09.10.2003 02:00
    Рубрика:

    Лекарства фальшивые, звериные

    В России продаются лекарства, изготовленные на фабрике, выпускающей мази для животных

    Будьте здоровы, как быки и коровы

    ...Днем на ветеринарной фабрике почти в самом центре Стамбула, как и полагалось, готовили растирки, таблетки и кремы для животных. А в нерабочее время на тех же самых аппаратах, которые использовались для приготовления коровьих снадобий, готовили фальшивые лекарственные препараты для людей. Условия работы, мягко говоря, отличались от цивилизованных. Аппараты рабочие чистили вручную, залезая в огромные автоклавы в грязной обуви. Готовность таблеток проверяли на глаз и досушивали их при помощи домашних фенов. Турецкая полиция обнаружила на складах фабрики 25 тысяч пакетов фастум геля, тонны бисептола, троксевазина, парацетамола и даже виагры.

    На допросе владелец фабрики утверждал, что закупки ингредиентов для его снадобий осуществлялись в строгом соответствии с нормами, а виагра, сваренная в аппаратах для коров, действует лучше настоящей.

    Стоимость подделки всегда дешевле оригинала. Особенно ощутима разница при производстве дорогих препаратов, лекарств от СПИДа, психотропных лекарств, сексуальных стимуляторов. Если обычная упаковка виагры (4 таблетки по 50 мг) в аптечном киоске стоит около 90 долларов, цена 4 фальсифицированных таблеток, произведенных турками, составляла около 30 долларов. По этой причине виагра оказалась одним из самых выгодных в производстве препаратов. Особенно большими партиями ее отправляли в Азербайджан.

    Но и выгода от копеечного парацетамола была не меньше. Дешевые лекарственные средства приносят достаточно быстрый оборот. Если обычной фармацевтической фабрике на приготовление партии парацетамола в 10 тысяч упаковок требуется два месяца, то фальшивый препарат готовили за 20 дней. Десять дней уходили на то, чтобы получить заказанные ингредиенты, и еще 10 дней на производственный процесс.

    С отправкой контрафактных лекарств не было проблем. Их грузили в траки с болгарскими номерами и транзитом направляли в СНГ. Прохождение российской таможни никакой опасности не представляло. Аппаратурой для того, чтобы определить фальшивый лекарственный препарат, она не обладает.

    Для того чтобы изъять из продажи фальшивый лекарственный препарат, потребуются колоссальные капиталовложения и время. Например, около восьми месяцев понадобилось фирме "Авентис", чтобы найти и обезвредить фальшивый турецкий кларофарм. Директор по продажам BERLIN HEMIE заявил, что его компания поставляет на российский рынок фастум геля на сумму около 10 миллионов долларов. Для того чтобы создать новые системы защиты, теперь потребуется не только время, но и деньги. В результате стоимость каждой упаковки может подняться минимум на 10-15 процентов.

    Фальшивки трех видов

    - Дело в том, что в России нет фальшивых лекарств. И никогда не было. А все потому, что в законах о лекарственных средствах никогда не использовались эти термины, - говорит директор Северо-Западного центра контроля качества и сертификации лекарств (ЦККиСЛ) Сергей Некрасов. - Фармацевты, чья работа непосредственно связана с выявлением фальсификатов, вынуждены пользоваться определением Всемирной организации здравоохранения: "Фальсификаты - препараты, в отношении которых потребитель намеренно вводится в заблуждение об их составе и/или производителе". А Министерство здравоохранения, подчиняясь существующему законодательству, всегда использовало размытое понятие "некачественные лекарства". Хотя это уже не лекарства.

    Подделывают в основном известные препараты. Например, но-шпа, кавинтон, супрастин, ноотропил - "раскрученные" названия. Фальшивое от настоящего на глаз не определить: лекарство - это единственный товар, качество которого не может определить не только сам покупатель, но и врач без соответствующего оборудования. Подразделяются подделки на три вида: действующего начала в препарате нет совсем - пустышка, действующее начало присутствует частично, количественный состав действующего начала соответствует оригиналу. Но не думайте, что последнее безопасно. Сопровождающие вещества в подделках совершенно другие и воздействие препарата может быть обратно пропорционально первоначальным показаниям.

