Новости

23.03.2016 22:20

Жена Толстого - вне подозрений

Актриса Евгения Симонова о своей новой роли - Софьи Андреевны
 Фото: Кирилл Каллиников/ РИА Новости
Фото:
О спектакле "Русский роман" в постановке главного режиссера Московского театра им. Маяковского Миндаугаса Карбаускиса заговорили задолго до его премьеры. "Точкой притяжения" в нем стал образ Софьи Андреевны, жены великого русского писателя Льва Толстого, главной героине одноименной пьесы литовского драматурга Марюса Ивашкявичюса, написанной специально для "Маяковки".

Играет Софью Толстую в этой постановке известная актриса театра и кино Евгения Симонова. О работе над ролью, семейных ценностях и оправдании жены Толстого, о том, почему для нее "Русский роман" - это в первую очередь история вечной любви, Евгения Павловна рассказала в беседе с нашим корреспондентом.

Автор пьесы "Русский роман" драматург Ивашкявичюс рассказывал недавно, что после январской премьеры спектакля к нему во сне пришел Лев Николаевич Толстой. А вам Софья Андреевна не снилась, например, в процессе работы над ролью?

Евгения Симонова: Не снилась, к сожалению. Мне бы очень хотелось пообщаться с ней, пусть и таким вот в некотором роде мистическим образом.

Сама я от мистики далека, никогда в нее не верила. Но иногда происходят совершенно удивительные совпадения. Когда в мае прошлого года мы начали работать над этим спектаклем, мне позвонили из Ясной Поляны с предложением выступить там. О том, что я готовлюсь сыграть на сцене Софью Андреевну, вряд ли знали, это не афишировалось. Почему вдруг решили меня пригласить? В итоге мы договорились приехать в Ясную всей командой, работавшей над постановкой. Это была одна из лучших творческих поездок в моей жизни. Без нее, думаю, спектакль был бы несколько иной.

Кажется, ни одну жену известного на весь мир человека не обсуждали, как жену Льва Толстого. Выходя на сцену в образе Софьи Андреевны, вам, Евгения Павловна, что важно: защитить ее? Оправдать?

Евгения Симонова: Еще до того, как я узнала, что буду играть эту потрясающую роль, много читала о Толстых. Я вообще очень люблю мемуарную литературу. Смолоду ею увлекаюсь. Когда-то очень давно, узнав об этом, мой дедушка Сергей Михайлович Вяземский (известный петербургский историк. - Авт.), у которого была великолепная библиотека, подарил мне, тогда 20-летней, редчайшее издание 1924 года в мягком переплете - "Дневники Софьи Андреевны". Ценность данного подарка состояла для меня еще и в том, что дедушка никогда не раздаривал книг из своего собрания, даже из дома их не выносил. Я и подумать тогда не могла, что когда-нибудь буду воплощать на сцене образ этой уникальной женщины. Софья Андреевна бесконечно близка мне.

Когда я стала погружаться в предложенный мне сценический материал, то в какой-то момент поймала себя на том, что начинаю ненавидеть Толстого. И это при том, что практически с детства он мой любимый писатель. Я все пыталась понять: как человек, столь тонко понимающий женщину - а это чувствуется по его произведениям, - мог быть тираном по отношению к своим близким, к тем, кто горячо и преданно любит его? Объяснение этому у меня только одно: он - гений. А гений, как правило, вне понимания обычными людьми.

При всей сложности его отношений с Софьей Андреевной в последние годы жизни он, я уверена, очень ее любил. О чем свидетельствуют его дневниковые записи, в которых Лев Николаевич дотошно анализирует каждое свое и ее слово, поступки, решения. И одна из задач всех участников нашего спектакля - показать историю вечной любви при всех ее формах, включая ненависть и боль.

Значит, все-таки оправдание Софьи Андреевны? Или - Толстого?

Евгения Симонова: Сама пьеса Ивашкявичуса пронизана таким огромным уважением и любовью к жене Льва Николаевича, что не требуется выяснять, кто из них двоих прав, а кто виноват в том, что случилось в его большой семье. Важно иное: разобраться в сложной ситуации и по возможности понять ее причины.

