Новости

22.10.2003 02:00
Рубрика: Власть

Границы нет и еще долго не будет

По существу, на сегодняшний день не сделано практически никаких серьезных шагов, не считая того, что стороны согласились лишь с созданием неких зон ответственности у своих берегов, да и то границы которых еще предстоит обсуждать. В этом, пожалуй, и состоит весь прогресс пятилетних переговоров. Поскольку позиции оппонентов далеки от сближения и "цена вопроса" очень велика, трудно ожидать каких-то прорывов. А значит, обсуждение может длиться годами, возможно, и десятилетиями, ни о каком скором согласовании правового статуса Азовского моря и Керченского пролива, а следовательно, и установлении границы между государствами на Черном море речи пока не идет.

Как известно, Керченский пролив - единственный естественный выход из Азовского моря. Движение судов по нему в настоящее время организовано по двум трассам: Керчь-Еникальскому каналу - КЕК (проходит вблизи Крымского побережья, находится полностью под управлением Украины) и российским фарватерам N 50 и 52. КЕК - самый глубоководный путь (проходная осадка судов до 8 м), стоимость прохода по нему рассчитывается по ставкам Украины и примерно в два раза превышает стоимость прохождения судов по мелководным фарватерам N 50 и 52 (с проходной осадкой до 3 м), которая рассчитывается по российским ставкам как для судов каботажного плавания.

При проходе судов Керченским проливом между российской и украинской сторонами возникают претензии, касающиеся, по заявлению Украины, использования Россией украинских вод в Керченском проливе. Интересно и то, что довольно часто возникают случаи, когда обе стороны выставляют счета за проводку одного и того же судна. Российским Минтрансом неоднократно поднимался вопрос о создании совместного предприятия по организации движения судов в Керченском проливе и Азовском море, что, по его мнению, исключило бы односторонние несогласованные действия. Однако украинская сторона выступает против такого предложения, претендуя на преимущественное использование Керченского пролива. Рассматривая вопрос о правовом статусе Керченского пролива, ряд политиков заостряют особое внимание на государственной принадлежности острова Тузла, расположенного между Керченским и Таманским полуостровом. В историческом плане этот остров являлся косой, был продолжением суши Таманского полуострова. В 1925 г. приблизительно в середине косы был прорыт канал для прохода рыбацких лодок. В последующем в результате штормов на месте канала образовалась более широкая промоина и коса Тузла стала фактически островом.

В соответствии с нормами международного права, за исходную точку для разграничения территориального моря по методу срединной линии между Россией и Украиной рассматривается точка, расположенная на линии, соединяющей входные в Керченский пролив мысы Кыз-Аул (Крым) и Железный Рог (Россия). Украинская сторона настаивает на том, чтобы исходная точка располагалась на середине соединительной линии, а российская сторона - на пересекающей эту линию оси системы разделения движения судов, проходящей вблизи от Крымского побережья. Споры продолжаются.

Что касается определения правового статуса Азовского моря и Керченского пролива, то в данной ситуации о применении вышеназванного метода говорить не приходится, ведь налицо "исторический" характер использования моря Россией, иные особые обстоятельства - например, в Керченском проливе существует лишь один глубоководный проход в открытое море.

В основу сегодняшних переговоров между сторонами взята договоренность, достигнутая в феврале 1998 года между президентами Б.Ельциным и Л.Кучмой о том, что Азовское море - это внутреннее море Украины и России. Российская сторона исходит из того, что оно находится в общем пользовании России и Украины, поэтому контроль и управление за навигацией осуществляется совместными усилиями. Неоспоримый факт: Керченский пролив является во всех отношениях - географическом, природном и хозяйственном - неотъемлемой частью единой Азово-Керченской акватории. При этом с точки зрения правового режима, море должно считаться внутренними водами России и Украины без какого-либо разграничения между ними морских пространств.

Позиция Украины противоречива: с одной стороны, она соглашается с необходимостью сохранения статуса внутренних вод Азовского моря, с другой - настаивает на разграничении Азовского моря и Керченского пролива "для определения пределов суверенитета прибрежных государств". Более того, ссылаясь на существование обозначенных ранее межобластных административных границ, заявляет о принадлежности акватории Керченского пролива Украине.