    Сейчас оборот фальсификата в России, по разным экспертным оценкам, составляет от 3 до 10 процентов от общего оборота лекарственных средств. И большая часть подделок (от 60 до 70 процентов) производится на территории РФ. Остальное - турецкий, китайский и прочий импорт.

    У российского фальсификата есть свои особенности. Изготавливают его, по данным Минздрава, как правило, на крупных российских фармацевтических предприятиях. Часто химический состав соответствует оригиналу, и это создает сложности при выявлении. Производители фальшивок избегают ответственности очень простым способом. Создается фирма-однодневка, производитель продает ей фальсификат, который имеет все бумаги (тоже поддельные), фирма реализует партию оптовой компании и сразу исчезает. При такой схеме концы найти невозможно.

    Очень гуманный закон

    В России до определенного времени качество лекарственных средств на местах проверялось непосредственно перед поступлением в аптеки. Этим занимались созданные в 1995-97 годах территориальные центры контроля качества и сертификации лекарств, располагавшие современными лабораториями. Но после того как в декабре прошлого года вступили в силу новые "Правила проведения сертификации лекарственных средств", территориальные центры потеряли основные правовые рычаги контроля. Сейчас сертификацией занимаются восемь окружных органов. Сертификаты они выдают на каждую серию лекарств, пересекающих границу, а также на каждую серию лекарств, выпущенных российскими предприятиями. То есть на входе в рынок. Отслеживать дальнейшую судьбу лекарства, которое может находиться в обращении несколько лет, бороться с фальсифицированной продукцией на рынке органы по сертификации не обязаны.

    В итоге по сравнению с прошлым годом наблюдается рост фальсификата в общем обороте лекарственных средств в 1,4 раза. Более того, и спектр подделок стал разнообразнее - появились фальшивые седативные препараты (валокордин), гипотензивные (снижающие давление - капотен, каринфар), противовоспалительные (фастум гель), подделывают несколько антибиотиков, спазмолитики (но-шпа), антигистаминные препараты. Применение таких фальшивок вместо настоящих лекарств уже создает реальную угрозу для здоровья и жизни людей.

    Специалисты советуют не покупать лекарства в ларьках и с рук. Как ни странно, больше всего нарушений выявляется в аптечных киосках при больницах и поликлиниках. Если возникли какие-то подозрения относительно купленного лекарства, обращайтесь к фармацевту. Получив сигнал, он обязан созвониться со специалистами ЦККиСЛ (вы и сами можете туда позвонить - телефоны есть в каждой аптеке) и досконально проверить вызвавший сомнения препарат.

    Правового механизма борьбы с подделками в России нет. В нормативах не прописан даже регламент изъятия из обращения фальсифицированных и забракованных лекарств, поставленных в розничную аптечную сеть. И результат соответствующий: в отношении компании "Ферейн" (известной так же, как ЗАО "Брынцалов А"), по данным Минздрава, возбуждалось три уголовных дела. Но все они были прекращены. МАП России пыталось пресечь продажу препарата нош-бра, по названию и дизайну схожего с известным лекарством, и не смогло.

    Всего, по данным МВД, в России возбуждалось 25 уголовных дел. Среди фирм-фигурантов кроме "Ферейн" еще "Фармсинтез", "Фармимэкс", "Протэк", "Росфармация", "Биотек". Но только одно завершилось судом. Сотрудники фармакологического предприятия Саранский завод "Биохимик" производили поддельные антибиотики. Их удалось взять с поличным, и только поэтому уголовное дело было доведено до конца. В ходе следствия стало известно, что сырье поддельщики собирали с пола цехов родного предприятия.

    Справка РГ:

    В Америке за подделку лекарственных препаратов виновники получают пожизненное заключение. В Европе за это лишают лицензии, а в Турции полагается от 30 до 50 лет тюремного заключения.

    В Законе РФ "О лекарственных средствах", принятом в 1998 году, не содержится даже самого понятия "фальсифицированный лекарственный препарат". Ни поставщики, ни производители фальшивых лекарств не преследуются законом. Максимум, что им грозит, - это штраф в 10-20 МРОТ.

    Из отчета Главного контрольного управления Президента РФ за 2002 год следует, что годовой оборот фальсифицированных лекарственных средств в России составляет около 200 миллионов долларов.

    Министерство здравоохранения составило список из 56 наиболее подделываемых препаратов, в число которых входят трихопол, мезим, валокордин, новопассит, фестал, эссенциале-форте.