Новости

16.10.2003 04:05
Рубрика: Общество

От меня прячут мой парашют

Король Иордании Абдалла II старается держаться поближе к народу и подальше от лошадей
"Российская газета" становится участником проекта "Формула власти". Эта серия телеинтервью с мировыми лидерами хорошо известна зрителям, в нынешнем году она удостоена Государственной премии. Отныне беседы, которые ведет первый заместитель Генерального директора ИТАР-ТАСС Михаил Гусман, будут в расширенном виде доступны читателям "РГ". Ведь, по словам Михаила Гусмана, очень многое остается за кадром. Сегодня мы публикуем первое интервью - с королем Иордании Абдаллой II. А вечером его телеверсию увидят зрители Первого канала.

      - Ваша семья, семья Хашимитов, ведет свою родословную от пророка Мухаммеда. Ваш отец король Хусейн с гордостью говорил, о том, что она принадлежит арабскому роду Кореши. Расскажите, пожалуйста, Ваше Величество, о вашей семье.

     - Ее возраст - более четырехсот лет, она действительно относится к линии пророка Мухаммеда. Что, естественно, накладывает на нас огромную ответственность - не только перед моим народом, но и перед всем арабским и исламским миром. Мой прадедушка, первый король Иордании, его наследник - мой отец король Хусейн - многое сделали для арабов и для Иордании, и это очень серьезный вызов для меня. Как и все короли, я должен оставить что-то после себя.

     - Какова, на ваш взгляд, роль монархии в современном мире?

     - Мир очень быстро меняется, становится намного меньше. И монархия должна адаптироваться к нему. Покойный король Хусейн начал процесс политических реформ, которые мы сейчас стараемся развивать и продолжать. Ради укрепления демократических институтов я пытаюсь предоставить большую роль парламенту, где должны быть представлены все политические партии и движения - и правые, и левые, и центристские. Соответственно самое главное для нас - процесс развития демократии. Порядка пятидесяти процентов населения моей страны - молодые люди до восемнадцати лет. Монархии во всем мире должны понимать, что она готовит молодое поколение, что надо заботиться о молодежи, чтобы страна двигалась вперед.

     - Вы учились в Соединенных Штатах, Великобритании, то есть в странах с очень сильными демократическими институтами. Как должны развиваться процессы демократизации вашего королевства?

     - Мы увеличиваем количество мест в нашем парламенте, повышаем квоту для женщин. Возможно, это мое понимание демократии, но должны быть более сильные политические партии, у которых есть социально-экономическая программа. Есть, конечно, партии с хорошими программами. Однако, когда им задаешь конкретный вопрос: что вы сделаете для моей школы, для здоровья моих детей, они не могут ответить. В первую очередь я хочу знать, что люди думают о своем будущем, каким они хотят его видеть. При этом необходимо работать в одной команде. Если вы работаете отдельно, парламент отдельно, правительство отдельно, монархия отдельно, не будет положительного результата. Результат должен быть общим, совместным. Я считаю, что в новом мире, в который мы входим, любой человек должен нести ответственность за то, что он делает, что он говорит.

     - Ваше Величество, наши страны отмечают 40-летие установления дипломатических отношений. Это знаменательная дата. Ваш отец король Хусейн неоднократно бывал в нашей стране. Вы также уже приезжали в Россию. Как вы оцениваете нынешнее состояние двусторонних отношений?

     - Мне было очень приятно посетить Россию по нескольким причинам. При покойном короле политическая составляющая наших отношений была замечательной. Она характеризовалась взаимным доверием. Мне же очень приятно было лично познакомиться с Президентом Путиным. Мы очень хорошо понимаем друг друга, я считаю его одним из моих ближайших друзей.

     - А какой образ России сложился у вас во время вашего пребывания в стране?

     - Россию я знаю давно, с конца 80-х годов. Страна очень изменилась. Когда я служил в армии, я посещал ваши военные заведения, работал с вашими специальными подразделениями. Российские люди оставили очень теплые воспоминания в моем сердце, у меня осталось там много друзей. Сейчас Россия находится в стадии великих перемен. Это уже не та Россия, которая была десять лет назад. В мои последние два визита я увидел, что ваша страна очень быстро входит в мировое сообщество, и все это заслуга Президента Путина.

     - Какие перспективы экономического сотрудничества наших стран?

     - Что касается экономических связей, у нас множество возможностей. Мы рассчитываем осуществить вместе с Россией ряд национальных проектов, в частности, в области газодобычи. Хотелось бы развивать отношения на уровне частного сектора, в сфере обмена между людьми, туризма.

