Новости

14.10.2003 01:07
Рубрика: Общество

"Священный челн" уходит на орбиту

     С космодрома Цзюцюань в северо-западной провинции Ганьсу, что вытянулась полосой вдоль древнего Шелкового пути, ракета-носитель "Чанчжэн" ("Великий поход") впервые выведет на орбиту пилотируемый космический корабль "Шэньчжоу" ("Священный челн").

     Тут что ни название, то метафора с историческим подтекстом. Ведь подобно китайской Красной армии в 30-х годах, авиакосмическая промышленность Поднебесной действительно совершила Великий поход от первой китайской ракеты "Дунфэн" ("Ветер с Востока") до ее современной модификации "Чанчжэн-21".

     Вспоминаю актовый зал МГУ, где 15 ноября 1957 года перед китайскими студентами выступил Мао Цзэдун. Он прибыл в Москву на совещание коммунистических и рабочих партий, приуроченное к 40-й годовщине Октября. Вошедшее тогда в международный лексикон русское слово "спутник" вызвало феноменальный резонанс. Именно прорыв в космос имел в виду "великий кормчий", когда впервые произнес в МГУ свою крылатую фразу: "Дунфэн ядао Сифэн" ("Ветер с Востока одолевает ветер с Запада"). Начало этой фразы впоследствии стало названием первой китайской ракеты.

     О значении запуска первого советского спутника пекинские лидеры судили тогда отнюдь не как дилетанты. Еще двумя годами раньше, в 1955-м, на родину вернулся известный американский ракетчик китайского происхождения Цянь Сюэсэнь. Соотечественники прозвали его "наш Королев", имея в виду не только роль патриарха китайской космической программы, но и трагические перипетии личной судьбы, похожие на пребывание Королева в ГУЛАГе.

     Выпускник шанхайского вуза, Цянь Сюэсэнь в 30-х годах переселился в США. В послевоенные годы он трудился в лаборатории ракетных двигателей

 Полетит ли китайский Гагарин один, станет известно лишь в последний момент

 Калифорнийского технологического института, познакомился там с разработками германского ракетчика фон Брауна, создателя знаменитой "Фау-2".

     Когда началась "холодная война" и сенатор Маккарти затеял "красную чистку", американцы китайского происхождения, как политически неблагонадежные, были отстранены от ключевых исследований. Упаковав свой научный архив, Цянь в 1950 году попытался улететь на родину. Но агенты ФБР перехватили его в аэропорту Лос-Анджелеса. Ракетчика продержали пять лет в карантине, почти под домашним арестом, прежде чем его сочли выездным.

     Даже без своих чертежей и записей ученый привез в голове много ценного для китайской космической программы. Через год после его возвращения по инициативе Мао Цзэдуна был создан "Пятый институт минобороны" для координации исследований и разработок, связанных с космосом. Его главе - Цянь Сюэсэню в 1956-1959 годах активно помогали советские специалисты. Так к идеям, заимствованным у фон Брауна, добавились предложения воспитанников Королева. На этой основе и была создана первая китайская космическая ракета "Дунфэн".

     Так что когда Мао Цзэдун говорил в МГУ о "ветре с Востока", китайцы уже полным ходом искали место для будущего космодрома. В 1958 году из Кореи были отозваны два инженерных полка китайских добровольцев. Им надо было срочно проложить от железной дороги Ланьчжоу - Синьцзян засекреченную ветку до Цзюцюаньского космодрома, только что вступившего в строй.

     Но тут на беду началась пресловутая "культурная революция". И вот еще один парадокс истории: если Королева коснулись сталинские репрессии, то Цянь Сюэсэнь пострадал от бесчинств хунвэйбинов.

     Генеральной репетицией первого пилотируемого космического полета считают запуск "Шэньчжоу-4" в канун нынешнего Нового года. С 1970 года на космодроме Цзюцюань стартовали 55 космических аппаратов. Орбитальная группировка Китая ныне насчитывает 43 спутника военного и гражданского назначения.

     Тем временем из двух тысяч военных летчиков отобрали двенадцать будущих тайкунавтов (от китайского слова "тайкун" - "великая пустота", то есть космос). Двое из них проходили подготовку в подмосковном Звездном городке. Все двенадцать присутствовали при запуске ракеты-носителя и приземлении спускаемого аппарата кораблей "Шэньчжоу-3" и "Шэньчжоу-4". Капсула рассчитана на трех человек. Так что полетит ли китайский Гагарин один или вместе с ним будут тайкунавт-2 и тайкунавт-3, станет известно лишь в последний момент.

     По природным условиям первый пилотируемый полет был назначен на четверг 16 октября. Но поскольку цифра четыре ("сы") по-китайски созвучна слову "смерть" и считается несчастливой, старт перенесли на среду или пятницу.

     Несмотря на любовь к историческим притчам, китайские журналисты нынче предпочитают не вспоминать, что еще в шестнадцатом веке их соотечественник - некий народный умелец по имени Ван Ху - решил отправиться на небо. Как уроженец страны, где был изобретен порох (прежде всего для пиротехнических нужд), он приладил к легкому сидению 47 пачек ракет, зажег запал и взлетел вверх вместе со столбом пламени. Цель была достигнута, ибо никаких следов от смельчака не осталось. Вместо этой грустной истории китайцы в предстартовых комментариях вспоминают гагаринское "Поехали!".

Общество Космос В мире Восточная Азия Китай