Да и не нуждается, на мой взгляд, в оправдании Софья Андреевна. Лично ей мировая культура тоже многим обязана. Она жила с гением мировой величины. И принимала самое активное участие в том, чтобы вместе с ним создать тот семейный уклад, о котором он так мечтал. Первые 19 лет их семейной жизни - самые счастливые годы Льва Николаевича. Именно в этот период им были написаны такие романы, как "Анна Каренина", "Война и мир". И в этом мире абсолютного счастья, любви и гармонии жена во всем была полноправным партнером своего великого мужа. Страстная, энергичная, невероятно талантливая во многом, за что бралась. Потрясающая мать и жена. Так что мне интересно и в чем-то даже легко играть ее.

Не нуждается, на мой взгляд, ни в чьей защите и сам Толстой. Он находится на такой высоте, что адвокаты ему не требуются. Во время репетиций я часто вспоминала фразу, которую Толстой вкладывает в уста Анны Карениной, обращающейся к Вронскому: "Я ревную тебя не к женщине, а к уменьшению твоей любви". Через много лет Софья Андреевна почти слово в слово повторит мужу эти слова.

Вы как-то рассказывали о своей роли Агафьи Тихоновны, купеческой дочери "на выданье" в спектакле "Женитьба", где ваша героиня была на 20 лет моложе реального вашего возраста. А Софье Андреевне Толстой в "Русском романе" сколько лет?

Евгения Симонова: Ей - 65. А мне сейчас 61. Так что, в отличие от "Женитьбы", тут никакой чисто возрастной неловкости не возникает. Трудно физически, много эмоциональных сцен, драматических перипетий. И в то же время легко. У меня есть роли, где я с моей героиней полные антиподы. Как, например, в спектакле "Август: графство Осейдж". Роль интересная, но сама Виолетта Уэстон для меня - другая планета. А с героиней "Русского романа" много соприкосновений.

У вас две дочери. У Софьи Андреевны к ее 65 годам было 8 детей. Вы не раз говорили о себе, что сначала мать, потом актриса. Она же разрывалась между любовью к детям и мужу.

Евгения Симонова: В этом, на мой взгляд, состояла для нее главная проблема. Разрешить ее так, как это сделала Анна Каренина, она не могла. Что создавало большие сложности, от которых она буквально сходила с ума. Любовь к мужу была бесконечна. И когда говорят, что она не понимала, кто рядом с ней, то лукавят. Она понимала! Но и дети требовали любви.

Мне, кстати, довелось играть Анну Каренину в моноспектакле Андрея Эшпая "Исповедь Анны". Только сыграв ее, прежде непостижимую для меня, много-много раз, я стала лучше понимать ее, стала к ней ближе. Я же по сути - Долли, женщина-мать.

О своей семье вы обычно не рассказываете. Оберегаете ее от любопытствующих глаз?

Евгения Симонова: Моя частная территория для меня очень важна, и она закрыта. Иногда думаю: может быть, как раз семейная открытость, безотчетная порой откровенность и привели в конечном итоге Толстых к их трагедии?

Готовя эту роль, консультировались с историками, литераторами?

Евгения Симонова: Почти непрерывно читала. А две книги Павла Басинского - "Лев Толстой. Бегство из рая" и "Лев в тени Льва" стали на это время настольными. Все прочитанное выстроилось у меня, суммировалось и воплотилось. Получился цельный образ выдающейся женщины. Лично я не выдержала бы и сотой доли той жизни, которую прожила Софья Андреевна.

Многие из тех, кто уже посмотрел спектакль "Русский роман", говорят, что эта роль - одна из лучших в вашей творческой биографии.

Евгения Симонова: Было несколько работ, которые очень важны для меня. Среди них и те, на которые критика, например, не обратила внимания. Без тех ролей я не смогла бы сделать нынешнюю. Если кто-то считает, что получилось, спасибо!

Последние новости