Новости

24.03.2016 12:12
Рубрика: Общество

Прочесть и не разрыдаться

Казанские волонтеры проводят литературные занятия в коррекционных школах
Чтец Светлана Сорокина на своих занятиях учит детей сопереживать героям книг. Фото: Олег Косов/РГ
Чтец Светлана Сорокина на своих занятиях учит детей сопереживать героям книг. Фото:
Большинству из нас доводилось читать детям книги. Дело, в общем-то, нехитрое и даже приятное. Но вряд ли кому приходило в голову, что это занятие может стать призванием. Вот уже год как в Казани действует благотворительный проект "Классные чтения". Его участники - волонтеры, которые регулярно приходят в коррекционные школы-интернаты, чтобы почитать ребятам с ограниченными возможностями.

Испытание сказками

Союз писателей РТ, просторная аудитория, увешанная портретами татарских классиков. Вот только сейчас здесь принимают не в писательскую организацию, а в ряды чтецов. Инициатор проекта, благотворительный фонд (БФ) "Счастливые истории", пригласил на прослушивание шестьдесят кандидатов. Только тридцать из них пройдут испытание.

Да, чтобы стать чтецом, одного энтузиазма недостаточно. Наладить контакт с 10-15 детьми-инвалидами - это вам не сказку на ночь рассказать. Волонтер должен сочетать в себе навыки артиста, психолога и педагога. Выявить их и помогает прослушивание, напоминающее вступительный экзамен в театральное училище.

С той лишь разницей, что вместо заготовленной басни или монолога испытуемый должен прочесть детский рассказ, сказку или стих. На трибуне, куда приглашают кандидата, лежит несколько ярких книжек. Можно выбрать любую, открыть на случайной странице и постараться увлечь произведением отборочную комиссию. В нее входят преподаватель техники речи Фарида Пичугина, психолог Светлана Усенко, чтец со стажем Светлана Сорокина и руководитель БФ Ирина Хуснутдинова.

- Я обращаю внимание прежде всего на яркость и творческую индивидуальность чтеца, - говорит Фарида Пичугина. - Ну а дальше уже на умение общаться с публикой.

От эксперта по технике речи экзаменуемые слышат первые замечания: "Вы погружены в текст! Не забывайте, что перед вами дети! Нам скучно, сейчас мы начнем шептаться. Попробуйте увлечь нас!".

Специалист может прервать человека на полуслове, если тот читает невыразительно и монотонно. Но при этом дает второй шанс, предлагая прочесть вместо рассказа стих. Некоторым кандидатам после испытания задают вопросы: "Скажите, а вы готовы работать над собой? Голос-то у вас слабоват, челюсть зажата".

Ждут кандидатов и каверзные вопросы психолога: "Мне показалось, вы слишком эмоциональны. Не расплачетесь во время чтения в классе?". Или: "У вас есть опыт общения с особенными детьми?". И, наконец, ключевой вопрос: "А вы будете их жалеть"? Ответ "да" здесь считается неверным.

- Их жалеть нельзя. И скрыть это чувство не получится, оно будет проявляться невербально, - предупреждает психолог. - Ребята это уловят. А в них нужно видеть здоровых детей.

Братство книги

Кто же идет в чтецы? В основном это молодежь и студенты, хотя встречаются и люди средних лет, а также пенсионеры. Профессии у кандидатов самые разные: бизнесмены, музыканты, продавцы, IT-специалисты.

Показательно, что из шестидесяти претендентов всего трое мужчин. О мотивах своего участия в проекте они рассуждают без охоты. Представители сильного пола, как и положено, скромны и немногословны.

- Не всегда же на заводе инженерами работать, - говорит Игорь. - Надо еще чем-то заняться.

60 чтецов приняли участие в проекте "Классные чтения" в прошлом году

Позже выясняется, что у его племянника ДЦП. Молодой предприниматель Михаил одно время материально помогал детским домам. Но захотелось чего-то большего.

- Какая-то внутренняя тяга привела меня сюда, - поясняет он.

Помимо желания помочь их объединяет любовь к чтению. Руководитель БФ "Счастливые истории" Ирина Хуснутдинова говорит, что сама всегда "шла с книгой по жизни". Именно поэтому и возник проект. Ирина Витальевна воспитывает четверых детей и на собственном опыте знает, какую важную воспитательную роль играет литература.

- Родители детей-инвалидов в первую очередь уделяют внимание их здоровью, а воспитание зачастую отходит на второй план, - говорит она. - Наш проект готовит учеников коррекционных школ к социуму. Мы хотим, чтобы дети находили ответы на свои вопросы в книгах. Для этого чтецы учат их думать над произведением, обсуждают его содержание и прививают любовь к чтению.

