Новости

14.10.2003 01:21
Рубрика: Общество

Может ли Обломов стать трудоголиком?

       В стабильной Америке на сегодняшний день более половины американцев недовольны своим местом работы. Еще восемь лет назад таких было всего лишь 30 процентов. Почему же растет количество недовольных за океаном? И как мы сами относимся к работе? Что нужно для того, чтобы русский человек работал хорошо? Об этом сегодня наш разговор с известным режиссером, генеральным директором киноконцерна "Мосфильм" Кареном Шахназаровым.

     - Карен Георгиевич, как вы думаете, что произошло? Почему людей, недовольных своей работой, становится больше?

     - Могут быть разные причины. Человек, например, окончил режиссерский факультет ВГИКа, однако жизнь у него не сложилась. Он работал таксистом, потом открыл ресторан, стал хорошо зарабатывать, но - мечтает стать режиссером. Такие ситуации сплошь и рядом в любой стране. На самом деле трагедия современного человека состоит в том, что очень мало людей занимаются тем делом, которым хотели бы заниматься. Например, 80 процентов девушек мечтают быть актрисами.

     - Мечтали...

     - Мечтают до сих пор. Вы разве не хотите быть актрисой? Нет? Я вас уверяю: очень многие хотят. Зайдите в 10-й класс любой школы, спросите учениц - восемь из десяти поднимут руки. Но не у всех это получается. Очень мало людей, которым посчастливилось в жизни заниматься любимым делом. Это великое счастье. Я вообще удивляюсь, что таких недовольных всего 20 процентов. Я считаю, что 80 процентов людей занимаются не тем, чем они должны заниматься.

     - А как наши сограждане относятся к работе?

     - По-разному. Не могу сказать, что знаю мнение всех сограждан. Вообще я считаю, что россияне не очень хорошо работают.

     - Почему?

     - Наверное, характер такой или воспитание.

     - Про отрицательные стороны русской натуры сегодня говорят все. А может быть, русскому человеку просто необходим какой-то стимул? Может, его необходимо чаще хвалить?

     - Я считаю, русского человека стимулирует идея, без которой русский человек всерьез не будет вкалывать. Ему всегда нужно некое очень мощное идеологическое обоснование. Поэтому наиболее серьезных успехов Россия добивалась именно тогда, когда у нее появлялась мощная идея. Либо это была имперская идея - идея Петра I. Либо коммунистическая идея. Вот ради этого - способна. А так... Мой жизненный опыт показывает, что русского человека очень трудно расшевелить, чтобы он всерьез начал работать.

     - А деньги? Хорошая, достойная зарплата?

     - Ну-у, деньги... Вот вам пример. Нашим футболистам раньше не платили, но они играли. Сейчас спортсмены получают огромные деньги, и что? Играют? У нас, я считаю, сплошь и рядом подобная ситуация. Нам нужен очень сильный моральный стимул. Тогда русский человек способен на большие свершения. А за деньги? Тут он сразу уступает немцу, французу, англичанину.

     - Вы - руководитель огромного коллектива. Что вы делаете для того, чтобы заставить своих подчиненных работать всерьез?

     - Думаю, у нас все-таки присутствует какой-то элемент идеи. А свой стимул я никогда и не скрывал. Когда я стал директором, сразу сказал: эта студия должна быть лучшей в мире. Не хорошей, не второй, а лучшей. У нас в стране, к сожалению, все время вопрос ставится иначе: мы должны быть "одними из". Это совершенно неприемлемо для психологии россиянина. Мы должны быть первыми. Потому что мы самые лучшие. И тогда люди начнут вкалывать. Быть "одними из" - это слишком мало для нации с такой историей. И, считаю, что сейчас мы лучшие в Европе.

     - Можете сказать конкретно, в чем это выражается?

     - Я могу вам доказать это на сравнении с другими студиями. Вот простой пример: итальянская студия "Чиничита" - одна из лучших студий Европы. Но у них нет записи музыки, у нас - есть. Причем одна из лучших стране и в Европе. На "Чиничите" нет своей коллекции костюмов, слабая монтажная. Правда, у них очень хорошие павильоны, но наши павильоны сегодня не хуже. Там строят очень хорошие декорации... Но если я буду сравнивать все компоненты, то получится, что наша студия выше классом, чем "Чиничита". Или другой пример. "Бавария" - прекрасная немецкая студия. У них есть очень хорошая перезапись, но она не лучше нашей, такого же уровня. Музыки опять нет, павильонов нет. То есть я имею в виду, что "Мосфильм" сегодня превосходит любую европейскую студию по всем компонентам. Да, он не превосходит американские студии, но он такого же уровня. Поэтому я и не говорю, что сегодня мы лучшие в мире. Но мы обязательно будем лучшими.

     - На "Мосфильме" есть множество уникальных профессий, которым, насколько я знаю, не обучают ни в одном институте. Например, когда-то была профессия "шорник".

     - Она есть и сейчас.

     - А чем занимается этот человек?

     - Шорник делает седла, упряжь. Уникальных профессий у нас действительно много. Возьмите наугад любую. Например, профессию скульптора, который занимается изготовлением пластического грима. Или стежера, который делает усы, бороды... Это все уникальные профессии, им не учат специально. Монтажер - тоже уникальная профессия, я считаю.

     - Как вы думаете, с советских времен изменился "образ работы"? Мне кажется, раньше на работе "жили". Работа была вторым домом, там пили чай, устраивали праздники...

     - В кино, конечно, стали больше работать. В советское время на съемочной площадке можно было пьяного встретить, сейчас такого нет. Сейчас просто сложнее. Тогда был девятичасовой рабочий день, а теперь - двенадцатичасовой. Я бы сказал, люди стали собраннее. Но, с другой стороны, чай, наверное, и сейчас пьют. (Смеется.)

     - Лично вы как относитесь к работе?

     - Я много работаю. В отличие от тех 80 процентов мне моя работа очень нравится. У меня все совпало. Для меня работа - не обязанность, а удовольствие, поэтому и работаю много.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