     - Кстати, не планируете ли вы в ближайшее время вновь приехать в нашу страну?

     - Я очень хочу увидеть Его Превосходительство Президента Путина. И у меня, и у него, конечно, очень плотный график, но я обязательно найду для этого время. Я вообще хотел бы посещать Россию минимум один или два раза в году, поскольку мирный процесс на Ближнем Востоке, иракская проблема - это те вопросы, по которым мы контактируем с Россией.

     - Вы упомянули тему ближневосточного урегулирования. Что вы думаете о перспективах мирного плана, получившего название "дорожная карта"?

     - Пока не разрешится иракская проблема, в регионе не будет стабильности. Что касается "Дорожной карты", она понемногу уходит на второй план, однако же ни в коем случае нельзя сдаваться, хотя многие говорят, что в ней уже нет никакого смысла. В первую очередь надо избегать насилия. Этот план должен работать, потому что иначе страдают все. Президент Соединенных Штатов, Президент России, ООН поддержали "Дорожную карту", и нам просто необходимо настаивать на реализации этого плана, подталкивать палестинцев и израильтян к решению проблемы.

     - Какую роль в этом процессе вы отводите России?

     - Жизненно важную. Мне очень приятно, что Россия возвращается на Ближний Восток и опять занимает там серьезные и сильные позиции. Это создает определенный баланс. Если необходимо найти какое-то решение для палестинцев и израильтян, должен быть политический консенсус с российским участием. Ваш министр иностранных дел принимает очень активное участие в процессе, и я буду продолжать поощрять политическое присутствие России на Ближнем Востоке, потому что она является великим государством. Участие России дает людям возможность почувствовать необходимый баланс.

     - Ваше Величество, большой период в истории Иордании связан с именем короля Хусейна, который правил страной почти полвека. Какие основные принципы его правления вы унаследовали?

     - Есть два основных принципа. Во-первых, улучшать жизнь своих собственных граждан, и во-вторых, быть ответственным за всех, кто нас окружает, даже если иногда это идет в ущерб самой Иордании. Мы должны думать о наших соседях. Моя программа такова: необходимо, чтобы у каждого человека на столе была еда, чтобы он имел возможность работать, чтобы у него были социальные гарантии. В течение последних трех-четырех лет приоритетными для нас являются социально-экономические программы. Четыре года назад у нас были намного более тяжелые проблемы: не было денег в центральном банке, экономика находилась в плачевном состоянии. И сейчас надо просто повернуться лицом к людям. Если они счастливы, то, соответственно, вы можете гораздо больше сделать для своей страны и политически, и экономически, и социально. Это основной пункт моей программы - все иорданцы должны быть защищены.

     - Известно, что вы не стремились стать королем, но судьбе было угодно, чтобы вы возглавили страну будучи совсем молодым человеком - в 37 лет. Чем отличается король Абдалла II 1999 года от короля 2003 года?

     - Надеюсь, что изменений было не так уж много. Когда король Хусейн покинул нас, для меня это был большой шок. Я оказался на троне, хотя не ожидал этого. Но в течение всей своей жизни я был солдатом, находился на военных должностях. В моей семье приложили максимум усилий, чтобы я комфортно себя чувствовал на новом месте, и я продолжаю действовать, как солдат на своем посту.

     Иногда говорят, что военные не подходят для политических кабинетов. Все, кто был когда-нибудь в армии, знает, насколько это тяжелая работа, понимает, что такое обязанности солдат и офицеров, их трудности и проблемы. Это круглосуточная работа, готовящая вас к тому, что, может быть, придется пожертвовать даже своей жизнью. Эти качества я использую в своей каждодневной деятельности.

     - Вы даже были какое-то время российским спецназовцем, и сослуживцы говорят, что вы, хотя и сын короля, не чурались тягот военной жизни. Какие основные уроки военной жизни вам пригодились больше всего на королевском посту?

     - Я начал свою военную службу в Британской военной академии, у меня были очень хорошие сержанты, и я сам хотел стать хорошим сержантом. Армия - это прекрасная школа, она учит, как обращаться с людьми, как общаться с ними. Потом я обучался во Франции, был по обмену в Соединенных Штатах. В России я находился в войсках специального назначения, и многие уроки, которые я там почерпнул, я ныне использую как монарх. В первую очередь это касается навыков управления, которые необходимы любому руководителю. У парламента и правительства нет энергии военных, чтобы проталкивать политические, экономические реформы. Мы, солдаты, привыкли работать. Поэтому когда приходится иметь дело с нашим правительством, возникают проблемы, но я думаю, что мы их решим. На все необходимо время, и люди привыкнут к тому, что руководит страной человек с военным менталитетом.