"Помогайте в крайнем случае"!

Но и самим волонтерам прежде всего нужно научиться работать и с текстом, и с аудиторией. После отбора специалисты проводят для будущих чтецов мастер-классы.

Психолог Светлана Усенко объясняет, как правильно выстраивать отношения с детьми-инвалидами. Для начала дает портрет-характеристику одного из своих клиентов, чтобы волонтеры примерно представляли, с какими сложностями они могут столкнуться: "Насторожен, сдержан в эмоциях, неохотно входит в контакт с новыми людьми. На неудачи реагирует остро, становится плаксивым и раздражительным. Категоричен в суждениях. Замечания игнорирует, ошибки не признает. При отрицательных эмоциях работоспособность заметно снижается".

Светлана подчеркивает, что сильная зависимость от настроения характерна практически для всех таких детей. Поэтому их желательно чаще хвалить, провоцировать на действие, брать на "слабо".

- Многие из ребят плохо видят или слышат, и в качестве компенсации у них развиваются другие чувства, - поясняет психолог. - Они очень хорошо улавливают настроение человека, чувствуют, когда тот искренен, а когда нет. Если вы будете формально подходить к занятиям, дети это поймут, да и вас надолго не хватит.

А еще очень важно, чтобы книга, которую читает волонтер, была интересна ему самому, не вызвала бы у него внутреннего отторжения. Иначе не получится увлечь детей произведением и передать его посыл. Психолог советует по возможности читать школьникам различные притчи. Они короткие, емкие и при этом помогают формировать позитивный взгляд на жизнь. Одни придают уверенность в себе, другие учат, как принять отличного от вас человека.

- Помогайте ученикам только в крайнем случае, - дает последнее наставление Светлана. - Можно абсолютно здорового человека сделать инвалидом, если постоянно его опекать. У него появляется установка, что кто-то сделает лучше, чем он. И зачем тогда париться? А когда ребенку, ограниченному в действиях, удается сделать что-то самому, он испытывает восторг! Это состояние очень важно, оно помогает обрести самодостаточность.

Опера в классе

И все же, несмотря на настрой и подготовку, большинство волонтеров на том или ином этапе покидают проект. Из шестидесяти отобранных за два предыдущих сезона чтецов в строю осталось лишь тринадцать. У одних меняются жизненные обстоятельства и не остается времени на занятия, а другие осознают, что морально не готовы к работе с детьми.

- Не все люди четко понимают, за какое дело они взялись, - говорит руководитель БФ "Счастливые истории" Ирина Хуснутдинова. - Некоторые думают, что сейчас они придут в класс, продекламируют стихи и им еще дадут приз. А когда выясняется, что нужно регулярно ходить на уроки, все желание пропадает.

Филолог Светлана Сорокина в проекте уже год, она ни разу не пожалела, что стала чтецом.

- С детства обожаю читать вслух. Я даже крестнику своему, который далеко живет, сказки по телефону читала, - рассказывает она. - А когда узнала о проекте, пришла в восторг. Для меня это такое счастье! Я хожу в школу-интернат №7 для детей с нарушениями речи. Сразу же установились доброжелательные отношения с учениками. Хотя на первом занятии задача была непростая - познакомить десятиклассников с рассказом Шукшина "Срезал".

Литературный диапазон у Светланы Сорокиной широкий. В зависимости от возраста школьников она читает произведения Барто, Зощенко, Пушкина и Тургенева. В занятия привносит элементы мелодекламации, использует музыку и слайды. Однажды ребята попросили почитать "Руслана и Людмилу", а сделать это за один урок физически невозможно. Преподаватель не растерялась: прочла либретто к одноименной опере, а заодно поставила несколько фрагментов музыкального произведения. Детям очень понравилось.

В прошлом году Светлана Сорокина приходила к ребятам один раз в неделю и проводила по три урока. Теперь она отводит на занятия два дня.

- До школы мне надо добираться с пересадкой, но я бегу вприпрыжку, - смеется она. - Когда дети хотят тебя слышать и видеть, идешь к ним с радостью. Конечно, бывает на уроках и эмоционально тяжело. Например, сейчас мы читаем "Плаху" Айтматова. Когда волчата гибнут, дети ахают. Моя задача научить их сопереживать, голосом и интонацией показать, что происходит в книге. А при этом надо и самой не разрыдаться.

Последние новости