка" вернулся в Кронштадт 5 сентября 1819 г.; сойдя на берег совершенно больным, Тиханов оказался более неспособен к творчеству и прожил под опекой художника Ивана Лучанинова (1781-1824), а затем его вдовы более сорока лет: он скончался от паралича 7 октября 1862 г...

Портрет Нам-Джоги-Алана кисти Тиханова представляет собою, по-видимому, единственное прижизненное изображение индийца, жившего в доме А.Н.Оленина: судя по надписи на пастельном портрете из собрания Касимовского краеведческого музея, Петр Оленин изобразил Нам-Джоги после его безвременной кончины.


P.S. Акварель хранилась у потомков Алексея Оленина, но последним их поколениям имена Нам-Джоги и Михаила Тиханова уже ничего не говорили, и с акварелью не слишком церемонились. Ей предстоит реставрация.

 

Лента анонсов публикаций "Родины" в Telegram, ВКонтакте, Facebook, Twitter

Последние новости