Новости

30.09.2003 13:26
Рубрика: Власть

Элла Памфилова: как нам дорожить друг другом

Научимся ли мы эффективно защищать права человека

     Человек походил-походил и написал в Кремль

     - Элла Александровна, сколько писем приходит в Комиссию по правам человека при Президенте России?

     - В месяц - от 500 до 1000 писем граждан, не считая обращений организаций, депутатов. При этом каждый месяц от нас "выходят" около 500 ходатайств и обращений по этим письмам.

     - Сколько у вас человек в аппарате?

     - Четыре.

     - Как вы справляетесь?

     - Привлекаем общественные организации, всех, кого можем.

     - Что заставляет людей обращаться именно к вам?

     - Как правило, его величество "местный чиновник". Нагрубил, отмахнулся, отпихнул, человек походил-походил и написал в Кремль.

     - Как родилась идея, что вы будете возглавлять работу Комиссии по правам человека?

     - Я не любитель рассказывать такие вещи. Видимо, Президент посчитал, что мой опыт работы в разных ипостасях - от мастера производства до министра, может быть востребован в этой "горячей сфере".

     - Как бы вы оценили работу Комиссии?

     - Мы делаем гораздо больше того, что от нас требуется по "Положению", но этого мало.

     - А как измерить, эффективна работа Комиссии или нет?

     - На мой субъективный взгляд - эффективна, хотя мы всего лишь совещательно-консультативный орган при Президенте. Наше дело, не столько разбирать жалобы - для этого есть мощный аппарат Уполномоченного по правам человека - сколько искать ключ к принципиальному решению проблем. Но мы не можем отмахиваться от жалоб, за что-то все равно беремся.

     - За что?

     - Во-первых, выбираем самые вопиющие случаи. Стараемся не пропустить те, которые касаются большого количества граждан.

     - Например?

     - Например, незаконно держали под стражей несовершеннолетних девочек. Не платили зарплату целому коллективу. Обидели Героя Советского Союза. Кстати, по поводу этого Героя мы все решили через Министерство обороны.

Тоска по системе

     - Что вы в своей работе больше всего любите - встречи, совещания, телефонные разговоры, пресс-конференции, чиновника какого-нибудь достать?

     - Больше всего я люблю спокойно посидеть и подумать. На тему: что надо сделать, чтобы наша работа не напоминала барахтанье в нарастающем шквале жалоб. Система нужна.
     Нужно создать современную и эффективную систему обеспечения прав человека.

     - Что она должна из себя представлять?

     - В первую очередь, хотелось бы в результате проводимой реформы получить мощную авторитетную судебную систему, справедливую и доступную для граждан. Комиссия тоже пытается внести свой вклад, организуя общественную экспертизу реформирования. Всячески поддерживаем курс на независимость судей, но при этом настаиваем на прозрачности системы для общества.
     Вторая серьезная составляющая - внесудебная, куда входят государственные институты защиты прав человека, в частности, институт Уполномоченного по правам человека. Комиссия заинтересована в том, чтобы статус этого нового для России института возрастал. И на федеральном, и на региональном уровне.
     Пытаемся пробить нашу классическую стену бюрократии, формализма, равнодушия, стали инициаторами разработки законов о праве граждан на индивидуальные и коллективные обращения. По поручению Президента правовым управлением не подготовлен законопроект о петициях граждан. Надо законодательно упорядочить взаимоотношения граждан с государством. А то стыдно сказать, у нас пока в этих вопросах приходится руководствоваться решениями... Верховного Совета СССР 1978 года.
     И наконец, третья важная составляющая системы защиты прав человека - общественная защита. Пока же часто приходится защищать общественные организации, пытающиеся защитить граждан. Знаете, как просто местному начальнику задавить местных общественных активистов, всех, кто "высовывается": налоговые проверки, повышение арендной платы за помещение, пожарный контроль - весь неджентльменский набор.

Горячо-холодно

     - Какие наиболее неблагополучные сферы в защите прав человека? Где наиболее "горячо"?