В Статье 2 Договора о дружбе и сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерации и Украиной от 31 мая 1997 года говорится, что Высокие Договаривающиеся Стороны "... уважают территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость существующих между ними границ". Согласно нормам международного права границей прибрежного государства на море является "внешняя граница его территориального моря, а границей с соседним государством - боковая граница территориального моря, установленная по договоренности между такими государствами".

Всерьез необходимость привлечения к проблеме высоких государственных мужей назрела лишь два года спустя после заключения договора. Постановлением российского Правительства в декабре 1999 года под руководством посла по особым поручениям МИД РФ В. Кузнецова создается переговорная группа по вопросам правового статуса Азовского моря и Керченского пролива. С тех пор вот уже на протяжении нескольких лет переговоры с переменным успехом проводятся поочередно то в Москве, то в Киеве.

История знает много прецедентов, подобных территориальному спору между Россией и Украиной. Международное право признает разграничение территориального моря между государствами с "противолежащими или смежными побережьями по принципу срединной линии". В статье 15 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. говорится, что "при отсутствии соглашения об ином ни одно государство не вправе распространять свое территориальное море за срединную линию". Однако это положение не применяется, если в силу исторически сложившихся правовых оснований или иных особых обстоятельств необходимо разграничить территориальное море иным образом. Международный суд в Гааге еще в 1969 г. в деле о Северном море признал, что метод равноудаленности не является единственным в международном морском праве, и взамен его выдвинул правило равноправных принципов. Отступление от метода равноудаленности вновь было предпринято в деле Туниса-Ливии в 1982 г., в деле о заливе Мэн между Канадой и США в 1984 г. и др. Из примерно 130 соглашений между государствами по разграничению морских пространств лишь в 40 процентах случаев в той или иной мере использовался метод срединной линии.

В последнее время все активнее слышны претензии Украины, отказывающейся согласиться с использованием нашей стороной фарватеров N 50 и 52 и все категоричнее ее заявления о расположении обходного канала в украинских водах. В этой-то связи и возникает необходимость постановки вопроса о территориальной принадлежности косы Тузла России, ведь только это решение позволит узаконить принадлежность России обходного канала в Керченском проливе (фарватеров N 50 и 52). В противном случае передача косы Украине лишит Россию самостоятельного прохода-сообщения между Черным и Азовским морями и вынудит выполнять проход российских судов через Керченский пролив по водам Украины.

Украинская сторона сложившуюся ситуацию понимает по-иному. Ссылаясь на административно-территориальное деление бывшего СССР (нота МИД Украины от 16.11.99), она настаивает на том, что "украинско-российская граница в Керченском проливе существовала еще во времена СССР", и в одностороннем порядке фактически установила такую границу.

В ответной ноте МИД России выразил несогласие с подобным трактованием прошлого административно-территориального деления, указав на то, что такое деление вводилось и менялось сугубо в административных и хозяйственных целях в рамках одного государства, тем более применительно к морским акваториям. Последние оставались в общем пользовании бывших советских республик, даже в случае обозначения на отдельных картах тех или иных линий, показывающих административную принадлежность прилегающих частей суши. Далее подчеркивалось, что после распада СССР все вопросы, относящиеся к правовому статусу Керченского пролива и режиму его использования, могут быть решены только в результате переговоров между Российской Федерацией и Украиной как двумя суверенными государствами, ставшими правопреемниками СССР.

Таким образом, проблем более чем достаточно и сторонам необходимо как можно скорее прийти к взаимоприемлемому решению. Представляется, что в сложившейся ситуации первостепенной задачей является достижение договоренности о совместном контроле и управлении любой деятельностью в этом регионе. Ведь потери могут быть гораздо ощутимее приобретений.

Власть Работа власти Внешняя политика Законодательная власть Госдума Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край Спор вокруг косы Тузла
Добавьте RG.RU 
в избранные источники