     - Ваш отец король Хусейн был блестящим летчиком и заядлым автогонщиком, он собрал массу призов. Вы тоже посвящаете свое свободное время экстремальному досугу - прыгали с парашютом, управляете вертолетом, в общем, азартный человек!

     - Знаете, наверное, нет. Конечно, когда я был моложе, у меня было очень много различных развлечений, но это был просчитанный риск. Я очень люблю приключения, поэтому и пошел в армию. Летать на вертолете, прыгать с парашютом - это некоторый риск, но просчитанный. Он давал мне определенный адреналин - прыгая с парашютом, нет ничего приятнее приземления на землю живым и здоровым. Это заставляет кровь бурлить и дает вам стимул к жизни. И я сейчас жалею, что многое мне нельзя делать, что не могу рисковать, как я рисковал будучи солдатом. Конечно, очень трудно было привыкать к новому состоянию. Ничего не поделаешь - приходится останавливаться.

     - Сейчас вы уже не прыгаете с парашютом?

     - От меня прячут мой парашют. Когда я выезжаю за границу, пытаюсь убедить моих друзей, чтобы они организовали прыжок, и иногда они тайно дают мне парашют. Я очень скучаю без прыжков, это часть моей жизни. В офисе очень скучно.

     - Тогда, Ваше Величество, скажите, какие еще ограничения, кроме невозможности рисковать, накладывает королевская жизнь?

     - Мое время теперь мне не принадлежит, я его не контролирую. Очень большое значение я придаю моей семье, жене и детям. На них нужно личное время, а люди из протокола контролируют каждую минуту. Приходится их останавливать и говорить: "Остановитесь! Мне нужно время, чтобы побыть с друзьями, с семьей". Я должен за это сражаться.

     - Так что, все-таки трудно быть королем?

     - Это очень большая ответственность. Все зависит от того, насколько хорошо вы делаете свое дело. В армии было намного проще, потому что любую проблему можно было перевести на более высокий уровень, а здесь вы являетесь последней инстанцией. Вы не можете перекинуть свои обязанности на кого-нибудь другого, потому что на ваших плечах - ваша страна и ваш народ. Тем не менее очень приятно ощущать себя человеком, который ответствен за людей. Я очень надеюсь, что за годы моего правления сделаю жизнь иорданцев лучше. Это вызов судьбы.

     - Говорят, что иногда вы переодеваетесь, выходите в город и как простой иорданец встречаетесь и разговариваете с людьми. Это правда или легенда?

     - Я уже говорил о том, что изменилось во мне с тех пор, как скончался мой отец. В прежней жизни я знал, что творится в стране, потому что был очень близок к народу. Когда вы находитесь на таком высоком посту, опасность в том, что вы можете потерять контакт с людьми, с теми проблемами, которыми они живут. Один из способов, как не допустить этого, - выходить инкогнито, переодеваться и смотреть на себя как бы со стороны. Могу позвонить в министерство, сказать, что что-то делается неправильно. Конечно, это иногда нервирует людей, когда я вот так неожиданно появляюсь. Но моя основная цель - добиться, чтобы гражданские службы работали отлично. А когда никто не знает, кто на другом конце провода, с кем вы разговариваете, - это хороший урок.

     - Если позволите, Ваше Величество, еще несколько личных вопросов. Расскажите об истории вашего знакомства с вашей прекрасной супругой королевой Ранией.

     - Мы познакомились абсолютно случайно. Я был командиром танкового батальона в пустыне, и мы очень хорошо провели учения. Я распустил своих людей на двадцать четыре часа. Моя сестра пригласила меня на ужин. Я давно не был дома. Я принял душ и поехал. А на том ужине была Рания. Я взглянул на нее один раз и понял, что она - единственная и что другой мне не надо.

     - Классическая любовь с первого взгляда.

     - Да, абсолютно. Мой отец очень переживал, что я никогда не женюсь, и тут я сделал это, буквально одним щелчком. Он, конечно, хотел, чтобы мы обвенчались и поженились в один день, но мы немножко развели это по срокам - на три месяца.

     - Отец поддержал ваш выбор?

     - Да. Он был восхищен, что наконец-то его старший сын женился. Я очень люблю свою жену, сына Хусейна, которого я назвал в честь отца. Отец беспокоился, что этот молодой бакалавр никогда не остепенится. Наконец он дождался.

     - У вас замечательные дети. Вы с королевой - строгие родители?

