Новости

08.10.2003 02:00
Рубрика: Власть

Это не бунт команды, это - абордаж

На первую после летних каникул сессию Законодательного собрания Иркутской области депутаты выносили 45 вопросов, в том числе бюджет на 2004 год, но рассмотрели только один - внеплановый: снять с занимаемой должности спикера Сергея Шишкина.

В Законодательном собрании Иркутской области 45 депутатов, для принятия решения об отставке председателя необходимо большинство голосов. При голосовании для отставки Сергея Шишкина не хватило двух голосов. Пятеро депутатов не опустили свои бюллетени в урну. На следующей сессии 9 октября парламентарии планируют вернуться к этому вопросу.

Сергей Шишкин - доктор юридических наук, профессор. Один из немногих политиков в регионе, которые умеют говорить губернатору "нет". За полтора года на посту руководителя Законодательного собрания не было ни одной публичной жалобы на его работу со стороны депутатов и вдруг попытка снять с должности.

- Сергей Иванович, для вас это неожиданность?

- Я с самого первого дня на этом посту знал, что так будет. Исполнительной власти Иркутской области не нужен самостоятельный парламент. Мои оппоненты надеялись, что я буду покладистым человеком, не стану развивать линию на самостоятельность Законодательного собрания. Мне был предложен жесткий сценарий, смысл которого в том, чтобы из Законодательного собрания сделать юридический отдел по оформлению воли губернатора.

Но я считал и считаю, что орган власти, который я возглавляю, должен быть ориентирован на интересы населения, а не первого лица области. Я принимал участие в разработке Конституции 1993 года и знаю, какие принципы мы в нее закладывали. Принцип разделения властей - один из ключевых.

- Официальные обвинения, прозвучавшие в ваш адрес, известны: "Вместо сотрудничества с исполнительной властью бессмысленное противостояние. Вместо объединения с губернатором в защите интересов области перед федеральным центром - демонстрация исключительной самостоятельности..." А что, по вашему мнению, остается за кадром?

- Мое смещение - только первое звено. Дальше, я уверен, будет поставлен вопрос о третьем сроке для губернатора. О внесении изменений в нашу региональную конституцию, где в части 3 ст. 32 сказано, что ни один человек не может быть губернатором более двух раз подряд. Потом поставят вопрос о сокращении сроков полномочий депутатов ЗС третьего созыва и проведение в марте выборов...

Я этот сценарий просчитал. Я с ним не согласен, и это мое право. Меня никто не убедит в другом. Да никто и не убеждает. Вместо того чтобы вести дискуссию, обмениваться аргументами, идет силовой нажим на мнимых основаниях. Сейчас быстро проголосуем - он будет ходить по судам восстанавливаться, а мы тем временем пойдем ко второму, третьему этапу сценария. Это неправильно. Потому что мы сегодня видим: не право, а кулак начинает действовать.

Сегодня в Законе о статусе Законодательного собрания есть исчерпывающий круг полномочий председателя, за неисполнение которых или ненадлежащее исполнение председатель может быть переизбран. Других оснований нет. Я все полномочия выполняю. Да это и сами подписанты вполне осознают.

- У вас с исполнительной властью разные взгляды не только на третий срок, но и на экономические проблемы региона. Например, в конфликте вокруг Коршуновского горно-обогатительного комбината вы с губернатором были по разные стороны.

- Я с самого начала понимал: Коршуновскому ГОКу нужно мировое соглашение. Этот вопрос мы подняли на сессии Законодательного собрания в апреле, и депутаты поддержали меня. Я встретился с людьми на Коршунихе, увидел, что основной собственник комбината - "Стальная группа Мечел" - готов нести финансовую нагрузку по приобретенному предприятию. И когда в июле ОМОН избил рабочих Коршуновского ГОКа, которые не впускали на комбинат нового внешнего управляющего, я выступил в защиту коллектива предприятия.

Сегодня мировое соглашение по Коршуновскому ГОКу заключено, его утвердил арбитражный суд, государство получило возврат большой задолженности. И никто не доказал, что курс на мировое соглашение был ошибочным.

Или другой пример: в июне на международной конференции в Вашингтоне обсуждалось экономическое сотрудничество России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Я высказался за северный маршрут трубопровода для экспорта сибирской нефти и газа. Это было не очень приятно компании "ЮКОС", поскольку для нее предпочтительнее тянуть трубу в Китай, а не в Находку. Я предложил посмотреть на этот проект с точки зрения государственных интересов, а не корпоративных.

Северный вариант более безопасен из экологических соображений. Во-вторых, он пройдет по территории России, где возможно с его помощью осуществлять газификацию. В-третьих, наше присутствие в странах АТР значительно перспективнее, чем в Китае. Потребителей будет несколько, мы не окажемся в зависимости от интересов одной страны.

- Вы знаете ситуацию в Законодательном собрании изнутри. На ваш взгляд, чем руководствуются депутаты, принимая решение?

- Многие, к сожалению, далеко не интересами избирателей, не личными отношениями с председателем. Просто есть команда, есть угроза, и они ее минимизируют для себя. Проголосуй так, и тогда у тебя не будет проблем на другом участке твоей активности. И люди начинают сопоставлять это все. Я не сужу их строго. Я понимаю, что они голосуют не за меня, а за себя, находясь в зоне административного, финансового или корпоративного контроля. Ситуация не местного значения. Органы власти должны быть равноудаленными от групп давления. И если это не происходит, то всегда создается субъективная основа для тех или других эксуссов. Это касается не только меня, повторяю, но всей конструкции власти.

- В Иркутской области в последнее время не только отдельные депутаты, но и губернатор публично позиционируют по отношению к конкретным группам.

- С моей точки зрения, Иркутская область является зоной интересов разных корпораций. Региональная власть существует для того, чтобы по отношению к бизнесу представлять интересы населения и не падать в сторону каких-то групповых интересов или корпоративных конфликтов.

- Какой у вас прогноз на сессию Законодательного собрания 9 октября?

- Если я сейчас скажу, что у меня пессимистический прогноз, то я взбодрю своих оппонентов. А если скажу, что оптимистический, то рискую прослыть человеком без нервов. Для меня главное в данной ситуации - исключить произвол. Приведу маленький пример. Регламент предусматривает тайный режим голосования по вопросу об отставке. Мне известна заготовка моих оппонентов. Они планируют, что в квадрате "за" или "против" депутаты будут ставить определенный знак, который позволял бы идентифицировать в последующем автора. Например, Иванов должен поставить букву "б", Петров - букву "а" или какой-нибудь другой символ, который будет понятен членам счетной комиссии и можно будет достоверно сказать, кто как голосовал.

Но это изменит вид голосования: из тайного сделает его фактически поименным. Если удастся настоять на том, что все должны отметку делать крестом из угла в угол, 23 голоса, необходимых для моей отставки, не будет.

Казалось бы, мелочи, техническая деталь, но фактически авторы хотят сделать подконтрольным голосование, невзирая на то, что это антизаконно. Первое голосование показало: как только элемент подконтрольности чуть-чуть ослаб, сценарий разрушается. Это как раз говорит о том, что не внутри Законодательного собрания проблема. Собрание здесь ни при чем. Проблема - разногласия между мной и губернатором. Если говорить образно, то происходящее сегодня в Законодательном собрании Иркутской области не бунт команды. Это абордаж.

Власть Работа власти Регионы Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область СФО Иркутская область Иркутск