13.09.2003 11:07
    Рубрика:

    Черный пиар трансплантологии

         Через день после воскресной передачи Аркадия Мамонтова на втором телеканале мне позвонила знакомая: "У мужа началось кровотечение. Что делать?". "Немедленно "скорую" и в больницу". "Какая "скорая"? Какая больница? Он же молодой, его там разберут на органы". Моему совету приятельница последовала лишь тогда, когда я позвонила на "скорую" и в больницу - для нее мое вмешательство было как бы гарантией: значит, будут лечить, значит, не продадут на органы.
         Бред какой-то? Согласна, ползет шизофрения. Врачам перестают доверять. Мало страшилок в нашей горемычной жизни? Вот нам подбрасывают еще, да такие... Убийцы в белых халатах. Не лечат, не спасают. Хотя белые нитки черного пиара заметны не только специалистам.
         Аркадий Мамонтов заявил, что его фильм - результат журналистского расследования. Но разве использование материалов следствия, причем незаконченного, а значит, его материалы не подлежат разглашению, можно выдавать за собственное расследование? Разве можно предоставлять на экране слово следователю, который брал с фигурантов дела подписку о неразглашении, а теперь вот так спокойно все разглашает. Суда не было, приговора нет, а мы уже объявляем людей преступниками. За что? Почему?
         Недавно НИИ имени Склифосовского подал в суд на одно из СМИ, которое обвинило Склиф в торговле человеческими органами. НИИ выиграл дело, суд обязал то самое СМИ принести публичные извинения. Кто об этом знает? Кто знает о том, что и другие столичные стационары добились снятия с них тяжелых обвинений? Это известно лишь узкому кругу, это не принято афишировать.
         Принято обвинить в продаже органов, предоставить этому огромное место на полосе и лишь в конце заметить, что следствие пока данные факты не подтвердило. Не лучше ли дождаться вердикта следствия, не торопиться с обвинениями? Великое дело - возможности монтажа на телевидении. Но когда они используются не по назначению... Говорят об одной больнице, а кадры на экране - из другой. Безобидная накладка? Не скажите.
         В нападках на трансплантологию обязательно подчеркивается, что они исключительно в интересах самой трансплантологии, что велика очередь на пересадки. Между прочим, само понятие очереди в данном случае неуместно. В трансплантологии есть "лист ожидания". И быть первым в нем вовсе не значит первым получить ту же почку для пересадки. Ее вполне может получить тот, кто в листе на втором или десятом месте. И не потому, что этот второй или десятый заплатил деньги, а лишь потому, что данная почка по своим параметрам подошла именно им, а не первому в списке. Это знают не только врачи, это знают те, кто ждет пересадку. Не знают те, кто обвиняет медиков в торговле органами? Но это же самое элементарное. Знают, но лукавят, подтасовывают факты. Зачем?
         Конечно, очень впечатляют картинки того, что людей чуть ли не ловят на улице, чтобы изъять орган. Поймали, куда-то затащили, изъяли, пересадили... Не спасают, умерщвляют. Как все примитивно и просто. Но в реанимации пациент не один на один с медиком. Там целая бригада. Вырезали почку, пересадили. Кто? Где? Как? Все в сговоре? Но это же медицина высоких технологий. Это же очень публичная область врачевания. Тут невозможно действовать в одиночку.
         Отрадно, что на этом фоне наката на трансплантологию 11 сентября НТВ показало в ток-шоу "Принцип домино" передачу с настораживающим названием "Органы на продажу", в которой вопреки названию умно и тактично велся разговор на эту очень деликатную тему. К сожалению, видели ее немногие: в 15 часов 35 минут мало кто смотрит на голубой экран. А вот Мамонтову дали лучшее время для его обличений - самое, как принято теперь говорить, смотрительное.
         Любая передача, любое наше выступление, пусть самое критическое, самое обличительное, должно быть ради того, чтобы решить проблему, а не ради нагнетания страстей, сеяния страха. Шельмование медиков уничтожает веру в них, а значит, делает нас еще более беззащитными перед недугами.
         Кому-то, наверное, выгодно, чтобы у нас прекратились вовсе пересадки органов, почек прежде всего. Меньше пересадок почек, больше потребность в гемодиализе - искусственной почке. А центров гемодиализа мало. Их даже в столице на всех не хватает. В глубинке и вовсе нет - очень это дорогое удовольствие. Вся аппаратура, все расходные материалы для гемодиализа - импортные. Тут у нас абсолютная зависимость от западных фирм. А если пересадок вовсе не будет, то нам остается только стать поставщиками пациентов, нуждающихся в такой операции, для зарубежных трансплантологов.
         В пересадке органов масса проблем - не только медицинских, биологических, но и этических, религиозных, нравственных. Их нужно решать тактично, трепетно, если угодно. Медики, биологи готовы к открытому разговору.