Новости

20.11.2003 01:10
Рубрика: Власть

Консервативная идея обязательно найдет сторонников в России

Лидер Консервативной партии России Николай Богачев - о своем видении государства и общества

Поиск перспективных политических идей - действительно большая проблема, и не только российская. Но вполне преодолимая, если этим будут заниматься не только представители СМИ, политтехнологи и аналитики, но и сами политики. А, как известно, новое - это хорошо забытое старое.

Русский консерватизм существовал и активно развивался до октября 1917 года прошлого столетия. Имел своих многочисленных приверженцев и идейных вдохновителей. Но большевики разрушили это политическое течение вместе с самодержавием и нарождающимся отечественным капитализмом. Теперь, по нашему мнению, пришло время восстанавливать старые добрые буржуазные ценности.

Представляем новое лицо в российской политике - лидера Консервативной партии России (КПР) Николая Богачева. Ранее он работал в Министерстве иностранных дел, а затем возглавлял преуспевающую нефтяную компанию в Ханты-Мансийском АО.

- В политику вы пришли совсем недавно из бизнеса. Что заставило сделать такой выбор в нынешней непростой ситуации во взаимоотношениях бизнеса и власти?

- Деньги позволяют осуществлять новые проекты, создавать что-то новое. Самое интересное в жизни - что-то создавать самому. Но участие в деятельности КПР для меня больше, чем просто политический бизнес-проект. Это возможность реализовать свои убеждения, свои возможности для улучшения жизни граждан нашего государства.

Политикой должны заниматься состоятельные люди. И дело не только в банальном "воровать меньше будут", а в том, что у людей, состоявшихся в бизнесе, более зрелые взгляды на общественные взаимоотношения, на отношения власти и общества.

Сегодня у нас в стране очень не хватает нормального диалога между представителями власти и бизнеса. Бизнес как бы нелегитимен, принято считать, что за ним не стоит электорат, а только деньги, поэтому мнение предпринимателей можно не брать во внимание. Они якобы только стремятся карманы набить и свалить из страны, а на народ им наплевать. Считается, что российское бизнес-сообщество - это кучка олигархов. Но это давно не так.

В России уже много людей, которые начали свое дело с нуля, создали производства, честно заработали капиталы и никуда не собираются уезжать, а стремятся сделать жизнь нормальной у себя на родине. Не участвуя в политике, это невозможно. Но большинство наших состоятельных и обеспеченных людей на дух не переносят российского политиканства - коррумпированного, глупого, недальновидного и т. д. Вот, собственно, главная задача российской Консервативной партии - стать объединением таких успешных личностей, стать примером цивилизованного политического процесса.

- Но ведь бизнес - это удел талантливых одиночек. Как же их можно объединить, на каком основании?

- В Великобритании уже несколько веков существует Консервативная партия, в США правит Республиканская партия, отстаивающая консервативные позиции. Эти партии отстаивают интересы крупного капитала, который, в свою очередь, заинтересован в сильном государстве, спокойной, без потрясений, жизни его граждан, в стабильности.

Сильное социально ориентированное государство - основа консерватизма. Вот на этой основе и стоит объединяться.

- Каким вы видите электорат отечественной Консервативной партии?

- По данным прошлогодней переписи населения, 1 миллион россиян являются работодателями, 2 миллиона - индивидуальными предпринимателями, 400 тысяч живут на доходы от ценных бумаг, а 200 тысяч - от сдачи в аренду своего имущества. Итого - 3 миллиона 600 тысяч человек, которым реально есть что терять. У каждого из них есть родные и близкие. Итого уже как минимум 10 миллионов. Это российский средний класс, численность которого год от года растет. На этих людей мы рассчитываем опираться. Они не боятся таких слов, как "частная собственность", "буржуазия", "капитализм", неприязнь к которым в нас вдалбливали 70 лет коммунисты.

- Но, как правило, средний класс не голосует или голосует "против всех"...

- В России еще не было политической силы, за которую бы с готовностью мог отдать свои голоса средний класс. Есть "красные реакционеры" из КПРФ, есть партии для люмпенов, есть правые политические структуры с невнятной идеологией, есть партии административного ресурса.

Мы постараемся предложить вспомнить людям, что такое консервативная идеология. Это понравится, я уверен. Никому не может не нравиться спокойная возможность зарабатывать и жить нормально. Никому не нравится жить в стране третьего мира.

- И вас не пугают печальные примеры походов во власть некоторых наших олигархов?

- Я совершенно открыто занимаюсь политикой, я не покупаю партии, не покупаю депутатов, не скрываю своих взглядов и целей. Наши олигархи, вкладывая деньги в политику, совершали одну и ту же ошибку - они пытались создать карманные партии, послушные кабинеты министров и даже кремлевские администрации. Другими словами, подчинить своей воле уже существующих профессиональных политиков или посадить на власть своих топ-менеджеров, оставаясь в тени в роли кукловодов. То есть поступали привычно, как захватывали собственность в эпоху дикой приватизации начала 90-х. Это путь в никуда. Рано или поздно такие карточные домики должны были рассыпаться. Им всем мешала плохая кредитная история, при наличии которой политикой лучше не заниматься. Никто из наших крупных бизнесменов не стремился к взаимовыгодному диалогу с властью, все ограничивалось принципом: ты - мне, я - тебе. Все стремились воровать вместе, но никто еще не пробовал строить сильное государство совместными усилиями. Мы попробуем.