     - Пальцев не хватит, чтобы перечислить.
     Произвол внутри правоохранительной системы: жалобы на суд, милицию, прокуратуру. Это самая-самая горячая тема. Знаете, избивают в милиции, бывает, не только обычных граждан, среди пострадавших встречаются и военнослужащие, и сотрудники спецслужб, и представители других силовых ведомств, включая самих милиционеров. При этом уголовные дела практически не заводятся. Контроль никак не удается установить, а установить его надо во что бы то ни стало - ведомственный, вневедомственный, перекрестный, общественный.
     Другая горячая тема - нарушения трудовых и социальных прав. Новый Трудовой кодекс все-таки лучше защищает права работодателя, чем работника - и проблема обостряется.
     Еще одна горячая тема - грядущая реформа ЖКХ. Уже сейчас мы разбираем жалобы на то, как у людей, заплативших деньги, то и дело отключают свет или воду из-за неразберихи между местными ведомствами.
     К сожалению, до сих пор не сформирована активная социальная политика, направленная на поддержку тех, кто хочет и может работать. Как следствие - иждивенчество, деградация, маргинализация. Мы должны защищать права малого и среднего бизнеса, это тоже поле гражданских прав. Мне мои знакомые, бывшие коллеги, перебравшиеся из среды технической интеллигенции в малый бизнес рассказывают о масштабах административного и криминального давления. Они существуют "вопреки всему".

     - Они к вам на прием приходят?

     - Да почему на прием - в гости. Я же среди людей живу.
     Еще одна острая проблема - защита прав военнослужащих.
     О Чечне я уже не говорю.

     - Что удается сдвинуть?

     - Подготовили предложения, направленные на защиту прав детей на основе воссоздания ювенальной юстиции, Президент нас поддержал. Приняли непосредственное участие в подготовке поправок к законам "О гражданстве" и "О правовом положении иностранных граждан", так как именно после встречи Президента с Комиссией, когда очень остро обсуждалась ситуация с гражданами бывшего СССР, оказавшимися в одночасье нелегалами в собственной стране, Президент и дал поручение соответствующим службам решить проблему.
     Подготовили предложения о пенсиях инвалидам-военнослужащим, пострадавшим в "горячих точках".

     - Что вам кажется наиболее важным показателем перемен?

     - Мне кажется, что общественное сознание потихоньку меняется. Люди начинают более бережнее относиться к себе, к своему человеческому достоинству. Это, конечно, тонкие материи, но мне кажется, это самое главное.
     Еще один повод для осторожного оптимизма - правозащитные организации - очень пестрые, разные, самостоятельные - начинают сотрудничать между собой и взаимодействовать с властью.

     - Это не "приручение" общества государством, которого так опасались на Гражданском форуме?

     - Да никто ведь не "строит" "вертикаль" гражданского общества.

Спасти рядового Иванова

     - Гамлетовский вопрос в теме прав человека: а не PR ли это все, не показуха, не пропаганда? Этакие рекламные усилия по "спасению рядового Райана".

     - Напротив, я считаю, что мы в России даже то, что у нас хорошо получается, не умеем достойно показать. Хватит комплексовать. Сейчас самое главное - культивировать веру в себя. Это не должно превращаться в спесь, но высокая самооценка нам полезна.
     Да, часто на Западе, например, разговор о правах человека носит пропагандистский характер. Но давайте задумаемся, какая система ценностей пропагандируется: спасти каждого человека, дать ему возможность для защиты своих прав.
     Нам необходим такой PR, и это не цинизм. Надо спасти рядового Иванова. И рядовую Сидорову Марью Петровну. И рассказать всем, как это надо делать. Такой PR только повышает ценность человека. Нам нужна серьезная социальная реклама на тему, как нам научиться дорожить друг другом.

О гражданском обществе

     - На Гражданском форуме вы определили "гражданское общество" двумя словами "всем миром". Формулировка не поменялась?

