Новости

15.03.2016 15:28
Рубрика: Власть

Зачем Европе "топор войны"?

 Фото: Depositphotos
Фото:
Наблюдение за саммитами, встречами и заседаниями, на которых европейские лидеры, чиновники, министры (нужное подчеркнуть) обсуждают отношения с Россией, становится абсолютно неинтересным занятием. Сценарий и конечный результат подобных мероприятий заранее предрешен: хоровое завывание критиков Москвы всегда заглушает трезвомыслящие голоса, которые предлагают Старому Свету отказаться от политики самозапугивания. Но после многочисленных ложек общеевропейского "дегтя", способных свести на нет любой диалог Москвой, на брюссельскую сцену традиционно поднимаются европейские политики, публично заявляющие о необходимости пересмотра санкций в отношении России. Эта обязательная, но ни к чему не приводящая часть программы, призвана продемонстрировать альтернативные точки зрения внутри Евросоюза. И оставить у Москвы надежду, что в следующий раз уж точно будут сделаны шаги для снятия ограничительных мер. Однако такие спектакли, принимающие месяц за месяцем все более гротескную форму, напротив, убеждают Кремль в необходимости провести полноценную, без иллюзий, ревизию отношений с ЕС, которые выглядят тупиковыми на фоне других, более перспективных евроазиатских проектов.

Тем не менее, и это выглядит парадоксальным, в Евросоюзе ошибочно продолжают считать, что для Москвы по-прежнему нет ничего важнее, чем диалог с Брюсселем, и каждый раз россияне с замиранием сердца следят за сборищами европейских политиков, где обсуждается российская проблематика. Причем объяснить, что это абсолютно неверно в отношении подавляющего большинства населения РФ, не представляется возможным - слишком сильна в Европе вера в собственную значимость для России. 

По итогам состоявшейся в Брюсселе встречи министров иностранных дел стран ЕС, верховный представитель единой Европы по иностранным делам Федерика Могерини назвала пять принципов, заложенных в основу дальнейшего диалога с Москвой. Помимо соблюдения минских соглашений, речь идет о реализации внутренних механизмов - укреплении связей с восточными партнерами и формировании внутренней устойчивости ЕС, а также соблюдении ряда внешних условиях. На последних остановлюсь подробней. Как следует из принятых документов, главы внешнеполитических ведомств Евросоюза намерены избирательно взаимодействовать с нашей страной с учетом общих интересов, поддерживать российское гражданское общество и развивать контакты между населением ЕС и России. Однако Брюссель, и это особо подчеркнула Могерини, не изменит позицию в отношении присоединения Крыма к России. Иными словами, единая Европа готова оставить свободным для контактов с Москвой только гуманитарное направление, тогда как остальные хочет приоткрывать лишь исходя из собственных интересов. Но нужна ли нам такая "подачка", к тому же обставленная множеством неприемлемых требований?

Заявления глав внешнеполитических ведомств Италии и Венгрии, призвавших коллег по единой Европе к отказу от автоматического продления санкций в отношении России, не более чем реплики, в целом не влияющие на конечное решение Евросоюза. К тому же в руководстве единой Европы никогда не возражали против проведения политической дискуссии по России на высшем уровне, что вновь подтвердила Могерини. Однако с учетом растущего влияния антироссийского лобби ее результаты выглядят предсказуемыми и не предвещают существенного улучшения в отношениях с Москвой.

Предпринимаемые Евросоюзом откровенно враждебные шаги для ослабления российской экономики противоречат звучащим из Брюсселя заявлениям о стремлении нормализовать диалог с Кремлем. Во вторник власти ЕС призвали банки Старого Света воздержаться от размещения российских облигаций в рамках поддержки принятых ранее антироссийских санкций. Это было сделано несмотря на то, что введенные Евросоюзом ограничительные меры напрямую не запрещали европейским финансовым учреждениям приобретать российские ценные бумаги.

В стихотворении Корнея Чуковского про "Бяку-Закаляку" девочка сначала ее "сама из головы выдумала", нарисовала, а потом сама же испугалась изображенного. Так вот в Брюсселе, похоже, столь усердно формировали в последние годы из России образ врага, что теперь сами пришли в ужас от ими же придуманного монстра. А потому срочно объявили мобилизацию для борьбы с ним, резко увеличив военные расходы, хотя Москва всегда подчеркивала, что проводит в отношении Евросоюза и НАТО сугубо оборонительную политику. В этой ситуации Россия имеет полное право отвергнуть утвержденные Евросоюзом принципы, больше смахивающие на ультиматум, и выдвинуть встречные, не менее категоричные условия для дальнейшего партнерства на основе национальных интересов. В конце концов, если ЕС стремится самоизолироваться от России и видит в Москве главную угрозу для своего благополучия, должны ли мы мешать этим самоубийственным планам?

Пять принципов, утвержденных министрами иностранных дел стран ЕС, закрепляют переход Евросоюза от партнерских отношений с Москвой к попытке вести диалог в формате "начальник-подчиненный", где Россия, по замыслу еврочиновников, получит право голоса только в тех случаях, когда ее о чем-либо спросят в Брюсселе. Тогда как Евросоюз, напротив, должен иметь право вмешиваться в российские внутренние дела и влиять в своих интересах на российское общество. Надо ли объяснять, что подобные существующие в головах европолитиков утопии лишний раз подтверждают: на нынешнем этапе Брюссель не готов к равноправному диалогу с Москвой и лишь имитирует дискуссию о снятии санкций для создания видимости демократических процедур. Напомню, что ранее вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил о том, что российской общественности необходимо перестать обращать внимание на ограничительные меры ЕС в отношении России, так как в том или ином виде они будут всегда. Этот вывод, собственно, и подтвердили своими "пятью принципами" в Брюсселе министры иностранных дел Евросоюза, обсуждавшие перспективу отношений с Россией.

Последние новости