- Вы не позиционируете КПР - партию бизнеса, партию среднего класса - как оппозицию существующей власти?

- У нашей партии есть внятные принципы, есть манифест развития. В России политика пока мешает развитию экономики. А должен быть симбиоз, в результате чего цивилизованно развиваться должен в первую очередь частный капитал - это основа благосостояния любого общества, это прописные истины.

Понятно, что действия нынешней власти по большому счету во многом объясняются нежеланием возврата в СССР, неприятием "красных реакционеров", влияние которых еще очень сильно в обществе. И перед КПР стоит задача отнять большую часть электората у КПРФ с помощью веками проверенной идеологии консерватизма.

С властью всегда обо всем можно договориться, найти общие принципы, причем все это не только реально, но и, поверьте, не так уж сложно.

- Вы полагаете, что идеология Консервативной партии Великобритании или Республиканской партии США приживется на российской почве?

- В России очень много честных людей, но они не востребованы в нынешних условиях, когда ценятся совсем другие качества. Таким людям всегда был и будет близок здоровый консерватизм. Не возврат в Страну Советов, а сохранение того, что уже нажито за то короткое постсоветское время - свобода слова, свобода передвижения по миру, право собственности и т. д.

КПР выросла из диссидентского движения. До определенного времени она была партией протеста, ее члены понимали, что что-то не так в современной жизни, но мало что могли предложить. Мы работаем над тем, чтобы сформировать партию нового типа, выработать внятную идеологию, объединить людей, имеющих созвучные нам взгляды. Сейчас же я могу сказать, что мы вполне зрелая партия и у нас есть не только манифест, но и вполне реалистичная программа.

Существующие во всем мире консервативные партии придерживаются единых принципов, но методы их воплощения, безусловно, разные. Сравнить это можно с поездкой на хорошем автомобиле по хай-вею или по деревенскому проселку. Ваша машина будет ехать, но вы, как водитель, выбираете разный стиль вождения. Те принципы, которые мы исповедуем, обязательно будут востребованы обществом. Это уже сейчас показывают серьезные социологические исследования.

- Представим, что КПР уже у власти. Ваши первоочередные действия?

- Должна быть реально проведена амнистия капиталов, деньги должны вернуться в Россию и работать здесь. Необходимо объявить - мы прощаем капиталы, мы прощаем бизнес, нам неважно, каким образом были заработаны миллионы. Но люди, запятнавшие себя нечестным поведением в бизнесе, не должны занимать руководящие посты в государстве. Скажем, в США, если компания подверглась искусственному банкротству, то ее президент, извините, волчий билет получит. То же касается и чиновников, мы обещаем не преследовать за нечестно нажитый капитал, мы начнем с чистого листа, но ваша личная история имеет значение: обман общества - тяжелое преступление.

Необходимо защитить частную собственность, сделать ее конституционной нормой, освободить торговлю и привыкнуть к тому, что обещания надо выполнять. Рубль должен быть обеспечен ресурсами, но курс может быть плавающим.

У нас армию и спецслужбы долгое время заставляли обслуживать лишь интересы армии чиновников. Это надо изменить. Армия и спецслужбы должны стать высокооплачиваемой элитой общества, чтобы стать основой сильного государства.

У нас нет последовательной внешней политики и сформулированных национальных интересов, без чего существование сильной державы невозможно. Их надо сформулировать и последовательно претворять в жизнь.

Разговоры о необходимости развития малого и среднего бизнеса в нынешней России ведутся с не меньшей интенсивностью, чем в советские времена об увеличении привесов и надоев. От слов уже давно надо переходить к делу.

- В общем и целом вы мыслите КПР как партию ударников капиталистического труда?

- Кто-то должен сказать, что дальше невозможно развиваться по нынешним принципам, наше общество неэффективно, наша экономика отсталая. Должны прийти новые люди с новыми взглядами и идеями. Они есть, их уже много.

У меня нет сомнений, что все политические силы страны - от Президента до последнего кандидата в депутаты Госдумы - хотят, чтобы в России жилось как можно лучше как можно большему числу людей. Чтобы это случилось, государство должно создать условия для вовлечения десятков миллионов россиян в экономику. Сделать их совладельцами больших компаний или собственниками маленьких. Максимально упростить процедуру регистрации предприятий. Избавить общество от тотальной коррупции госчиновников и всех разновидностей судебной власти.

Я убежден, что капитализм в отличие от социализма надо строить, прилагая немало интеллектуальных, финансовых и иных усилий. Вот этим и будем заниматься.

Власть Работа власти Внутренняя политика Партии