     - Нет. Во все времена Россия поднималась, когда возникало подвижничество, как в эпоху Минина и Пожарского.
     Я думаю, что сегодня Россия может сделать прорыв, только мобилизовав общественную инициативу и волю на самосохранение и развитие.

О ЛИЧНОМ

О рабочем дне

     - Вы жаворонок или сова?

     - Когда надо работать рано - жаворонок, когда читать письма допоздна - сова.

     - Какой у вас рабочий день?

     - Ненормированный. Я в этом году на любимой своей даче была один раз в мае.

     - У вас есть какой-то ритуал начала рабочего дня: выпить кофе, вытереть стол?

     - Проснувшись, стараюсь привести в порядок свое внутреннее состояние, настроить себя на доброжелательность. Это не психотренинг, это такое "мое"... не скажу.

     - Вы быстро втягиваетесь в работу?

     - Моментально, как по боевой тревоге. Раскачиваться - роскошь.

... о двух точках в политической судьбе

     - Мне кажется, самая сильная точка в вашей политической биографии, уход в отставку с поста министра в 1994 году?

     - У меня было принципиальное несогласие с проводимой политикой, и я ушла.

     - А самая слабая - выставление своей кандидатуры на президентских выборах. Как-то это было необоснованно.

     - Абсолютно не согласна. На это надо было решиться, не обращать внимания на иронию и сарказм, мобилизовать все свои ресурсы, не дать себя размазать психологически. Для меня это стало началом главного этапа в моей жизни, я стала ощущать себя очень сильным человеком. Но ни в каких выборах я больше участвовать не собираюсь, это уже пройденный этап.

     - Вы в политику попали случайно?

     - Вы знаете, был момент случайности: в 1989 году я, руководитель профсоюзной организации большого предприятия "Мосэнерго", была избрана депутатом. В политику можно попасть случайно, но остаться - нет. Нужен еще и характер. У меня на юбилее недавно подруга, с которой я дружу с первого класса, вспомнила, как меня выбрали санитаркой, и я уже на следующий день пришла с белой сумкой с красным крестом - и обрушила на голову одноклассников весь свой "санитарный" энтузиазм. Я ко всему отношусь с азартом и вдохновением.

... о женщинах в политике

     - В политике вы одна из редких женщин, если не единственная, которую присутствие в ней не исказило в сторону мускулинности, вы ни на йоту не поступились своей женственностью. Но власть - штука не шуточная, она предполагает давление, силовые приемы.

     - Видимо, мое женское начало перебивает все. Это моя сущность, тут я любитель жизни и ее радостей. Я считаю, что настоящая женщина должна быть в первую очередь женщиной. Очень важно хорошо выглядеть, хорошо себя чувствовать, это дает особый заряд. Я не люблю себя чувствовать мокрой курицей. Но рецептуры тут не выпишешь.

... о любви

     - Вы развелись одновременно с отставкой - и спокойны в своем одиночестве. Говорят, что в политике сохраняется подспудный "ценз" на безупречную семейную биографию: нельзя быть разведенным, одиноким...

     - Я уже, кажется, говорила в одном из интервью: любить уединение - не значит быть одиноким. Я вообще не представляю своей жизни без любви. Для этого необязательно второй раз выходить замуж - в угоду общественному мнению или выставлять свою личную жизнь напоказ. Что касается общих правил, я не знаю, меня это никогда не затрагивало, я жила, как считала нужным.

... о наградах и подарках

     - За что вам вручили орден св. Трифона?

     - Патриарх наградил меня за мои старания организовать программы помощи обездоленным людям, детям, за мои усилия в борьбе с наркоманией. Я очень им дорожу.

     - Ваше любимое времяпровождение вне работы?

     - Поспать, когда есть возможность. Музыка, чтение, сад и огород. И танцевать люблю. Просто завожусь с пол-оборота и танцую, что танцуется. Я так лучше всего разряжаюсь - заряжаюсь. Но самое ценное - общение с близкими людьми, с теми, кого любишь.

 

Власть Право Права человека
Добавьте RG.RU 
в избранные источники