     - Моя супруга чаще говорит детям "нет", я - более мягкий человек. Мы очень много времени проводим без своих детей - положение обязывает. Но если мы с женой уезжаем, стараемся как можно быстрее вернуться: я очень скучаю по своей семье. Время, которое мы проводим вместе, конечно, сближает родителей с детьми. Очень важный момент - воспитание, я стараюсь вести себя с детьми так, как вел себя мой отец со мной. И дать такое же образование.

     - У вас действительно удивительная, прекрасная страна, которая все больше привлекает туристов. Петра, Вади Харар, где был крещен Христос, гора Небо, у подножия которой, по преданию, похоронен пророк Моисей... Все это прекрасно и интересно. А что бы вы порекомендовали прежде всего посмотреть?

     - Есть несколько типов туризма. Всем бы порекомендовал религиозный туризм, посещение Петры, Джероша. Есть также туризм для отдыха. Вы можете прекрасно отдохнуть в Акубе, где у нас много курортов. В Иордании очень популярен активный туризм - парашютные прыжки, поездки по пустыне, скалолазание.

     - Вы сами любите путешествовать?

     - Да, я очень люблю путешествовать. Когда я служил в армии, побывал в Соединенных Штатах, в Советском Союзе. В СССР тогда входило много республик, каждая со своей историей, географией. Это замечательно. Мне очень нравится знакомиться с различными культурами, с различной кухней, с людьми различных вероисповеданий, национальностей. Чтобы просто было, что вспомнить, когда вы взглянете на свою жизнь.

     - Иордания славится выращиванием породистых скакунов. Какую породу вы предпочитаете? Удается ли сейчас заниматься верховой ездой?

     - Я очень люблю лошадей. Единственная проблема - у меня аллергия, приходится даже принимать лекарство. Вот с верблюдами у меня никаких проблем нет, на них я езжу. Тем не менее я поощряю развитие конного спорта. Но от лошадей стараюсь держаться подальше.

     - У вас великолепная коллекция оружия. Какие экземпляры в ней любимые?

     - Мне дорога вся коллекция. Еще и потому, что она принадлежала моему отцу, а мне он ее подарил на 25-летие. Один из самых замечательных экземпляров - российского производства. Мне всегда нравилось российское оружие, а российская военная индустрия вызывала у меня восхищение - дизайн боевых машин, легкого стрелкового оружия, тяжелого вооружения.

     - Вы сказали, что путешествуя, любите дегустировать различные кухни. Есть какие-то ваши любимые блюда? Знаток ли вы арабской кухни?

     - Одно из моих хобби - приготовление пищи. И поскольку я очень много путешествую, очень люблю изучать новые рецепты у разных народов. У нас с женой есть барбекю, мы сами готовим. И нет ни одной кухни, которая бы мне не нравилась.

     - Существует образное понятие трех вершин - вершина успеха, вершина власти, вершина карьеры. Вы, Ваше Величество, достигли всех трех вершин. Что бы вы могли посоветовать, пожелать молодым людям в Иордании, в России, во всем мире, которые стоят у подножия этих вершин, которым только предстоит их покорить?

     - Везде и всегда молодежь полна энергии, и самая большая проблема, когда ей говорят: вот этого нельзя делать. Я всегда борюсь с этим, я считаю это большой ошибкой. Любой человек должен в жизни достигнуть того, чего он хочет. На этом пути будет много проблем. Иногда люди останавливаются, говорят, что это слишком тяжело. Они никогда не должны так говорить, это неприемлемо для человека. Если вы чувствуете, что вы хотите это сделать, вы должны и можете это сделать. Вот почему мы уделяем большое внимание в нашей стране образованию. Если вы дадите человеку нормальное образование и возможность дальнейшего самоопределения, то никогда не услышите от него, что он что-то не может.

     - Огромное спасибо, Ваше Величество, за то, что вы встретились с нами. Будем ждать вас в Москве.

          

     Биографическая справка

     Король Иорданского Хашимитского Королевства Абдалла II - старший сын короля Хусейна и королевы Муны (урожденной Тони Гардинер, дочери британского офицера) - родился в Аммане 30 января 1962 года.

     1963-1965 гг. - наследный принц.

     25 января 1999 года незадолго до своей смерти король Хусейн вновь официально провозгласил старшего сына наследным принцем.

     С 7 февраля 1999 года Абдалла II - король Иордании.

Общество Ежедневник Стиль жизни Общество СМИ и соцсети В мире Ближний Восток Иордания
Добавьте RG.RU 
в избранные источники