Новости

02.10.2003 11:22
Рубрика: Происшествия

Прощение по приказу

Вокруг нового указа о помиловании разгорелся скандал

     По Конституции РФ миловать преступников может только Президент. Но он, естественно, физически не может вникать в каждое конкретное дело: сейчас в России отбывают наказание более семисот тысяч осужденных к лишению свободы. Поэтому многое зависит от того, кто именно будет выбирать из них достойных прощения, формировать списки и подавать их главе государства на подпись. То есть кадры-исполнители решают если не все, то, по крайней мере, многое. Вокруг этого и разгорелся сыр-бор.
     Напомним, что нынешняя система помилования также сложилась после скандала. Несколько высокопоставленных чиновников решили, что комиссия по помилованию при Президенте, которую возглавлял Анатолий Приставкин, слишком добрая и милует тех, кому по-хорошему еще сидеть в тюрьме и сидеть. Они добились роспуска комиссии Приставкина, а вместо нее Президент своим указом создал региональные комиссии по помилованию при губернаторах. Решает, конечно, все равно Президент. Комиссии лишь рекомендуют.
     - Но указ был сырой, - сказал Анатолий Приставкин. Поэтому комиссии, отработав год, предложили несколько усовершенствовать процедуру. Была создана рабочая группа, которая и начала готовить проект нового указа. Никаких особых разногласий не было. Пока Министерство юстиции не предложило добавить в указ Президента еще один порядок помилования, когда инициатором помилования выступал бы... сам Минюст. Региональные комиссии, образно выражаясь, встали на дыбы. Да и в кремлевских коридорах не все оценили эту инициативу.
     Косвенно застрельщиком всего этого стал Приставкин. Изучив опыт Франции, он предложил ввести практику коллективных помилований. Вообще во Франции таким образом в прошлом году были помилованы более трех тысяч осужденных, то есть около четырнадцати процентов от всех сидящих в тамошних тюрьмах. Идея понравилась Президенту. Он дал соответствующее указание, Минюст подготовил списки, и в этом году на 8 Марта были помилованы девяносто семь женщин. Когда региональные комиссии разобрали каждый случай по полочкам, то стали возмущаться. Мол, отпустили на волю тех, кого не следовало. В Минюсте с этим не согласны.
     - Вот нас обвиняют, мол, убийц выпустили, - сказали корреспонденту "РГ" в Главном управлении исполнения наказаний Минюста РФ. - Возьмем пример: девушку насиловали несколько подонков. Она защищалась и убила одного из нападавших. Суд счел это превышением необходимой самообороны. Формально она - убийца. Так что ж - пусть гниет в тюрьме?
     Но в целом региональные комиссии по помилованию, по словам Анатолия Приставкина, работают даже лучше, чем в свое время работала его комиссия.
     - В России помилованиями занимаются около тысячи человек, - сказал Анатолий Приставкин на пресс-конференции в "Аргументах и фактах". - У меня ни одна комиссия не вызвала неприязни. Они рекомендуют к помилованию около двадцати процентов из поступивших прошений. Наша комиссия в свое время рекомендовала лишь около двенадцати процентов.
     Но "добро" от региональной комиссии само по себе еще ничего не значит. Как сказал Анатолий Приставкин, всего прошение осужденного о помиловании проходит около семи инстанций, прежде чем попадает на стол Президента. И далеко не каждая из них может согласиться с мнением региональной комиссии и губернатора. Анатолий Приставкин зачитал один из примеров: "Тракторист всю жизнь работал в дальневосточном совхозе. Был на хорошем счету. Но совхоз развалился. Другой работы нет. Он украл дизель. Получил два года. Потом вырастил коноплю и обменял ее на отрез ткани и две кружки. Получил двенадцать лет. Губернатор Приморского края выступает за помилование. А чиновники в Москве - против".
     Весь процесс помилования может растянуться на несколько месяцев. А то и на годы. Но эта система пока устраивает власти. По мнению юристов, сейчас как раз и обеспечивается адресность помилования. Поэтому революционных изменений в ней не предвидится. То, что порядок помилования определяется указом, - нисколько не противоречит Основному закону РФ.
     Однако новый указ так или иначе будет принят. Шанс на прощение Президентом получат солдаты из дисциплинарных батальонов. Их тоже, как говорится, прописали в проекте указа. Это предложение не вызывает разногласий. В комиссии разрешат входить людям, не имеющим высшего образования. При условии, конечно, что это достойные люди, имеющие авторитет в обществе. Кроме того, комиссиям разрешено обновляться по необходимости, а не раз в год, как нынче. Так что хорошо зарекомендовавшие себя люди смогут работать в них хоть всю жизнь. Было бы желание - ведь в комиссии работают исключительно на общественных началах. Теоретически по Конституции Президент может помиловать любого. На практике в указе не рекомендуется представлять лиц, осужденных за тяжкие преступления, рецидивистов и других. Это, конечно, не прямой запрет. Но российский менталитет зачастую трактует: "не рекомендуется" именно как "запрещается". Поэтому из проекта нового указа любые ограничения вычеркнули. При этом понятно, что людоедов и маньяков никто миловать не собирается.
     Так что вся интрига лишь в том, предоставят ли Минюсту шанс самому выбирать, кого из осужденных предложить Президенту для помилования.
     - Мы не хотели полностью заменить другой канал доступа к Президенту, - сказал корреспонденту "РГ" начальник департамента законодательства о государственной безопасности и правоохранительной деятельности Минюста РФ Сергей Никулин. - Планируется, что новый порядок будет существовать параллельно с комиссиями. И уж, конечно, все документы будут проходить через Управление Президента РФ по вопросам помилования.
     Тем не менее у предложения есть противники. По мнению сотрудников Минюста, причина - в чьих-то личных амбициях, и ничего больше.
     - Мы удивлены такой реакцией, - говорит Сергей Никулин. - Похоже, некоторые члены региональных комиссий уверовали, что существующий путь - единственно верный. Но право помилования - это исключительное право Президента. И как будет производиться отбор кандидатов - через региональные комиссии или федеральные органы власти - это решать только Президенту.
     Камень преткновения, как ни странно, - в чисто формальном вопросе. Сейчас первый шаг к помилованию должен сделать осужденный: написать прошение. Это как минимум. Минюст же, как предполагается, желания осужденного спрашивать не должен.
     - Например, у осужденного за шпионаж гражданина США Поупа же не спрашивали: миловать его или нет, - говорит Сергей Никулин. - Так что иметь один порядок помилования, на наш взгляд, это неправильно. В любом случае - основная масса работы останется на региональных комиссиях... Но в отдельных случаях федеральные органы должны иметь право возбуждать ходатайства о помиловании.

Происшествия Правосудие Тюрьмы Власть Работа власти Госуправление Правительство Минюст Президент Администрация Президента