05.11.2003 04:00
    Рубрика:

    Берлускони начал с Достоевского

    Последним визит в Рим можно считать не только из-за вынужденного увлечения внутренней политикой на ближайшие полгода. Помимо госвизита Владимира Путина в Италии ждет также саммит Россия - ЕС. Последний, который пройдет в старом составе. Уже через шесть месяцев в подобном мероприятии, но с новым председателем будут участвовать страны, признанные достойными войти в единую Европу.

    Пожалуй, именно расширение станет основной, но не самой приятной темой саммита. У Москвы на этот счет есть масса претензий к Евросоюзу. С тех пор как "российская проблема" - расширение ЕС - была озвучена европейцами, Москва пыталась достучаться до Старого Света, объясняя, что совместными усилиями неплохо было бы сгладить негативный эффект для России от изменения границ Евросоюза - как нормативно-правовой, так и экономический. "Новички" уже забросали нотами о денонсации тех или иных соглашений, не соответствующих требованию членства в ЕС. Вопрос квот и тарифов и антидемпинговых процедур тоже не за горами. Владимир Путин, рискуя прослыть не слишком гостеприимным хозяином, критиковал за это европейцев на прошлом саммите в окрестностях Санкт-Петербурга. Во вступительном слове он много говорил о проблемах взаимного доступа на рынке ряда товаров и услуг, необоснованного субсидирования Евросоюзом экспорта сельхозпродукции, чинимых препятствиях вступлению России в ВТО, а также и о Калининградской области.

    С тех пор мало что изменилось. Разве что у Евросоюза появился аргумент: расширение ЕС - дело ближайшего будущего. Так что махать кулаками после драки лучше не надо, все само как-нибудь устаканится. В ЕС, видимо, понимают, что Россия вряд ли воспользуется украинским ноу-хау и не подаст, как Киев, заявку на возмещение ущерба от расширения ЕС, оцененного, кстати, не в такую уж и большую сумму - 500 млн. евро. Но Москва на этом саммите может поразмышлять вслух о статусе нового органа взаимодействия с ЕС - постоянного совета партнерства.

    Впрочем, у Евросоюза и без российских претензий хватает проблем. Членство новых стран только добавляет внутренних противоречий. И все это на фоне предстоящего принятия общей конституции, политические консультации по которой должны быть завершены до конца текущего года, а сама она - появиться в качестве основного европейского закона до назначенных на 13 июня 2004 года выборов в Европарламент. Франция, Германия и недавно примкнувшая к ним Великобритания выступают за введение в Европе сразу двух ключевых постов: президента и председателя Европейской комиссии. Несмотря на увеличение количества стран - членов ЕС до 25, они предлагают ограничить состав ЕК пятнадцатью членами. Австрия, Польша и Испания, а также ряд небольших стран Евросоюза опасаются усиления роли крупных государств в случае принятия конституции в таком виде. Они предлагают ввести в ЕК по одному комиссару от каждой страны.

    Не все гладко и с той частью конституции, в которой говорится о создании обещеевропейских оборонных структур. Например, Польша считает такую гипотетическую возможность конкурентом НАТО. Зато Франция, нахлебавшаяся с Ираком и США, настаивает на внесении подобных формулировок в Конституцию. И этот вопрос также будет обсуждаться на саммите Россия-ЕС, равно как и в ходе последующего визита Владимира Путина в Париж. Не исключено, что Москва поддержит инициативу Жака Ширака. Обоюдные претензии на союзнические отношения между Россией и Францией (правда, не закрепленные ни одним документом) дают некоторую свободу маневра Москве. Кажется, почти все крупные страны Европы уже побывали в роли проводников интересов России в то или иное время, в зависимости от того, в каком вопросе им требовалась поддержка Москвы, и, похоже, теперь настала очередь Франции.

    Помимо лоббирования вступления России в ВТО или ликвидации последствий расширения ЕС, Москву сильно волнует визовый вопрос. В Кремле отдают себе отчет, что создание безвизового пространства - долгосрочная задача. Германия уже пообещала упростить порядок выдачи виз ученым и студентам. С одновременной коррекцией их стоимости. Примерно те же "декларации о намерениях" были озвучены и Италией во время поездки Путина на Сардинию. Но жесткую позицию со всеми прелестями в виде реадмиссии занимают скандинавские страны.

    Как отмечают эксперты, самыми продвинутыми темами диалога России и ЕС являются культурные вопросы и создание единого экономического пространства. О недавней инициативе перевести все взаиморасчеты за энергоносители в евро, видимо, говорить не будут - слишком вопрос сложный. Впрочем, остальные также не отнесешь к категории простых.

    На один из вопросов, которые будут обсуждать вместе с Россией европейцы, - как вам понравилась Италия в качестве председателя ЕС? - у Москвы, похоже, уже есть ответ. Частота контактов между руководителями двух стран говорит сама за себя. В Европе, правда, к премьер-министру Италии Сильвио Берлускони несколько "специфическое" отношение. Но с Владимиром Путиным у Берлускони как-то сразу заладилось. По крайней мере, итальянский премьер, какими бы мотивами он ни был движим, сделал немало для пусть все еще робкой, но интеграции России в мировое сообщество. И надо думать, что вчерашним совместным ужином Путина и Берлускони остались довольны обе стороны.

    Два лидера обсудили итальянский опыт создания так называемых промышленных округов с целенаправленной господдержкой нуждающихся в этом регионах. Может, именно поэтому в российской делегации сразу несколько губернаторов, включая президента Татарстана Шаймиева и главу Рязани Любимова.

    Вместе с российским Президентом прибыли и бизнесмены, у которых должны быть заключены солидные контракты с итальянскими коллегами в ближайшее время. По некоторым данным, среди них фигурирует Олег Дерипаска, готовый договориться с "ФИАТом" по дизельным двигателям на легковые авто. Источники в Москве отказались "огласить весь список" бизнесменов, сославшись на то, что "тех, кого хотели бы увидеть журналисты, в Риме не будет". Впрочем, даже если бы и были, никакого подобия скандала не случилось бы. Берлускони хорош для Москвы еще и тем, что, как правило, не задает "нескромных" вопросов. И с пониманием относится к российским национальным особенностям. Недаром он слывет любителем Достоевского и даже написал предисловие к двухтомнику, выпущенному его издательством.